Акылбек Жапаров: Кыргызстану пора избавляться от комплекса бедной страны
KG

Акылбек Жапаров: Кыргызстану пора избавляться от комплекса бедной страны

Все самое интересное в Telegram

Глава Министерства экономики и финансов Акылбек Жапаров в последнее время предлагает множество идей. Многие из них вызывают неоднозначную реакцию в обществе.

А как он сам объясняет свои инициативы?

- Акылбек Усенбекович, вы согласились дать интервью из-за шквала негативной информации, которая обрушивается на вас последние дни в социальных сетях?

- К сожалению, многие граждане, в том числе те, кто формирует общественное мнение, не понимают сути наших экономических реформ. Да, эти реформы нестандартны, во многом революционны. Необходимо объяснять общественности наши действия, чтобы люди понимали, почему мы принимаем те или иные меры и к какому результату они приведут.

Что касается негатива, то обрушивается он на меня многие годы. И многие инициативы, за которые меня раньше критиковали, спустя время признавались правильными.

Я понимаю, многое, что мы сейчас делаем, затрагивает личные интересы определенного круга крупных бизнесменов, не желающих работать по закону. Возможно, они и инициируют эти акции и материалы против меня. Но если на них реагировать, мы не сможем двигаться вперед и достигать поставленных целей.

- Судя по некоторым вашим заявлениям и инициативам, складывается впечатление, что ваша задача - максимально уйти от принципа либеральной экономики, зажать по максимуму бизнес и обложить всех непосильными налогами.

- Ни от каких либеральных ценностей мы не отказываемся. Только свободный рынок способен развивать экономику.

Я начал свою трудовую деятельность с должности налогового инспектора и вырос до первого вице-премьер-министра. Не пропустил ни одну ступень. Был депутатом трех созывов парламента.

И никогда не изменял своему принципу - налогов должно быть меньше.

Сегодня мы не говорим о повышении налоговых ставок или введении новых налогов для бизнеса. Мы говорим лишь об увеличении налогооблагаемой базы. Есть два способа этого достичь. Первый - увеличить количество хозяйствующих субъектов. И второй - вывести экономику из тени. Мы должны создать условия для открытия новых предприятий и заставить платить налоги тех, кто этого не делал до сих пор.

Все должны понять, что если бизнесмен скрывает налоги, он обворовывает не государство, а своих же сограждан: врача, который его лечит, учителя своих детей, пенсионерку, которая живет по соседству.

Граждане должны понимать, что все налоги уже заложены в цене каждого товара, который они приобретают. От буханки хлеба до ювелирного изделия. Но, к сожалению, недобросовестные бизнесмены и предприниматели не доносят их до государственной казны. Это приводит лишь к еще большему социальному разрыву. Бедные становятся еще беднее, богатые за их счет - богаче. Наша задача сделать так, чтобы все налоги, по факту уже уплаченные гражданами, попадали в бюджет Кыргызстана, а не в карман недобросовестного предпринимателя.

Мы должны максимально упростить систему налогообложения. Надеюсь, нам удастся в этот раз реализовать принцип, о котором я говорю уже много лет: "Одна страна, один народ, один налог".

То есть новый Налоговый кодекс, который вводится с 1 января, направлен на то, чтобы облегчить налоговое бремя, сделать максимально простым, понятным и совершенно прозрачным фискальный надзор, где максимально исключен человеческий фактор. Но при этом налоги должны платить все. Только этот путь способен вывести страну из кризиса.

Сегодня мы больше не можем рассчитывать на внешнюю помощь. Жить в кредит больше нельзя. Если мы не хотим потерять страну, нам нужно понять, что рассчитывать мы можем только на себя.

- То есть решение дать полномочия участковым контролировать бизнес было как раз для "выведения бизнеса из тени"?

- Никогда не шла речь о том, что участковые каким-либо образом смогут вмешиваться в финансовую деятельность бизнеса. Сегодня в Бишкеке и Оше налоговая служба реализует проект "Цифровая карта дислокации субъектов". Объясню, что это значит. Цифровая карта - это электронный учет всех хозяйствующих субъектов с указанием их территориальной дислокации.

