Адахан Мадумаров: Когда начинается деление на верных и неверных, то и возникает возмущение
KG

Адахан Мадумаров: Когда начинается деление на верных и неверных, то и возникает возмущение

Все самое интересное в Telegram

Председатель политической партии "Бутун Кыргызстан" Адахан Мадумаров дал интервью газете "Общественный рейтинг". Kaktus.media приводит выдержки из интервью.

- Ведь выборы – это форма участия граждан в управлении страной. Именно благодаря таким гражданам, временно работающим за границей, в экономику Кыргызстана поступают денежные средства. Думаю, они крайне болезненно переживают за то, что не могут принимать участие в жизни страны. И здесь даже уместно употребить слово "драматично". Так, имея Родину, являясь ее гражданами, они наряду с этим не имеют права голоса. Поэтому для восстановления их гражданских прав мы и создали движение "Имею право". Будем продолжать работу.

– Как ни странно, но у власти нет претензий к вам. Почему? Вы не являетесь фактором угрозы действующему режиму? Или вы слишком чисты, не подписывали документы? Тем более что у вас личная антипатия к главе государства, да?

– Знаете, я озвучиваю требования только от имени народа. Себе лично не прошу ни работу, ни прочие привилегии.

– А если предложат госдолжность, то пойдете?

– Проблема не в том, предложат или нет, а проблема заключается в том, чем я буду заниматься.

– Тем, что по душе и приносит пользу стране. Пошли бы?

– Как бы банально ни звучало, но если работа принесет пользу народу, то я пойду.

– То есть вы готовы дистанцироваться от личной антипатии к Сооронбаю Жээнбекову и занять пост?

– Сегодня Сооронбай Жээнбеков есть, а завтра его может и не быть. Я единственный оппонент, который не признает итоги выборов, начиная с 2010 года. Например, имени Розы Отунбаевой вообще не было в бюллетене. И как человек мог занять высшую государственную должность, если не было прямого голосования?

– Все было формализовано посредством референдума.

– Да. Политики просто боятся об этом говорить и признавать. Потом легитимность Розы Отунбаевой поставил под сомнение сам Алмазбек Атамбаев, причем громогласно с трибуны на площади Ала-Тоо. Ну, так получается, Мадумаров был прав? Потом, когда был избран сам Атамбаев, то я сразу не признал итоги голосования и его лично как президента, так как имели место манипуляции с избирательными урнами. Тогда на каждом шагу были нарушения законодательства.

– А когда и кто был доволен ходом голосования и его итогами? Никогда.

– Правильно. Поэтому я не признал. Хотя многие оппоненты чуть ли не через полчаса стали выказывать свою лояльность, признавая итоги. Кстати, все эти политики и сегодня живут припеваючи. Многие из них называли Розу Отунбаеву Курманджан Даткой наших дней, поздравляя роскошными букетами алых роз, а сегодня чуть ли не пинают ее. Это же правда! Далее наступил 2017 год, состоялись президентские выборы. Сразу по итогам я заявил, что выбирал не народ, а друг, "досум", так сказать. Через полтора года господин Атамбаев сам на всю страну признался, что он протащил друга со стартовой позиции 3% до 54%. А это нонсенс, такого просто не бывает. Ни один компетентный политолог и журналист не поверит.

– То есть если следовать вашей логике, отсутствует репрезентативность?

– Это мягко сказано. Когда его выдвинули на пост главы правительства, то он сам сказал, что даже не думал им стать. То есть абсолютная неподготовленность. Если у самого не было желания, то для чего надо было продвигать? Несколько лет назад в правительство стали продвигать молодых людей, превратили Дом правительства в Дом пионеров. Но ведь только лишь одной молодостью ничего не добьешься. Правительство решает достаточно сложные и тяжелые вопросы, для чего требуются опыт, жизненный багаж.

Теория очень далека от практики. Если учить молодых людей не за счет интересов государства, это одно. Но не надо проводить на государстве эксперименты. Это началось еще со времен Аскара Акаева. Я тогда, будучи молодым депутатом, говорил, что Кыргызстан – это не лаборатория.

Трагедия нашей страны в том, что на высокие должности приходят люди, даже не мечтавшие об этом.

