Электронное здравоохранение. Что это такое и как поможет пациентам (видео)
KG

Электронное здравоохранение. Что это такое и как поможет пациентам (видео)

Все самое интересное в Telegram

В Кыргызстане развивают электронное здравоохранение. Что это такое, какие проекты реализуются в этой сфере, рассказывает заместитель министра по цифровому развитию Бакыт Джангазиев.

- Еще при министре Батыралиеве нам обещали систему, как в Турции и вообще в большинстве развитых стран. Вся история болезни должна быть оцифрована, занесена в базу данных, к которой будет доступ у врачей. И на приеме у врача пациенту не нужно вспоминать, в каком году был коронавирус, в каком году получил прививку, и прочее, и прочее. Как сейчас обстоят дела с этой базой данных?

- На самом деле цифровизация здравоохранения идет уже порядка пяти лет. И при министре Батыралиеве этот процесс начался с внедрения информационных систем во все поликлиники и больницы. К сожалению, эти решения были точечными. То есть каждая больница или поликлиника накапливала массив данных о своих пациентах. Если пациент переходил в другую больницу, то его данные оставались в старой.

Мы пошли другим путем. COVID-19 нам показал, что централизованные разработки показывают бОльшую эффективность (с учетом маленькой страны). Та же самая система по вакцинации. Неважно, где пациент получил первую дозу. Вторую и третью он мог получить в любом месте, все аккумулировалось в одной системе, сертификат формировался с учетом всех доз.

Таким образом, мы пошли путем формирования так называемого цифрового профиля здоровья. На самом деле, наверное, не все люди об этом знают, но, когда человек обращается в поликлинику, на него заводят специальный формуляр, который в последующем оцифровывается. То же самое в больницах - поступает человек в больницу, на него также заводится формуляр, который потом оцифровывается и передается в фонд ОМС для возмещения выплат на затраты этого лечения. К сожалению, до недавнего времени эти системы между собой не были интегрированы.

Мы связали эти две системы. Теперь у нас есть массив данных за три года по поликлиникам и больницам. Мы создали систему для лабораторий, недавно ее анонсировали. Также создали централизованную систему по вакцинации в целом, не только по COVID-19. Таким образом, четыре системы мы объединили, связали с системами ГРС, чтобы видеть правильное написание фамилии, имени и отчества больного, место его регистрации, его фотографию для идентификации, и сформировали так называемый цифровой профиль здоровья. Сейчас он доступен для внутреннего бэк-офиса, так скажем, чтобы врачи могли видеть данные. Но в последующем наша задача - интегрировать это с системой межведомственного электронного взаимодействия "Тундук" для населения. И у каждого человека будет свой личный кабинет здоровья, где он может мониторить все эти справки, вакцины, лаборатории и так далее.

- Это касается только того, что сейчас люди проходят вакцинацию? Вот я, понятное дело, получила в свое время все необходимые прививки согласно календарю прививок. Есть ли мое имя в базе данных?

- Нет, это будет от сегодняшнего момента и вперед. Назад - это очень долгий процесс, и он не будет экономически оправдан. Наша задача - сейчас набирать достаточные массивы данных для разработки последующих профилактических программ. То есть накапливать данные - это не самоцель. Цель - это эффективные управленческие решения на основе этих данных.

В этом самом профиле мы и хотим допустить тот функционал, чтобы люди сами добавляли данные о своем здоровье. Рост, вес, показатели давления. Таким образом, чтобы система запоминала все это.

- Точно такую же базу данных хотели создать для аптек по лекарствам. Особенно это важно для рецептурных лекарств.

- Да, следующий этап такой. В первую очередь в фонде ОМС есть так называемая система электронной льготной рецептики. Это рецепт для людей, которым положены скидки при получении определенного вида лекарств. Следующий этап - мы свяжем эту систему. Но по мере того как департамент лекарственных средств будет готов к полноценному рецептурному выпуску всех препаратов, мы сможем это реализовать. Пользуясь случаем, я хочу также сказать, что уже отобран поставщик на эту систему - по оцифровке внутренних процессов департамента лекарственных средств. Сейчас межминистерская, межведомственная рабочая группа разрабатывает так называемую целевую модель прослеживания лекарственных средств. По мере того как целевая модель будет готова, подготовят соответствующее техническое задание для поставщика, который адаптирует систему для нужд здравоохранения Кыргызстана.

