"Выписали с дыркой в голове". Умер 18-летний парень, попавший в Нацгоспиталь с отитом
KG

"Выписали с дыркой в голове". Умер 18-летний парень, попавший в Нацгоспиталь с отитом

Все самое интересное в Telegram

В редакцию Kaktus.media обратилась Виктория. Ее 18-летний брат Сергей скончался в больнице, где ранее ему сделали операцию. Все началось с жалоб на боль в ухе. Парня сначала не принимали в больницу, потом выписали с открытой раной... Родные намерены записать видеообращение к президенту Садыру Жапарову. Рассказываем трагичную историю со слов сестры покойного.

Что рассказала Виктория?

- У моего брата Сергея болело ухо. Мы его возили по больницам, где нас футболили. Его с самого начала гоняли туда-сюда. Еще при первом обращении к медикам говорили, что это COVID-19 и надо сдать анализы. В итоге результаты анализов показали, что коронавирусной инфекции у брата нет.

Сергею прописали антибиотики. Когда начали их колоть, его начало трясти. Тогда его повезли в Чуйскую областную больницу, брата не приняли, отправили в республиканскую больницу (Национальный госпиталь). Мы туда приехали - отправили обратно в Чуйскую областную. Потом Сергею стало совсем плохо. Мама расплакалась, упала на колени и сказала: "Примите ради Бога". Брата положили в Нацгоспиталь. Приняла его женщина-врач. Это было 3 августа.

На следующее утро во время обхода пришел врач, профессор Ж. С. Он Сергея осмотрел и сказал, что нужно делать томографию мозга. Результаты показали, что у брата гной собрался за ушной перепонкой и уже пошел под кору головного мозга. Но сам мозг не был затронут. Ж. С. сказал, что операция у него будет стоить $400. Это подтвердила лечащий врач. Сноха такую сумму не нашла, принесла профессору $350. И сказала, что больше у них нет. Просила его помочь. Тот согласился, заверив, что все будет нормально, мол, успокойтесь.

5 августа Сергея прооперировали. За ухом брату сделали разрез. И там дырка была. Профессор убрал гной. Сергея положили в палату. Ему кололи сильные антибиотики, обрабатывали рану. Температура вроде спадала, потом снова начинала подниматься. Месяц брат пролежал в больнице. Затем профессор сказал: "Все. Пусть идет домой". И Сергея выписали с дыркой в голове. Даже сказали ее не закрывать, мол, пусть срастается. А если через два месяца не срастется, то ее потихоньку начнут сшивать.

Профессор сказал прийти на проверку через месяц. Сергей приехал домой. Молчал, что у него головные боли. Температура была 37-37,5. Врачи говорили, что это нормально, ничего страшного. В минувшую субботу у него поднялась температура - 39,8. Под 40 понималась. Поехали в больницу, оттуда отправили домой. Сказали, что ничего страшного.

В понедельник ему было уже сильно плохо. С утра мы снова привезли брата в больницу. Даже смотреть Сергея не стали. Сказали, что он скорее всего простыл. Везите, мол, домой и дайте противовоспалительное против гриппа. Вечером брата снова повезли в больницу, ему было совсем плохо. Медики уже соизволили его посмотреть. Обработали ему за ухом рану. На тот момент уже были гнойные выделения. Но врачи сказали, что это сукровица. Сергея снова отправили домой.

На следующее утро он туда попал с судорогами. Брат терял сознание. Он не мог адекватно воспринимать реальность. Сергея положили в реанимацию. Сначала в нейрохирургию. Потом в другое реанимационное отделение, где врачи сказали, что надо делать томографию и легкие проверять. Якобы это туберкулез у него откуда-то взялся.

Проверили легкие - они чистые. Проверили голову - там все в гное. Профессор Ж. С. не появлялся все это время. В 12 ночи со вторника на среду брат впал в кому. Кома была тяжелая, второй степени. Дышал Сергей благодаря аппарату. Давление было очень низким. Реаниматологи делали все возможное. Я приходила и сфотографировала все анализы и медицинские документы брата. Медики сказали, что у него, скорее всего, менингит. Взяли пункцию. Она, по-моему, еще даже не готова...

Фотографию документов я отправила врачам другой клиники, они сказали, что имела место врачебная ошибка: нельзя было выписывать Сергея при таких показателях. Сказали, что теперь профессор, допустивший ошибку, должен попытаться ее исправить. Потому что больше никто не возьмется.

