Анара Султангазиева: Необходимо усилить отбор в общественные советы

1929  0

В Кыргызстане два года длился финансируемый Европейским союзом проект "Усиление вовлечения гражданского общества в общественные советы", в рамках которого работали несколько экспертов, проводивших тренинги как для членов общественных советов, так и госорганов. Редакция Kaktus.media побеседовала с председателем общественного совета МИД Анарой Султангазиевой о том, как сделать этот институт более эффективным.

- Как вы оцениваете работу общественных советов?

- Оценить работу всех я не смогу, но если в общих чертах, то неплохо. Почему нет? Общественные советы в принципе должны работать, должны быть. Иначе наши госорганы останутся абсолютно закрытыми. Даже нам, имеющим все полномочия в рамках закона, не всегда удается до них достучаться и получить ту или иную информацию. Что тогда говорить о рядовых гражданах, которые требуют к себе внимания, хотят получить ту или иную услугу, причем вовремя и качественно.

пропорции

- Изначально, когда общественные советы создавались, предполагалось, что они станут мостиком между обществом и государственными органами, что благодаря советам улучшится взаимодействие. Как вы считаете, общественные советы стали этим мостиком?

- Опять-таки за всех не скажу, но определенные общественные советы, где есть радеющие и добросовестные люди, становятся таким мостиком.

- А в чем именно они помогают гражданам?

- По многим вопросам. Это прозрачность в области использования бюджетных средств государственным органом, оказание качественных услуг населению, проведение тендеров на закупку тех или иных товаров и услуг для государственных органов. Там кроются разные коррупционные моменты. Но и самое главное – это коррумпированность государственных органов, потому госорганы не всегда охотно взаимодействуют с населением.

- То есть вы выполняете определенные задачи, пытаясь сделать государственный орган открытым? Насколько общественные советы в этом преуспели?

- В рамках законодательства мы наделены определенными правами и можем затребовать от госоргана дать ту или иную информацию. Полагаю, что эти полномочия надо расширять, тогда нам удастся в полной мере открыть государственные органы перед населением. Я не скажу, что все закрытые, но есть такие, перед носом которых приходится махать Законом "Об общественных советах", иначе никак.

- В рамках Закона "Об обращении граждан" все могут обратиться в госорганы, и те должны предоставить ответ. То же самое и с общественными советами. В чем тогда принципиальная разница? Через вас быстрее?

- Через нас быстрее. Мы в этом убедились в ходе своей работы. Допустим, ко мне обратилась гражданка, я узнала, какой именно департамент ведает этим делом и кто может ей реально помочь. Проходит три месяца, звонит эта гражданка и говорит, что решить вопрос у нее не получается. Тогда приходится вмешиваться, спрашивать, почему ей до сих пор не помогли или доступно не объяснили, по какой причине не оказали помощь.

- Насколько эффективны те инструменты, механизмы, предусмотренные законом, которые вы используете, чтобы госорган стал более открытым. Возможно, необходимо законодательство менять и улучшать?

- Этим как раз занимается координационный совет, куда входят все общественные советы. Сейчас еще не избрали новый состав. В изменения вовлечены и депутаты, в частности, Аида Касымалиева занимается проектом закона, в котором мы внесли изменения и дополнения в Закон "Об общественных советах". Нужно изменить срок работы состава с двух до четырех лет, потому что как только начинаешь обороты набирать, срок заканчивается. А если какой-то член совета уходит, то закон позволяет добирать. Еще отбор качественного состава - большой вопрос.

- Как улучшить этот состав, учитывая, что работа ведется на общественных началах?

- Мы думали об этом. Предлагали отбирать человека не по эссе, которое он подает в рамках закона, а проводить собеседование. Это трудоемко. Но мы предлагаем свою помощь. Можно внести какие-то механизмы, чтобы лично беседовать с кандидатом и понять его сущность, профессиональные качества и мотивацию. Да, действительно, работа общественная, вознаграждения нет, но есть люди, которые готовы тратить свое время. Это не значит, что они неудачники или бездельники. В нашем составе все люди – работающие. Но мы пытаемся выкроить время на то, чтобы улучшить работу министерства и всего общественного совета.

- В рамках проекта по укреплению общественных советов, который финансирует Евросоюз, проводилось исследование. Опрашивали разных стейкхолдеров о том, какие проблемы существуют с общественными советами. Многие подняли проблему лоббирования каких-то своих интересов. Как можно этого избежать?

- Когда я подавала документы, то изучала историю того, как работают общественные советы. Было, к сожалению, много негативных отзывов. Когда сформировался состав нашего совета и меня назначили председателем, я сразу своих коллег предупредила, что если узнаю, что кто-то решает через министерство свои личные вопросы, то с этим членом мы будем прощаться. Коллеги с этим согласились. И сейчас у нас таких нет. Решение проблемы зависит от самого общественного совета, его председателя, секретариата, сознательности самих членов.