- И здесь мы сталкиваемся с другой проблемой. Для того чтобы реализовать все эти новшества, необходимы компьютеры. У каждого врача должен быть гаджет. С этим даже в бишкекских поликлиниках, в бишкекских больницах большие проблемы. Я могу представить, что творится в регионах. Можно ли реализовать все эти прекрасные идеи, о которых вы говорите, в условиях тотальной нехватки электронных носителей?

- Очень хорошо, что вы понимаете - это один из камней преткновения. Вы правильно отметили, обеспеченность в Бишкеке - 31%. Интернетом обеспечены порядка 50% в Бишкеке. В регионах ситуация где-то плачевнее, где-то лучше. И сейчас задача министерства - проработать механизмы, как это все будет происходить. К сожалению, многие руководители думают, что компьютер нужен в кабинете руководителя, в кабинете бухгалтера для финансовых операций, в кабинете отдела кадров для процессов, и на этом закончим. Ну и в регистратуре, для того чтобы люди, обращаясь, могли получить что-то на руки.

На самом деле каждый кабинет должен быть обеспечен компьютером и Интернетом. Руководители могут закупать. До этого министерство централизованно закупало компьютеры и обеспечивало все организации здравоохранения. Но надо понимать, что бюджета у самого министерства нет. Все деньги находятся в больницах и поликлиниках, потому что финансирование поликлиник происходит на основании численности населения, которое она обслуживает. Условно говоря, на каждого человека по 500 сомов. Если население 100 тыс., перемножаем на 500 - это ее бюджет. И мы сейчас готовим документ, в котором руководителю будет предписано не менее 5% бюджета своего направлять на цифровизацию. Потому что, во-первых, это экономия средств, это экономия бумаги, только на сертификатах о вакцинации мы смогли сэкономить семь млн сомов. Только на одной системе. А потратили на эту систему мы не больше одного млн сомов. И то не из бюджета, это было привлечение партнеров. То есть мы видим, что семь раз одна система смогла окупить только бумажные расходы. А если бы люди ездили туда, они потратили бы минимум 10 сомов туда, 10 сомов обратно или минут 20 на машине. Если это все перемножить, то мы видим, что результаты цифровизации намного превышают затраты на нее.

- Еще одна проблема. Представим такую идеальную картину, что мы обеспечили поликлиники и больницы по всей стране необходимыми гаджетами. И тут мы сталкиваемся с тем, что врачи, часть из которых пенсионного возраста, а часть - просто не очень дружит даже в молодом возрасте с этими электронными устройствами, не умеют пользоваться этой системой.

- Да. Такие проблемы мы делим на две части. Первая часть - это цифровые навыки и компетенции. И вторая часть - это так называемые киберфобии, боязнь пользования, боязнь утечки данных и так далее. С цифровыми навыками и компетенциями в этой части мы проводим обучение. Постоянное обучение - записываем видеоролики, инструкции, публикуем их на специальном канале в YouTube, где они их смотрят, обучаются и пользуются.

Нам в этом помогают также и другие партнеры, которые работают в целом по развитию цифровых навыков и коммуникаций, компетенций. Это ПРООН, месяц цифрового развития. Я думаю, это комплексная работа, и со временем мы должны к этому перейти.

Также для этого готовим документ о смене парадигмы. Сейчас оригиналы документов всегда бумажные. Мы привыкли к этому. Но хотим теперь поменять, оригиналом будет цифровой документ, и врач будет вынужден заполнить его в цифровом виде.

Таким образом, что мы получим - все справки, все данные будут оцифрованы в первую очередь. Если пациент захочет, получит бумажную копию оригинала. А оригинал - цифровой. Врач, чтобы отчитаться о своей работе, будет вынужден это сделать. И я думаю, это один из рациональных подходов, который будет удобен как врачам в последующем, так и пациентам. Потому что пациент имеет право знать, что ему выписали в нормальном, удобочитаемом формате.

- Ну, я думаю, первоначально на ваши головы свалится множество критики, потому что навык набора текста тоже долго приобретается.