Для чего это нужно? Сегодня 50% ВВП страны дает сфера услуг и торговли. Это один из основных секторов экономики. При этом, по данным информационной базы 2ГИС, только на территории Бишкека действует 57 тыс. хозяйствующих субъектов. А по налоговой базе проходило всего 7 тыс. субъектов. Это огромный разрыв. И огромные деньги, которые бюджет недополучает.

Когда мы соберем эти налоги, то только столица получит дополнительно три миллиарда сомов. Сегодня на учет уже поставлено около 33 тыс. хозяйствующих субъектов. И эта работа продолжается.

Что же касается участия в этом проекте участковых милиционеров - их роль заключается только в том, чтобы помочь налоговикам составить эту карту. Так как именно участковые лучше всех знают, кто на их участках занимается бизнесом и каким. Более того, это разовая акция.

Кстати, в США эту работу фискальные службы в свое время проводили вместе с шерифами. Я понимаю, почему люди болезненно реагируют на эту инициативу. Платить налоги всегда неприятно.

Но если мы сегодня не научимся вести бизнес по закону, то завтра, повторюсь, мы рискуем потерять страну.

- А почему нужно было начинать именно с предпринимателей, которые работают "на земле"? А как же наши олигархи, чиновники? Опять же, и вы не самый бедный человек.

- Да, я действительно не бедный человек.

Но бизнесом всегда занималась моя жена. Думаю, если вам интересно узнать, как был заработан наш семейный капитал, она вам об этом с удовольствием расскажет.

Скажу только, что сумма налогов, которую она заплатила за последние 10 лет, превышает 1 млрд 200 тыс. сомов. При этом, подчеркну, она никогда не участвовала в государственных тендерах.

Теперь, что касается работы по контролю крупного бизнеса. Все прекрасно знают, что наш крупный бизнес давно и масштабно интегрировался в политику. Все олигархи имели свои партии, затем проходили в парламент, где лоббировали свои интересы. Алкогольная промышленность, табачная, рынок ГСМ. Эти отрасли были неприкасаемыми.

Например, алкоголь. По данным Нацстаткомитета КР, за 2020 год фактический объем производства водки и ликеро-водочных изделий составил 325 тыс. дал (декалитров), объем импорта составил 43 тыс. дал, а фактическое потребление составило 3 436 тыс. дал. Нетрудно посчитать, что объем теневого оборота составляет 3 068 тыс. дал.

Расчетная сумма акцизного налога от теневого оборота водки и ликеро-водочных изделий оценочно составляет 3 млрд сомов при фактическом поступлении 438 млн сомов за 2020 год.

То же самое с "табачкой". За 10 лет, по официальным данным, объем производства и импорта снизился с 6 млрд штук сигарет до 2,7 млрд. Вместе с тем объем контрабанды табачных изделий и их незаконная реализация по-прежнему занимают значительную долю товарооборота на внутреннем рынке. Расчетные потери бюджета по акцизному налогу от теневого оборота табачных изделий за 2019-2020 годы оцениваются до 6 млрд сомов. А если посчитать еще и другие неуплаченные налоги, НДС и налог на прибыль, то объем теневого оборота можно оценивать примерно в 10 млрд сомов.

Такая же картина на рынке ГСМ. По статистике, количество автомобилей постоянно растет, а уровень потребления ГСМ падает. И даже если принимать во внимание потребление альтернативного топлива, цифры несопоставимы. Это огромные суммы. И все это - непостроенные школы, больницы, низкие зарплаты бюджетников и нищенские пенсии наших стариков.

- Акылбек Усенбекович, поправки в Налоговый кодекс уже сейчас вызывают большой резонанс и, как правило, негативную реакцию, в частности, введение QR-кода...

- Поправки в Налоговый кодекс прежде всего касаются инструментов и фискальной политики. Основная задача - максимально упростить систему налогообложения. Повторю наш принцип: "Одна страна, один народ, один налог".

