Ала качуу. Юрист Нурбек Токтакунов и мама Айзады Канатбековой о том, как изменить ситуацию
KG

Ала качуу. Юрист Нурбек Токтакунов и мама Айзады Канатбековой о том, как изменить ситуацию

Все самое интересное в Telegram

5 апреля 2021 года похитили для принуждения к браку 27-летнюю Айзаду Канатбекову. Похититель изнасиловал, а затем убил девушку. Похожая история произошла три года назад - тогда погибла 19-летняя Бурулай Турдалы кызы.

Редакция Kaktus.media обсудила проблему ала качуу с адвокатом, учредителем общественного объединения "Партнерская группа "Прецедент". Также гостьей прямого эфира стала Назгуль Шакенова - мама Айзады Канатбековой.

- Нурбек, что думаете о законодательстве КР, защищающем женщину от насилия?

Нурбек Токтакунов: - К сожалению, новый Уголовный кодекс продолжает говорить, что женщина не человек. Понимаете, когда есть статья "Похищение человека" и тут же статья "Похищение женщины с целью вступления в брак", это говорит о том, что женщина, оказывается, не человек. Существование этой статьи дает вилку в законодательстве, возможность для незаконных договоренностей. Эту антиконституционную статью надо просто ликвидировать. Есть похищение человека, и все. И женщина, и мужчина - это человек. С какой бы целью ни похитили. Для вступления в брак человека не похищают. Для вступления в брак с человеком договариваются. Это может быть только квалифицирующим признаком статьи "Похищение человека". Но ни в коем случае это не должно быть якобы преступлением против семейных отношений.

- Говорили, что выделяют в отдельную статью как раз для того, чтобы ужесточить наказание.

Нурбек Токтакунов: - По факту к похищению с целью вступления в брак у общества остается снисходительное отношение. И в милиции это снисходительное отношение проявляется на практике. Поэтому они не запустили все необходимые типовые планы. Если бы, например, произошло разбойное нападение, они бы при таких условиях нашли подозреваемых за полчаса. А в этом случае сработало снисходительное отношение, что похищение с целью вступления в брак - это не такое уж страшное преступление.

- Назгуль эже, вы согласны с утверждением Нурбека, что правоохранительные органы несерьезно отнеслись к вашему заявлению?

Мама Айзады: - Да. Я сразу обратилась в милицию, написала заявление. Но они как будто издевались. Я просила: найдите мою дочь. А следователь Уларбек сказал мне: "Эже, это же ала качуу". Для них это нормальная вещь. Мол, ждите сватов. Я настаивала, говорила, чтобы искали дочь. Но никакой реакции не было. Когда они давали конференцию, Бакыт Матмусаев говорил, что 200 милиционеров искали тщательно. Но я думаю, что 5 апреля они ничего не делали. Они начали работать только 6 апреля.

Вы знаете, я до сих пор себя виню. Потому что, когда дочь мне в первый раз его фотографии показывала, я говорила, что он как маньяк. И вот я все думаю, почему не обратилась в милицию с заявлением тогда.

- Вашей вины точно здесь никакой нет. Я не уверена, что заявление, написанное в тот момент, могло как-то изменить ситуацию. Нурбек, или я ошибаюсь?

Нурбек Токтакунов: - Это видно на примере данного уголовного дела. Мы специально приобщили к делу материалы о том, что Замир в свое время изнасиловал, применил насилие в отношении другой девушки. Эта девушка тоже обращалась в правоохранительные органы, и там, в правоохранительных органах, просто сделали так, чтобы она забрала это заявление. Они с ней обращались так: мол, сама виновата, где доказательства, где факты. Вот так бы и тут происходило.

Но почему Назгуль об этом говорит сейчас? Потому что защита обвиняемых в похищении сейчас все время упорно задает вопрос: "А почему вы в свое время не обратились в правоохранительные органы?"

Поэтому мы с Назгуль обращаемся ко всем девушкам, их родным: если вам угрожают, не бойтесь заявлять в милицию. Потому что только через такую практику можно повернуть мышление общества. Надо работать и с милицией. Но прежде всего женщины должны не бояться говорить о таких случаях.