- Я согласен, будет много критики. Она уже сейчас есть. Но, видимо, такова особенность нынешнего времени. Но медлить нельзя. Можно бесконечно ждать, пока все подготовятся.

- Но тогда необходимо увеличивать срок обслуживания на данном этапе одного пациента.

- Сейчас регламентировано 15 минут. Мы изучили, на что уходят 15 минут. На самом деле очень много времени уходит на заполнение бумажных формуляров.

- Вот, это врачи так и говорят.

- У них 47 видов отчетов, которые они заполняют. Мы создали рабочую группу, которая сократила их на 30%. Сейчас их будет 33. Это в первую очередь.

Во вторую очередь мы отследили движение этих отчетов. Условно говоря, 52 района собираются, едут все в область, сдают бумагу всю эту. Потом эти области все аккумулируют и сдают бумагу в столицу. Это расходы на проживание, питание, проезд. И плюс отрыв от производства этих специалистов. Сейчас мы сократили - во-первых. Во-вторых, поставили задачу, чтобы до конца года уйти от ненужных расходов на проезд, и так далее. Мы хотим перевести подачу отчетов в электронный формат. И я ожидаю, что по итогам 2022 года ни один человек в столицу не приедет только для того, чтобы сдать отчет. Пусть приезжают в новогодние праздники, на каникулы, отдыхают, но чтобы это не было связано с пережитком советского - привезти папочку, которая откроется в последующем, и на этом останется.

- Вы говорите с точки зрения чиновника, который понимает, что врачу нужно отчитаться. Я говорю с точки зрения пациента. У врача есть 15 минут на то, чтобы посмотреть на меня. Врач, с которым я недавно проводила прямой эфир, говорит, что за эти 15 минут ему даже на меня посмотреть некогда. Потому что он сидит и записывает те самые бумаги. Он делал это всю жизнь. Теперь то же самое ему нужно сделать в электронном формате. Делать этого он не умеет. Теперь врач будет не пациента осматривать, а клавиатуру. И пытаться вспомнить, где здесь кнопки.

- Давайте вспомним практический вид кабинета врача. Вот это - врач, напротив него сидит медсестра.

- И я вот тут, сбоку.

- Да. Есть два сценария. Врач имеет определенные навыки. Первое, о чем я говорил, - мы меняем парадигму, мы меняем подход. Цифровой оригинал. Если он сразу все данные введет, ему не надо будет это копировать на бумагу.

Второй - если у врача нет компетенции, цифровых навыков. Он может диктовать, а медсестра все это станет делать. Он будет слушать вас, осматривать. И диктовать. А медсестра может все это набрать. Мы видим, что в большинстве своем медсестры - это женщины молодого трудоспособного возраста. Я думаю, что у медсестер цифровых навыков намного больше, чем у врачей.

- Теперь переходим ко второй проблеме, о которой вы уже упомянули. Киберфобия. Большинство пациентов скажут: боже, нас хотят чипировать. Я запрещаю заносить в общую базу данных свои данные, тем более свой диагноз.

- Большой брат начал следить за нами, когда мы приобрели смартфоны. В целом. Мы указали свои персональные данные, нам дают таргетированную рекламу. Мы вводим туда свои банковские реквизиты, чтобы пользоваться услугами, и так далее. Но мы для чего это делаем? Чтобы нам было удобно. Нам показывают ту рекламу, которую мы хотим видеть. Нам показывают те статьи, которые нам интересны. Здесь то же самое. Это создано для пациентов, во-первых. Во-вторых, все данные, которые мы собираем, хранятся в специализированных помещениях. Есть определенные требования к таким помещениям, они должны быть изолированы. Есть установленный уровень доступа, к самим серверам тоже имеют доступ только определенные люди. Есть специальный офицер по кибербезопасности в каждой организации, которая имеет у себя сервер. И мы говорим о том, что риски утечки данных сокращаются.

Если пациент не согласен передавать свои данные… Вообще при приписке к конкретной поликлинике люди, не замечая, подписывают один документ - лист согласия на обработку своих персональных данных. Если не согласны это делать, данные не будут оцифровываться, тогда они столкнутся с некоторыми проблемами - не смогут получать онлайн ни сертификаты о вакцинации, ни лабораторные результаты, и также доступ к своему профилю, и так далее. Потому что все будет пусто. И надо ездить в каждую поликлинику и собирать эти документы.