Мы писали заявление в Минздрав, где тоже сказали, что с такими анализами, какие были у брата, его никак нельзя было выписывать из больницы.

Я ходила к профессору Ж. С. со всеми документами. Просила у него помощи в спасении брата. В ответ услышала какую-то нелепицу. До этого, когда Сергей попал в реанимацию, он подходил к снохе и сунул ей 5 тыс. сомов. Сказал, что это его вина, простите, и ушел. Мы были все в таком шоковом состоянии, что даже не поняли, что произошло. Мысли не о том были.

Сейчас профессор ошибку не признает, говорит: "Он же на ногах ушел из больницы". Как так? Даже не медику понятно, что если температура, то идет воспалительный процесс. Я спрашиваю: "Как можно было с дыркой в голове отпустить молодого парня? Было жалко кровати?" Ж. С. улыбается и молчит. Потом стал приводить какие-то нелепые доводы: "В чем вы меня обвиняете, если я его спас?" Как он его спас? Наоборот, не дал такой возможности другому хирургу, который мог бы спасти брата. Никаких адекватных доводов, почему он выписал его из больницы, профессор не привел. Заявил, что якобы собирался его еще раз прооперировать, когда брат уже был в реанимации. Собирался консилиум, и медики сказали не делать этого ни в коем случае.

Вчера брата не стало.

Сегодня все врачи были в морге, а профессор нет.

Брат никогда не пил, не курил. У него были большие планы на жизнь. Он в 18 лет заработал себе на машину. Брат был настоящим мужчиной. Работал. Помогал воспитывать младших брата с сестрой. У нас такое горе... И мы понимаем, что сегодня умер наш брат, завтра может так же пострадать кто-то еще. И как он может после этого себя называть профессором? Он выписал брата, чтобы мы попрощались с ним?

Мы все необходимое покупали для спасения Сережи. Все, что у нас было, потратили на лечение брата. У нас даже денег нет сейчас на похороны: бегаем и собираем по друзьям и знакомым.

Что говорят в Нацгоспитале

Заведующий отделением отоларингологии Национального госпиталя Жолчубек Жумабеков сказал в комментарии редакции, что медики сделали для спасения Сергея все возможное и не сидели сложа руки.

"Он попал к нам в начале августа в тяжелом состоянии с хроническим гнойным кариозным отитом. Скажем так, запущенный был. Попросили профессора Ж. С. осмотреть парня. Провели пациенту все необходимые исследования, консультировались с нейрохирургами, сосудистыми хирургами, другими специалистами. Анализы сделали. Это патология уха. Процесс был хроническим, гнойным, кариозным. То есть уже начались деструкции. Процесс был в контакте с внутричерепными образованиями. Ж. С. его прооперировал. Послеоперационный период протекал по тяжести заболевания. Пациент максимально получил лечение", - сказал он.

Жумабеков подчеркнул, что все врачи старались, чтобы Сергею "более или менее состояние улучшить".

"У него периоды были то хуже, то лучше. Дополнительные анализы сделали. Перевязки делали. Соответствующее медикаментозное лечение получал. Сергею стало лучше. Он находился в нашем отделении 29 дней. Когда в течение нескольких дней температура стабилизировалась, мы его выписали. У него был ослаблен иммунитет. Как оказалось, была травма головы. Мы наблюдали за состоянием парня, вроде стало лучше. На этом фоне его и выписали. А дома у него опять началась та же картина: поднялась температура до 40, стало плохо", - отметил заведующий отделением. Он утверждает, что Сергея повторно госпитализировали сразу же.

По его словам, парня сразу начали осматривать, сделали спинно-мозговую пункцию. И положили в центральную реанимацию. "Выписали под домашнее наблюдение в стабильном состоянии. Но дома началась опять та же картина. Такой хороший парень был, спокойный. Консилиум собирали, чтобы его спасти. Инфузии, антибиотики... Мы не все решаем, к сожалению. Врачи очень старались помочь Сергею. Но он изначально был тяжелый. Болел в течение длительного времени. Беспрерывное гноетечение было последние два месяца. Оперировал Сергея опытнейший хирург", - пояснил Жумабеков.

По поводу выписки с "дыркой в голове" завотделением пояснил, что отверстие не стали закрывать специально, чтобы "задержки гноя там не было". Жумабеков сказал, что сам ездил в морг вместо профессора Ж. С.

Вскрытие тела парня, по данным врача, назначено на завтра. Редакция следит за развитием событий.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/446189