Если в ухаживании мужчины появляются признаки агрессии, надо обязательно обращаться, ставить в известность правоохранительные органы. Когда такие обращения станут повседневными, тогда мы поломаем мышление, общественные стереотипы.

- Давайте все-таки еще раз уточним. Если девушка сталкивается с потенциальной угрозой. Если парень, может быть, бывший муж, может быть, человек, который считает себя ухажером, угрожает, то девушка вправе написать заявление, и милиция обязана его принять.

Нурбек Токтакунов: - Да. Потенциальная угроза - это достаточное основание для того, чтобы обратиться с заявлением об этих угрозах. Даже ваше мнение, даже если вам показалось, все равно надо обратиться. И милиционеры обязаны принять меры, проверить эти факты, поработать над этим делом. И практику нужно менять непосредственно такими обращениями.

- Почему я так настойчиво задаю этот вопрос. Потому что очень часто нам звонят женщины и рассказывают, что они обратились в милицию по поводу того, что им угрожают. А им в милиции ответили: "А чем мы можем помочь? Обращайтесь, когда убьют".

Нурбек Токтакунов: - В таких случаях надо фиксировать по возможности все и оспаривать их действия в судебные органы, в прокуратуру. Это и для юристов будет практика. Лично я, как представитель юридической компании, готов работать с такими обращениями.

- Назгуль эже, на ваш взгляд, за то время, которое прошло с этой невообразимой трагедии, в обществе, в правоохранительных органах что-то поменялось?

Мама Айзады: - Пока ничего не поменялось.

Нурбек Токтакунов: - Это прецедент, что все-таки их осудили по статье именно "Похищение человека", а не по статье "Похищение женщины с целью вступления в брак". И вот шесть человек сидят, и в обществе все-таки уже эта мысль пошла, что похищение, ала качуу - это самое настоящее преступление, за которое будешь сидеть семь с половиной лет.

- По этому факту было два дела: одно собственно по похищению и второе - по милицейской халатности, которая привела к смерти Айзады. По похищению приговор был озвучен. А что с делом по халатности?

Нурбек Токтакунов: - По халатности заволокитили, по сути, они это дело прекратили. А это однозначно халатность, которая заключается в том, что 5 апреля рано утром от непосредственного свидетеля в милицию поступает сигнал о похищении. Правоохранительные органы изымают видео, на котором видно марку и номера машины, конкретные лица. Но 7 апреля покойников находят пастухи. Они даже покойников сами не смогли найти. Тут налицо халатность.

Они оправдываются тем, что якобы они 200 человек задействовали. Это вранье, доказано документально. Но даже если это правда, это же еще хуже. Они не стесняясь говорят: мы 200 человек задействовали и не нашли никого по видео и по номерам машины. У нас есть камеры "Безопасного города". Как раз по дороге в Беш-Кунгей, по которой они ехали, постоянно стояли милиционеры. Зачем тогда они вообще нужны? За что мы платим налоги? За что им присваивают звания генералов?

Знаете, кого мы на самом деле сейчас ищем? Мы ищем того генерала или полковника, который на одном из оперативных совещаний сказал: если будет ала качуу, то типовые планы - ориентировку личного состава, перехват - не задействовать. И вот этого человека и нужно привлечь к ответственности. Потому что это не то что преступная халатность, это злоупотребление, превышение служебных полномочий. А может быть, даже состав более тяжких преступлений.

- К нам в редакцию обратилась женщина. Бывший муж ей угрожает, он ее бьет и преследует. При этом милиционеры ей говорят: давайте заведем дело, и мы его посадим. Она не хочет его сажать, потому что это отец ее детей. Она просто хочет, чтобы он оставил ее в покое.