Мы уже оцифровали справки о нахождении на психологическом и наркологическом учете. Цифровизация и автоматизация получения этих справок в совокупности дает порядка 30 млн сомов экономии ежегодно для пациентов, не для нас. И порядка 30 тыс. человеко-часов, чтобы поехать и получить. Я посчитал 20 минут. Кто-то час, два, три ходит. Это минимально. И если он согласен все это тратить самостоятельно, ездить, то это его право выбора.

- Я думаю, что все равно вы столкнетесь с большим сопротивлением.

- Мы сталкиваемся, это не секрет. Со стороны работников, потому что могут перекрываться определенные механизмы, давно устойчивые, отработанные. Мы сталкиваемся с некоторым сопротивлением со стороны пациентов, потому что они не хотят, они не доверяют. Я их могу понять. Что-то происходит не так, что-то происходит новое, для них неизвестное, и человек всегда этого боится - неизвестности и новизны. Но при этом нам постоянно приводят в пример другие страны, которые более развиты, которые сделали давно этот скачок. Приводят нам их в пример - почему у нас не так? Но при этом сами боятся. Поэтому надо понимать, что все это зависит уже от уровня общества в целом. От уровня готовности этого общества доверять системе и пользоваться благами, которые эта система им дает.

- В рамках цифровой медицины речь еще идет о телемедицине. Когда этот термин прозвучал впервые, олдскульники - люди, которые еще помнят Чумака, представили, как они будут сидеть перед телевизором и заряжать воду. Чем телемедицина современности отличается от той?

- На самом деле очень много было попыток запустить телемедицину в нашей стране. Наша команда тоже столкнулась с этим вызовом, мы его приняли и начали изучать эту область. В первую очередь то, что раньше называли телемедициной, мы таковой не считаем. Объясню почему. Как сейчас происходит? Это Zoom, WhatsApp, Skype, что-то такое. Но и тогда мы не можем защитить ни права пациента, ни права врача. Поэтому необходимо регламентировать, создать благоприятную нормативно-правовую базу. За что несет ответственность врач, когда он работает в телемедицине? Где запись сохраняется, что это именно он порекомендовал сделать вот это и вот это? Какие права есть у пациента? Какие у него есть также обязанности? И плюс - телемедицина за собой еще подразумевает наличие удаленного мнения: врач и пациент с этой стороны, другой врач, более компетентный, с другой стороны. Какова область ответственности второго врача?

Сейчас мы это все прописали и в рамках инвентаризации законов хотим внести и закрепить законодательно, что такое телемедицина. После этого мы подготовим специальный софт, который станет протоколировать запись, кто что сказал, какие были назначения. В итоге выйдет так называемый протокол осмотра, где все будет четко прописано. И эти данные должны храниться, чтобы в случае защиты прав пациента он смог запросить дополнительные данные для защиты своих интересов.

- . Еще один этап цифровой медицины, которым лично я пытаюсь пользоваться активно, это онлайн-запись к врачу. Как делаю я. Звоню врачу и говорю: Юлия Ивановна, когда там у вас очереди не будет? Она говорит: на 17:20 запишись. Я открываю электронную очередь, записываюсь и потом прихожу. В чем проблема: если записаться на удобное мне время, то там будет живая очередь из бабушек, которая скажет - молодая, постоишь. И я не буду вступать с ними в дискуссию, постою.

- Давайте вспомним. Пилот по электронной записи запустили в декабре 2019 года. Спустя месяц мы узнали, что нам не совсем до электронной очереди.

Наша команда также изучила эту систему, так как мы столкнулись со шквалом негатива, я буду так это называть, что система не совсем корректно работает. Записаться можно тремя способами: позвонить врачу, позвонить в регистратуру либо напрямую записаться. На самом деле те люди, которые онлайн записываются, минуют регистратуру. Тот, кто по телефону записывается, тоже минует регистратуру. И это неправильно. В том пилоте, который подразумевался, не думаю, что были учтены все риски и все сценарии. Для удобства необходимо создавать так называемое узкое горлышко, единое, чтобы все пациенты проходили через регистратуру. Пусть даже тогда их там онлайн регистрируют. Мы сейчас поменяем подход к этой регистратуре и перенастроим софт.