- То есть вы считаете, что законодательно это пресекать не нужно? Что это такой период эволюции, развития института?

- Внутренний регламент общественного совета позволяет распрощаться с тем членом, который будет решать свои личные вопросы, пренебрегая общественными.

- В каких направлениях общественные советы должны развиваться, чтобы быть устойчивыми, эффективно работать? Что еще нужно, кроме принятия законопроекта?

- Заинтересованность самих госорганов в наличии общественного совета, который наблюдает за их деятельностью и в случае возникновения спорных вопросов может выступить в качестве арбитра, сказать, было нарушение или не было. В этом смысле если государственный орган работает чисто и прозрачно, то для них наличие общественного совета - это даже плюс.

- Ваши решения носят рекомендательный характер?

- Да. Госорганы могут наши рекомендации не принимать во внимание в силу различных причин. Поэтому нужно, наверное, предложить такой механизм, чтобы рекомендации для государственных органов в какой-то части стали обязательными. Тогда у общественных советов будет больше стимулов и ответственности.

- Вы взаимодействуете с малыми общественными советами на местах? Если пока нет, то в какой сфере это можно сделать? И каким образом?

- Мы участвуем в платформе, которая сейчас проходит в рамках этого проекта, именно с малыми общественными советами. Я с ними встречалась, мы обменялись контактами. Допустим, в Оше есть южное представительство Министерства иностранных дел. Но в силу того, что все члены общественного совета находятся в Бишкеке, у нас нет возможности наблюдать работу южного представительства. Поэтому на каждом заседании поднимался вопрос взаимодействия с локальными активными общественными объединениями, которые могли бы стать нашими глазами и ушами на местах. 14 июня планируется девятая платформа в Оше, и там мы будем как раз разговаривать на этот счет. Также через свои каналы мы дали информацию о том, что нам нужны люди на юге, которые станут с нами работать.

- С какими вопросами люди из регионов к вам могут обращаться?

- В большей степени именно по проблемам мигрантов. На первой открытой платформе все местные общественные советы, которые были из семи областей, говорили, что среди всех проблем, с которыми они сталкивались чаще всего, были проблемы мигрантов.

- Каким образом их проблемы решаются? Допустим, люди хотят уехать в Россию на заработки, обращаются в местные советы, те идут к вам, а чем вы можете помочь?

- Мы можем сопроводить письмо в министерство, обратиться к ним и попросить ускорить ответ.

- В какой части? Ведь обычно просто берут билет на самолет, собирают чемодан и уезжают?

- В том-то и дело. Мы понимаем, что времени нет и люди быстро садятся и уезжают. Хотя было бы неплохо, чтобы граждане перед отъездом проконсультировались. Дать консультацию можем и мы, и местные власти, и министерство, и Госслужба миграции. Большая часть работы, конечно, в этой области отдана Государственной службе миграции. Но все равно можно с населением работать на местах, чтобы они не нарушали правила.

- То есть это больше информационная работа?

- Да. Но если у людей на местах проблемы юридического или финансового плана, то эти вопросы решает посольство.

- Актуальна проблема с черными списками. Чем вы можете помочь?

- Да, проблема актуальна. Опять-таки мы не можем дублировать работу МИД или какого-то другого органа. Однако если у гражданина не получается напрямую обратиться в ведомство, то он может прийти к нам. На сайте есть наши телефоны, можно звонить днем и ночью. Мы можем позвонить в государственный орган, куда у нас есть доступ. Мы звоним и говорим, что возникла такая-то ситуация, срочно нужно помочь, проконсультировать, сделать все, что возможно. Если вопрос относится к сфере службы миграции, то туда перенаправить и совместно проработать какие-то решения.

- Помимо миграции, с какими проблемами и вопросами вам приходится сталкиваться?

- Допустим, если в социальных сетях муссируется вопрос грубого отношения или несвоевременного оказания помощи со стороны наших загранучреждений, мы начинаем разбираться. Иногда бывает, что проблема возникла по вине самих же граждан, иногда по вине сотрудников. И тогда министерство принимает меры: выговоры, расторжение договора и так далее.

Есть тема? Пишите Kaktus.media на: +996 (700) 62 07 60
URL: https://kaktus.media/375697Копировать ссылку
Если вы обнаружили ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Спасибо!
Комментарии
дефолтная аватарка юзера
Комментарии от пользователей появляются на сайте только после проверки модератором.
Правила комментирования
На нашем сайте:
  • нельзя нецензурно выражаться
  • нельзя публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • нельзя угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • нельзя публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • нельзя публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • нельзя публиковать комментарии в транслите
  • нельзя выделять комментарии заглавным шрифтом
  • нельзя публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • нельзя писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "Кактус", "kaktus", "kaktus.media" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-издания
  • нельзя размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
  • нельзя использовать в качестве ника чужое реальное имя и/или фамилию
НАВЕРХ  
НАЗАД