Нурбек Токтакунов: - Уголовный закон так и пишется, чтобы наказание было соразмерно и оно приносило пользу обществу. Есть целый набор различных видов наказаний. Есть условное применение, есть исправительные работы. И роль судьи - принять взвешенное решение, чтобы не пострадала семья. Важно, чтобы появилась практика. А для того чтобы настоящая практика появилась, надо, чтобы девушки и женщины шли до конца. Когда девушкам и женщинам говорят, что его посадят и вам же будет хуже, они немного сгущают краски специально.

Установка должна быть твердой: если применено насилие, значит, этим должны заниматься правоохранительные органы. Очень много случаев семейного насилия, но очень мало прецедентов в судебной практике, потому что очень часто женщины и девушки не доводят дело до конца.

В ООН есть международный орган по дискриминации в отношении женщин - СИДО называется. Туда можно обращаться, если вы исчерпали все возможности национального закона. Вот столько случаев насилия, до убийства доходит - муж жену закопал, сжег и прочее. Но практически ни одного случая в СИДО нет. Потому что невозможно исчерпать все возможности здесь.

Я тоже в таких делах участвовал и также не мог довести их до конца, потому что в самый важный момент, когда нужно представить материалы в суде, женщина отступает. И здесь ничего не сделаешь. Это та ситуация, когда женщине может помочь только сама женщина. Как юрист я показываю, как и что можно сделать, показываю только дорогу. Свобода женщин - дело рук женщин, они должны быть главным импульсом в этом деле. Если они проявят этот импульс, тогда появится практика.

- А что сейчас происходит на практике?

Нурбек Токтакунов: - Расскажу вам дело, когда муж засадил жену в психиатрическую больницу, чтобы забрать детей и имущество. Он был одним из высокопоставленных людей и так решил свои вопросы. Ее родственники пришли ко мне домой ночью с просьбой помочь им идти против беззакония. И именно эти родственники потом способствовали их примирению, чтобы они снова жили вместе. И этому делу не был дан ход, и я просто завоевал врагов в этой государственной системе.

- До трагедии с Айзадой был случай с Бурулай. Что-то изменилось после этого?

Мама Айзады: - Случай с Бурулай не стал для них уроком.

Нурбек Токтакунов: - Вот если бы после случая с Бурулай приняли меры к этим генералам, полковникам, министрам, начальникам ГУВД - хотя бы в отставку они ушли, привлекли бы к суду именно их за халатность, - то тогда Айзада осталась бы жива. Тогда бы в милиции уже не было снисходительного отношения. Именно потому, что после случая с Бурулай никто не пострадал из высокопоставленных лиц, пострадали дежурные, следователи, опера, причем какие-то из них потом даже восстановились обратно в правоохранительных органах - ничего не изменилось. Это и дало милиции возможность думать, что ала качуу - это ничего серьезного. И потому погибла Айзада.

- И как менять ситуацию?

Нурбек Токтакунов: - Мы решили создать фонд. Это Назгуль сказала, что не хочет, чтобы такое произошло еще с кем-то. Если милиция не расследует, нам остается мобилизовать ресурсы общественности, мы хотим собрать средства, привлечь расследователей для того, чтобы доказать, что они ответственны за эту халатность. Назгуль и Бактыгуль - тетя Айзады - будут заниматься именно просветительской деятельностью.

Главный нерв в моей юридической деятельности - показать, что государство существует для человека, а не человек для государства.

У нас в законе все прекрасно с этим. В законе существует специальное положение, которое называется "презумпция виновности власти". В уголовном правосудии действует принцип презумпции невиновности, который означает, что когда система преследует человека, то она должна собрать доказательства и доказать его вину. А в случае когда личность предъявляет обвинение государственной системе, государственная система должна доказать, что она невиновна. Что все ее действия были правильными.

Наш данный случай тоже один из тех, когда мы, личности, вынуждены выступать против МВД. Махина МВД, которая натравливает на нас людей. Когда мы вышли на митинг с целью призвать к ответственности за халатность, они вышли с контрмитингом.