- То есть будет меняться эта система регистрации?

- Да. Вы можете записаться онлайн, но все равно должны подойти в регистратуру и взять свой талончик. И если у вас будет, условно говоря, уже 10-й номер, вы зайдете десятым. И та же бабушка, например, не придет, не сядет около кабинета врача сразу, напрямую. Она должна будет зайти в регистратуру, получить свой талончик. У нее если будет 10-й номер, но вы моложе и у вас пятый, то вы зайдете пятой, а она - десятой. Это сценарий для тех, у кого нет неотложных состояний, которые приболели и в плановом порядке хотят прийти провериться.

Если это неотложные состояния, там будет другой сценарий. Неважно, какой он в очереди, если у него есть показания к экстренному осмотру и дальнейшему сопровождению в больницу, то он зайдет без очереди. Это будет либо отдельный кабинет, либо это его семейный врач, который примет такого пациента без очереди.

- Мне кажется, в экстренных случаях у нас в поликлинику не ходят. Люди сразу в больницу идут, даже без экстренного случая. У нас как раз проблема в том, что в этот первичный уровень - в поликлиники - люди перестали обращаться. Они сразу идут в больницу и там устраивают скандал.

- Эту проблему мы тоже изучали. Вообще почему мы изучаем все комплексно? Мы внутри команды завели определенное правило, я его называю "Оцифруете бардак - будет цифровой бардак". Это так и есть. То, о чем вы сказали, это действительно проблема. Люди, минуя некоторые этапы, сразу идут в организации национального уровня. С диагнозами, которые могут вылечить на первичном уровне. Таким образом они лишают помощи другим пациентам, которые нуждаются в этом лечении, отнимают время у врача. И, соответственно, другие пациенты жалуются, что нет мест, большая очередь. И сейчас мы внесли предложение о том, чтобы прописать стандарты для каждого уровня. То есть на этом уровне ты обязан такие диагнозы самостоятельно вылечить. На втором уровне ты обязан вот эти диагнозы, и на третьем - уже вот эти. И с помощью цифровизации мы сможем отслеживать, если пациент, минуя, обратился туда, то будут применены определенные санкции внизу, что он не контролирует состояние здоровья своего населения.

И здесь еще один столп цифровизации, который мы выделяем, - это нормативно-правовая база. Без нее цифровизация не сможет двигаться. Все это необходимо подкреплять, описывать все процессы, как это будет работать. И после этого все оцифровывать. Если мы оцифруем бардак, то у нас и выйдет цифровой бардак. Просто будет хаос, но он будет оцифрованный. И ни к чему хорошему это не приведет.

- Ну будем надеяться, что вам удастся оцифровать порядок.

- Да, сначала необходимо создать порядок. Как это будет работать, где. К сожалению, не все эти процедуры описаны. Потому пациенты сразу и идут напрямую на национальный уровень. Потому что еще нет стандартов того, что должны сделать организации на самом первичном уровне.

- Теперь расскажите, пожалуйста, об информационной системе Ilab - централизованной лабораторной системе.

- Это так называемая информационная система для лабораторий. Ежегодно государственные лаборатории проводят порядка 20 млн исследований. Грубо говоря, это только на бумагу расходуется 20 млн сомов. Только на бумаге, если мы оцифруем, мы сможем сэкономить 20 млн. И было принято решение сделать ее единой, централизованной, чтобы пациенты могли также на смартфон либо онлайн получить свой результат. Конечно, надо еще думать о сервисе в самой лаборатории, как она принимает пациентов, как она обслуживает, и так далее. Но для первичного удобства мы решили это создать с помощью цифровизации.

Сейчас порядка 43 лабораторий по Кыргызстану уже подключены. И независимо от того, где пациент сдавал анализы в лаборатории, он сможет онлайн их получить. Сейчас мы активно внедряем ее во все лаборатории, эта система также будет связываться с той карточкой пациента, о которой я говорил - цифровой профиль здоровья. Чтобы пациент мог получать свои результаты в удобном для него формате и передавать их врачу, к которому он пойдет.