Акаев говорил, что оказался на вершине власти, спустившись с парашютом; Бакиев вообще обедал и ни о чем не знал; Мадам оказалась среди мужчин единственной женщиной, став компромиссной фигурой; Атамбаев оказался на тот момент с деньгами среди всех и был вынужден по просьбе соратников идти на выборы, дабы реваншисты не вернулись; Жээнбеков даже премьером не мечтал стать…

– Баловни судьбы?

– Совершенно верно. Когда Дитрих Геншер, патриарх европейской политики, несколько лет назад встречался с Владимиром Путиным, он сказал, что после Де Голля и Черчилля политики европейского масштаба исчезли. Так вот в нашей политике все во сто крат хуже. Деградация! Высокая государственная должность не является гарантией социальной зрелости человека.

– Вы видели, как буквально недавно на центральную площадь вышла митинговать прогрессивная часть общества, причем демонстрация была довольно массовой. Впервые в истории страны активизировалась интеллигентная политическая страта, которая всегда предпочитала сидеть тихо. Однако все видные политики сейчас отмалчиваются, что свидетельствует о большой дистанции между политиками и гражданами.

– Очень хорошее наблюдение. Во-первых, крикунам-политикам уже не доверяют, они канули в забвение. Люди насмотрелись. Популисты себя изжили и девальвировались. Собственно, они никогда не были политиками, а руководствовались конъюнктурой. Что же касается моего личного неучастия, то есть несколько причин.

Сегодня все больше говорят о необходимости уступить дорогу молодым. Но дорогу никто не даст, ее надо пробивать.

Авторитет необходимо зарабатывать именно в тяжелых коллизиях и баталиях. Я не вижу даже, чтобы последние протесты выработали хотя бы резолюцию.

– Это не проблема, вопрос технологический.

– Нужна еще и социальная легитимность. Одна часть общества не может представлять весь народ страны одновременно. А политики сейчас не ушли в тень, они тихо наблюдают. Знаете, с одной стороны, можно было бы, конечно, все отдать на откуп молодежи, но с другой стороны - одолевает страх, так как последствия могут быть непредсказуемыми.

– Вы лично знакомы с Райымбеком Матраимовым?

– Да. Знал его, когда он занимал должность рядового сотрудника. С тех пор его знаю.

– Какие пути решения с Матраимовым вы бы предложили?

– Если бы коррупция заключалась только лишь в нем… К величайшему сожалению, проблема коррупции живет на высоких этажах власти.

Если первое лицо не потребует выполнять незаконные директивы, то и подчиненные не посмеют перейти черту. Феномен Матраимова возник не вчера, а еще во времена Акаева.

У Акаева были такие люди, были они и у Бакиева. У Атамбаева таких людей было еще куда больше. Если у предыдущих президентов их было раз, два, три, то после 2010 года они расплодились.

Когда начинается деление на верных и неверных, то и возникает возмущение людское. Нет никакой разницы между тем, что творится в таможне сегодня и двадцать лет тому назад. Систему создает человек, поэтому вопрос необходимо адресовать к личности. Если вокруг первого лица ходит много разговоров о легитимности, о чем даже Фарид Ниязов, руководитель избирательного штаба Сооронбая Жээнбекова, сам сказал, а именно неучтенные финансовые избирательные средства…

– Ну так первый вопрос тогда возникает к самому Фариду Ниязову, следуя логике, зачем он организовывал все на теневые средства?

– Они признают. Да и Атамбаев признает. Правда, сам Атамбаев покаялся слишком поздно. Где доказательства в виде документов? Где документы теневой бухгалтерии, которая велась точно во время предвыборной гонки? Атамбаев, если верить его словам, назвал колоссальную сумму – полтора миллиарда сомов. Откуда они взялись? Поэтому возникает вопрос о легитимности президентских выборов.

– А какая партия не занималась подкупом? Это логически объяснимо – финансирование неформальных проектов, покупка лояльности и прочее. Я думаю, если бы и вы одержали победу на выборах, то там тоже было бы не совсем безоблачно…

– Проблема в том, что на протяжении многих лет я как раз и не даю возможности для подобных примеров. Я в лицо президенту на встрече сказал, что все партии занимаются подкупом избирателей, и каждый депутат нынешнего ЖК стоит шесть миллионов сомов.

– И как он отреагировал?

– Никакой реакции. Вообще такая традиция идет со времен Акаева, когда он призывал брать, что дают, а голосовать по сердцу. Вот к таким делам призывал Акаев.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/403875