Но я должен сказать, что нельзя отчаиваться. Вначале очень много негативного - отказы, отказы, отказы. Но появляется один положительный прецедент, и после него практика начинает меняться. Я, например, очень много спорил по вопросу открытости бюджета. В свое время это были сотни отказов, когда мне не давали бюджет. Потом появился один прецедент, когда мне дали бюджет, и после этого сразу же пошла работа, и сейчас у нас республиканский бюджет достаточно открытый.

Цель создания фонда "Айзада" - дать почувствовать человеку, что государство для него, а не наоборот.

Вы знаете, что правоохранительные органы предлагали сделку Назгуль - предлагали предоставить жилплощадь в обмен на отзыв всех претензий. Я должен был обсудить этот вопрос с Назгуль, Бактыгуль. И они сразу сказали, что никаких сделок.

А я говорю как юрист, что в этом случае они должны и расплатиться уголовно, и квартиру дать Назгуль. Не 100 тысяч сомов, в которые они оценили жизнь Айзады. Они должны и ответить уголовным наказанием за злоупотребление служебным положением, за превышение служебных полномочий, по всем статьям Уголовного кодекса. И плюс к этому по гражданскому иску они еще должны купить ей квартиру.

Когда мы говорим, что государство для человека, они должны и получить наказание, и расплатиться по гражданскому иску. У нас такой подход.

Мама Айзады: - Вы знаете, в Балыкчы восьмого ко мне соседи пришли и сказали, что к ним два милиционера приходили в гражданской одежде и спрашивали про мою дочку. Спрашивали, какая была Айзада, выходила ли она замуж, была ли разведена. Соседи рассказали, что она никогда не была замужем. Что была очень хорошей девушкой, воспитанной. "К нам пришли такие сведения, говорят, что она была замужем. Как она себя вела?" Соседи у них спросили, зачем они это спрашивают, и им ответили, что они собирают характеристику. На мою дочку, представляете?

- Да, действительно. Еще и такая опасность есть. На девушек и родителей пытаются давить через общественное мнение.

Нурбек Токтакунов: - Эту реальность можем менять мы, сами граждане. Основное назначение нашей общественной организации "Партнерская группа "Прецедент" - это правовое просвещение. На самом деле все не так сложно, как преподносят юристы. Правовые знания сейчас так же важны, как знание технологий. Сейчас такое время, понимаете? Свобода - это очень важно. Социум - это умение отстаивать свою свободу перед лицом общественных устоев, государственных устоев. Тогда государство будет для человека. А пока человек будет вести себя как овца какая-то, он будет просто членом стада. И это государство будет понукать человеком, а когда нужно, пустит на мясо, образно выражаясь.

Понимаете, каждый человек должен учиться защищаться. Поэтому главная наша задача, моя задача - правовое просвещение.

- Давайте еще раз расскажем обществу, что мы, каждый из нас в отдельности и в целом, можем сделать, чтобы изменить ситуацию. Вот пусть чуть-чуть, но изменить.

Нурбек Токтакунов: - В конкретном случае, который связан с насилием над женщиной, дискриминацией женщин, мы создаем этот фонд. Он будет называться "Айзада". Прежде всего мы хотим сформировать наблюдательный совет, который будет следить за правильным и эффективным расходованием собранных средств. В нем нужны авторитетные, известные люди. Я приглашаю в него известных, авторитетных людей, женщин, мужчин. Раз уж государство само не хочет над этим работать, мы заставим его работать через этот фонд. Мы сами проведем расследование, привлечем расследователей, представим общественности.

- Назгуль эже, Нурбек говорит как юрист. А вы как мама как думаете, что может сделать общество для того, чтобы такие истории не повторялись?

Мама Айзады: - Благодаря Нурбеку мы не стоим на месте. Мы чуть-чуть хотя бы продвигаемся. В Первомайском суде выиграли. Сейчас надеемся, что и в городском суде тоже выиграем. Нурбек нам хочет помочь, фонд открыть, назвать его "Айзада Канатбекова". Я хочу помочь девушкам, протянуть руку, чтобы они не попадали в такие ситуации (плачет). Чтобы мы их страховали. Чтобы родные понимали и поддерживали своих девочек. Чтобы никто не повторил судьбу Айзады.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/451642