- И в этой системе результаты хранятся?

- Так точно. Нам важно хранить определенное количество времени. Мы не будем это хранить десятилетиями. Есть конкретные процедуры - сколько должны храниться те или иные документы.

И на основании этих анализов мы можем уже планировать стратегию. Что да, на территории этого района выходят такие анализы, значит, есть какие-то другие факторы, которые влияют на это. И министерство сможет уже разрабатывать определенные программы по защите здоровья, исходя из лабораторных анализов, состояния здоровья, диагнозов и прочего. Планировать в последующем закупку реактивов, оборудования, количество лабораторных специалистов, и так далее.

- Это для вас. А для меня? У меня может быть доступ к своим данным?

- На сегодняшний день при входе на сайт https://ilab.med.kg вы сможете получить анализы, введя свой ПИН, серию и номер паспорта. И вам будет доступен ваш последний результат анализов.

Также я хочу, воспользовавшись случаем, призвать всех активно получать электронные цифровые подписи в любом ЦОНе. Потому что мы делаем это с порталом "Тундук", где и разместится личный портал пациента. Это очень удобно будет. Вам уже не нужно иметь сторонние приложения, где сканируете это все, храните. Или папки на рабочем столе. Все это будет уже в вашем смартфоне.

Но еще раз хочу подчеркнуть, мы это делаем для удобства пациентов. Нам, в принципе, это решит только половину проблемы. Основная часть наша - добиться, чтобы люди не болеющие не приходили лишний раз в организации здравоохранения и не создавали очереди. Таким образом, если вы один раз анализы сдали, второй раз вам не надо идти в больницу или лабораторию, вы можете получить результаты онлайн.

- Какие основные проекты вы реализовываете сейчас?

- В первую очередь во время пандемии столкнулись с тем, что мы не знали персонально врачей. Знали общее количество - 70 тыс. сотрудников, но не знали их разбивку, возраст и так далее. И мы поставили задачу разработать национальную информационную систему управления ресурсами. Какие ресурсы мы имеем - человеческие, здания, койки, отделения, оборудование, автомобили. И с помощью этой системы создаем так называемый паспорт организации здравоохранения, куда мы можем зайти и посмотреть: в этой организации финансирование такое-то, врачей столько-то, медсестер столько-то, и так далее. Мы ее разработали, сейчас начинают люди ее заполнять. Это важно также для планирования в очень многих направлениях. Есть ли потребность в работниках, есть ли потребность в оборудовании, какая потребность в финансировании. Это один из основных проектов.

Следующий проект, который мы недавно запустили, - это подача заявки на лицензию в онлайн-формате.

- На врачебную лицензию?

- Медицинскую и фармацевтическую. Мы понимаем, что любое столкновение бизнеса с государством влечет за собой определенные коррупционные риски. И нашей задачей было их минимизировать, чтобы не было лишнего контакта. Сейчас представитель бизнеса может онлайн подать документы, пакет документов. Специальный отдел будет рассматривать полноту и качество этих документов, и далее онлайн передавать членам комиссии, которые также в принципе между собой могут не общаться. У каждого есть личный кабинет, где они смотрят эти документы и голосуют. Если вердикт положительный, то идет одобрение, и представителю уходит уведомление о том, что у него будет лицензия. И дальше записи уходят в так называемый реестр организаций, у которых есть лицензии. Этот реестр публичный, любой человек, обращаясь в ту или иную частную организацию, может проверить, есть ли у него лицензия.

Еще один проект, который мы недавно тоже реализовали, - это медицинское свидетельство о рождении и смерти. Это один из основных сервисов для получения двух важных документов жизни - при входе в жизнь и уходе из нее. До этого как обстояло дело? Молодая мама рожала, если есть в этом роддоме представитель ЦОНа, то она могла получить свидетельство о рождении ребенка прямо там. Если нет, то она брала справку и потом шла в ЦОН все это сдавала. Сейчас мы это автоматизируем и отправляем в ЦОН.

