Лингвист Жийдегуль Семенова: Эксперта по делу Киркорова тоже сильно критиковали
KG

Лингвист Жийдегуль Семенова: Эксперта по делу Киркорова тоже сильно критиковали

Все самое интересное в Telegram

Редакция Kaktus.media вместе с юристом Акматом Алагушевым подняла вопрос о лингвистической экспертизе. Основная проблема в том, что сегодня можно с уверенностью сказать: выводы эксперта зачастую лежат в основе приговора либо решения суда. При этом проводятся экспертизы неправильно. В качестве примера Алагушев привел экспертизы лингвиста Жийдегуль Семеновой. Она дала ответ по данной публикации.

Прежде чем его читать, советуем ознакомиться с самим материалом по ссылке.

Лингвист-эксперт управления лингвистической, религиоведческой, психологической экспертизы, кандидат филологических и наук Жийдегуль Семенова

- Отрадно, что в Кыргызстане начинают обращать внимание на проблемы судебно-лингвистической экспертизы. В нашей республике направление судебной экспертизы находится в процессе формирования и развития.

До появления в 2016 году отдела лингвистической экспертизы при Центре судебных экспертиз судебные лингвистические исследования делали преподаватели вузов, школьные учителя. По результатам их исследований заказчикам предоставлялись лишь справки.

Поначалу специалисты нового отдела лингвистической экспертизы давали заключения не экспертов, а специалистов, так как не обладали сертификатами компетентности. В настоящее время все наши эксперты подтвердили свою квалификацию на занятие судебно-экспертной деятельностью сертификатом компетентности.

В последние годы на экспертов обрушился вал материалов досудебного производства, гражданских дел. Сейчас практически нет дел о клевете, оскорблении, защите чести, достоинства и деловой репутации, возбуждении национальной, религиозной, региональной вражды, призывах к экстремистской деятельности, по которым не назначалась бы лингвистическая экспертиза.

Можно сказать, что назрела потребность в лингвистических исследованиях.

В этой связи отдел был преобразован в управление лингвистистической, религиоведческой и психологической экспертизы Государственной судебно-экспертной службы при Минюсте КР.

Мы широко используем опыт научно-исследовательской и научно-методической работы российских экспертов.

Тем не менее перед нами стоит задача разработки собственных методов и приемов, технологий лингвистической диагностики текстов. К счастью, была утверждена и на стадии защиты тема моей докторской диссертации "Основы лингвистической экспертизы в кыргызском языке".

Эта тема приобретает актуальность в связи с тем, что основная часть материалов для исследований представлена на кыргызском языке.

Вызывает удовлетворение то, что адвокаты, в частности Акмат Алагушев, начинают вникать в вопросы судебно-лингвистической экспертизы.

Перед нами остро стоит проблема разграничения лингвистического и юридического уровней.

Нечеткость и неопределенность в трактовке понятий в текстах законодательства и юридической литературе способствуют субъективности и нечеткости их толкования в правоохранительной практике. Успех лингвистической экспертизы зависит от корректности вопросов, поставленных перед экспертами-лингвистами.

При проведении экспертизы мы руководствуемся Законом КР "О судебно-экспертной деятельности". Наши выводы основаны на внутреннем убеждении, сформированном по результатам исследования.

Бывают и экспертные ошибки, вызванные объективными и субъективными причинами.

Для таких случаев закон предполагает назначение повторной, комиссионной экспертизы. Даже в России, где, казалось бы, уже сформированы методология и методы судебной лингвистической экспертизы, то и дело разгораются дискуссии относительно экспертиз по нашумевшим делам.

Неоднозначную реакцию экспертного сообщества вызвало заключение профессора А. Н. Баранова - признанного авторитета в области лингвистической экспертизы - по делу Филиппа Киркорова.

Для улучшения качества экспертных исследований мы на постоянной основе осуществляем взаимное рецензирование. Приветствуем, что Акмат Алагушев использовал возможность внешнего контрольного рецензирования экспертного заключения с привлечением независимых специалистов. К слову, этика научного сообщества предполагает предварительное ознакомление эксперта с рецензией, данной на его заключение. К сожалению, о рецензии многоуважаемых независимых российских экспертов на мое заключение я узнала от вас…

К примеру, в арбитражном суде Москвы на наше комиссионное заключение была представлена независимая рецензия, с которой нас заблаговременно ознакомили. Написав обоснование, мы выиграли процесс.

Хотелось бы сделать одно уточнение по публикации. К делу Камрана Шенвари я не имею никакого отношения. Заключение по его делу было подготовлено другим экспертом.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/438892