Вторая задача - перевод в электронный формат всех взаимоотношений между фискальными службами и населением. QR-код - это один из таких инструментов. Ни один товар и ни одна услуга не должны оставаться неучтенными, это с одной стороны. С другой - необходима такая система взаимоотношений, которая полностью исключает человеческий фактор, коррупционные схемы, контрабандный ввоз товаров. Сегодня недобросовестные предприниматели, вступая в сговор с такими же недобросовестными инспекторами ГНС, создают целые сектора теневой экономики.

Здесь тоже нужно наводить порядок, но только силовыми методами сделать это невозможно. Нужны новые современные подходы: "электронный склад - электронные счета-фактуры - умные контрольно-кассовые машины".

Все это давно работает в России и Казахстане. Вот вам пример. За последние годы после введения новых механизмов фискальной политики бюджет Алматы с 450 млн долларов вырос до 1 млрд 650 млн долларов. Он сравним с бюджетом всей нашей страны.

- Закон о чрезвычайной ситуации в экономике. Зачем вам нужны такие большие полномочия, которые нарушают принцип баланса власти, игнорируют парламент и, по сути, отдают в руки правительства, и в первую очередь вашего ведомства, все рычаги управления экономикой страны?

- Прежде всего хочу сказать, что у Кыргызстана есть огромный потенциал для экономического развития. У нас есть все: природные ресурсы, вода, хорошие климатические условия для развития аграрного сектора. При этом рядом с нами огромные мировые рынки сбыта - Китай и ЕАЭС. И главный наш ресурс - это люди, трудоспособное население. Все это нужно использовать: развивать промышленность, создавать рабочие места, научиться конкурировать.

Нам нужно избавляться от комплекса бедной страны

Но чтобы перейти к развитию, нужно выйти из кризиса. Сегодня мы находимся в критической ситуации. Могу сказать, что весной положение было настолько бедственным, что мы рисковали не выполнить свои социальные обязательства перед гражданами. На текущий момент у нас профицитный бюджет. Но и сейчас еще рано расслабляться.

Почему страна в целом оказалась в таком тяжелом положении? Это и мировой кризис, и, конечно же, коронавирусная пандемия, сломавшая экономику не одной страны. Но главное - системные ошибки предыдущих властей на протяжении десятилетий. Мы и не пытались строить свою независимую экономику. Мы ходили по миру с протянутой рукой и рассчитывали лишь на внешнюю помощь. Сейчас у нас больше нет форы, нет времени на раскачку.

Именно поэтому необходим закон о ЧС. Да, этот закон переводит экономику в "ручной режим", он позволяет оперативно реагировать на ситуацию, принимать экстренные меры и не ждать по полгода одобрения парламента. Это важно в нашей ситуации, когда счет идет не на месяцы, а на дни.

Как пример могу привести ситуацию с "черным" июлем. Почему он не повторился в 2021 году при второй волне? Ведь мы были на краю в тот момент. Все потому, что в "ручном режиме" было принято решение закупать лекарства и вакцины. Но если бы мы действовали по старой схеме, то "черный" июль бы обязательно повторился.

Кроме этого, необходимо понимать, что ЧС вводится при четко оговоренной в законе экономической ситуации. И всего на шесть месяцев. Это экстренная мера. Но она необходима, потому что на кону стоит вопрос даже не развития государства, а его состоятельности, его сохранения.

- Можно ли назвать новую экономическую политику Кыргызстана социально ориентированной?

- Как вы знаете, президент страны поддержал нашу инициативу поднять пособия для детей-сирот с 1 октября с 2 тыс. до 4 тыс. сомов. А с 1 января - до 6 тыс. сомов. На 50% будут увеличены пособия для детей-инвалидов. Сегодня у нас на это уже есть 5 млрд сомов. Причем эти деньги поступили в бюджет за счет улучшения налогового администрирования.

Дальше стоит задача поднять пенсии и зарплаты бюджетникам. Как ни парадоксально, но без этого экономику страны не сдвинуть в сторону развития.

В целом принцип нашей экономической политики можно сформулировать так: богатые должны платить больше, средний класс должен иметь возможность развиваться, а бедные должны получать от государства реальную помощь.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/445486