Следующая задача в этой рабочей группе такая. Мы узнали, что у ЦОНа есть платная услуга - доставка документа на дом. То есть если мама готова дать имя своему ребенку в роддоме, она может все это заполнить, оплатить, сколько стоит эта доставка, выписаться, и к ней домой привезут все документы. Эта система также будет связана с системой Министерства образования, чтобы детей поставить в очередь в детский сад, с Министерством социального обеспечения, для того чтобы выплатить социальное пособие по рождению. И так далее. То есть мы хотим, чтобы одна услуга провоцировала получение ряда других услуг, которые связаны с фактом рождения.

Если говорить о смерти, то родственники заняты другими делами. И эти справки обычно лежат, и потом уже, спустя определенное количество времени, родственники идут в ЦОН и получают свидетельство о смерти государственного образца. Мы также это все хотим автоматизировать, чтобы у родственников не было лишних бюрократических проволочек. Также эта система будет связана с Социальным фондом, чтобы прекратить начисление пенсий, и так далее. Чтобы люди не бегали по различным инстанциям, потому что у них и так душевное состояние не совсем хорошее.

Следующее, что мы реализовали, - это систему по вакцинации. Система по вакцинации против COVID-19 показала свою эффективность. И также задача была оцифровать полный прививочный цикл. Потому что мы видим проблему: кто-то теряет свои записи, уезжает в другую страну, надо подтвердить все это, они не могут найти, начинают заново получать. Либо боятся получать заново, не знают, что делать, начинают провоцировать врачей на подделку определенных документов. И мы решили этот цикл полностью закрыть, начиная от роддома, первыми прививками в роддоме, заканчивая 50-60-ю годами, чтобы все эти данные хранились в одном месте, и они связаны с этим цифровым профилем, чтобы все это было. В первую очередь в этой системе картированы полностью все склады, где хранятся вакцины, все холодильники. Мы сделали так называемый инструмент расчета. Мы знаем, что холодильник, условно говоря, имеет в себе 100 кубических см полезной площади, и мы знаем, каждая вакцина сколько занимает. Цель этого проекта общая - мы будем видеть запасы, мы будем видеть, сколько туда вместится дополнительно, потому что прибывают новые вакцины. И будем видеть, что именно эта вакцина была списана именно на этого человека. Таким образом, мы обеспечим и прозрачность получения вакцины, движение вакцин, и будем уведомлять людей о том, что им необходимо получение вакцины. Потому что я убежден, что большое количество людей не знают, что им нужно определенную вакцину получать с интервалом в 10 лет, это в 26, 36, 46, 56. Таким образом будут отправляться уведомления людям при достижении этого возраста, что им необходимо получить вот такую вакцину.

Мы видим на примере пандемии COVID-19. Пока иммунитета нет - все болеют. Иммунитета можно достичь двумя способами: либо все переболеют, либо все вакцинируются. Каждый выбирает свой путь. Но необходимо, чтобы определенное количество иммунитета в этой популяции было, это называется коллективным иммунитетом.

И если люди не будут получать вакцину против дифтерии, то мы можем ожидать вспышку дифтерии в этой популяции. А дифтерия - достаточно страшная болезнь, при которой дыхание затрудняется настолько, что человек задыхается. И тут уже никакие вентиляторы не помогут. Необходимо будет открывать горло, чтобы вставлять трубку.

- Все понятно. Планов у вас много. Надеюсь, что хотя бы часть будет реализована в ближайшее время, для того чтобы упростить как работу врача, так и жизнь пациента.

- То, что я вам рассказал, это не планы. Это то, что сейчас уже внедряется.

- Буду надеяться, что они начнут работать так, как вы хотите.

- Да. Поэтому мы мониторим и ваше новостное агентство, и другие. Потому что люди к вам обращаются. Говорят, что тут не работает, там не работает, здесь не работает. Мы проводим работу уже с руководителями на местах.

Поэтому публикуйте такие новости. Мы на них обращаем внимание. Говорите, что необходимо исправить, что не работает, что будет более удобно.

Кстати, мы недавно обновили сайт министерства и руководствовались теми статьями, которые были опубликованы у вас. Потому что вы описали, что необходимо пациенту, что необходимо врачам. Поэтому вы - один из наших основных помощников вообще при контакте с населением.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60.
url: https://kaktus.media/458783