Мама умершего Артема: Пусть Минздрав услышит, какие круги ада проходят больные дети
KG

Мама умершего Артема: Пусть Минздрав услышит, какие круги ада проходят больные дети

Все самое интересное в Telegram

В редакцию Kaktus.media обратилась семья годовалого Артема Лугош, который умер 31 декабря 2019 года в реанимации Национального центра охраны материнства и детства (НЦОМиД).

"Мы специально рассказываем всю историю с самого начала для того, чтобы показать, какие круги ада проходят родители больных детей. Не важно, чем болен ребенок - ОРВИ или сложным заболеванием. Мы не называем фамилий врачей, поскольку не хотим никакого конфликта с ними и их увольнения. Единственное наше желание - обратить внимание Минздрава на ситуацию в нашей медицине. Возможно, если у врачей будет хорошая зарплата и нормальные условия труда, будет меньше агрессии и ошибок со стороны врачей", - начала свой рассказ мама Артема Олеся Лугош.

Началось все с обычного кашля и насморка

Артем заболел в начале декабря 2019 года. У мальчика были насморк и кашель. При этом, по словам родителей, он чувствовал себя хорошо. Поэтому лекарств никаких не принимали, только чистили нос и отпаивали компотами из сухофруктов. До этого малыш упал и повредил ухо, туда наложили швы, снятие которых пришлось именно на дни, когда у Артема был кашель.

"Мы пошли 6 декабря в железнодорожную больницу к хирургу, но швы снимала медсестра. После этого ночью поднялась температура 38,5° и 39°, пытались сбить температуру ибуфеном по инструкции по 2,5 мг не больше 3 раз в сутки, протирали водой и обмахивали полотенцем. Температура сбивалась на несколько часов и опять поднималась", - рассказывает Олеся Лугош.

У Артема были генетическое заболевание печени и порок сердца, поэтому ему нельзя принимать парацетамол и многие другие препараты.

Обратились в частные клиники, боясь заразиться в инфекционке

Молодые родители отвезли ребенка в частную клинику, где ему поставили диагноз "герпесная ангина". По возвращении домой у него снова поднялась температура, скорая, приехавшая на вызов, не смогла ничем помочь ребенку.

"Медсестра скорой порекомендовала не обращаться в городскую больницу №3 и в инфекционную больницу, так как там много детей с инфекционными заболеваниями и Артем может там еще что-то подхватить. Она посоветовала обратиться в частный медцентр КГМА. Там подтвердили, что у сына герпесная ангина, и врач предложил прокапать анальгин с димедролом, хлористый кальций, витамин С. У нас спросили, есть ли аллергия на какие-либо препараты, мы сказали, что не знаем, потому что ничего из этого мы никогда не давали. Ничего не знали мы и про витамин С, потому что из-за печени Артем был на диете "стол №5", которая предполагает строгие ограничения", - сказала Олеся.

Мы согласились и подписали бумаги, потому что не знали, как еще можно помочь ребенку, и полагались на врачей.

По словам мамы, температура спала на время после того, как ребенку прокапали лекарства. Но после снова поднялась, скорая на вызов не приехала и направила их в инфекционную больницу. Родители отвезли Артема в городскую больницу №3, где их отказались принимать и порекомендовали поставить свечи.

"После этого мы поехали в другую частную клинику, где врач поставила под сомнение герпесную ангину и сказала, что надо было давать жаропонижающее должную дозу. По ее мнению, мы давали мало жаропонижающего. Но вновь поднялась температура", - вспоминает Олеся.

Походы по госбольницам

Ребенка снова повезли в городскую больницу №3. Мама ребенка утверждает, что их приняли только после того, как дозвонились до заведующего. Там из-за появившейся сыпи врачи направили ребенка в инфекционную больницу с подозрением на корь. В инфекционной больнице, раздевая ребенка на осмотр, Олеся заметила, что там, где у ребенка стоял катетер, слезла кожа. Врач уверила маму, что кожу сорвали, когда снимали лейкопластыри с катетером. "Артема осмотрели и сказали, что это похоже на вирусное и кори нет. Мы опять поехали в третью детскую, где ребенка госпитализировали", - рассказывает она.

Артему поставили новый диагноз - вирусное заболевание и средний отит правого уха. Его положили в отделение краткосрочного пребывания.

"Так как мы приехали в пятницу вечером, врачей практически не было, и ребенка толком не осматривали, температура держалась, мне говорили опять ставить жаропонижающие свечи и давать парацетамол. Я постоянно объясняла, что у него травмирована печень и парацетамол нельзя. После этого ему пытались поставить катетер около десяти медсестер, которые долго пытались это сделать, но так и не смогли. Даже вызвали бригаду из реанимации, они тоже не смогли поставить катетер. Они объяснили это тем, что у ребенка температура и кровь стала гуще. После к нам практически никто не подходил и ничего не делали", - рассказывает мама.

На следующий день ребенка перевели в ЛОР-отделение, где снова не смогли поставить капельницу.

У ребенка началась аллергическая реакция, которая привела к смерти

Тем временем малыш становился все более вялым и все время спал.

Через некоторое время я увидела на кисти правой ручки на косточке красное пятнышко, похожее на ожог, такое же пятнышко было на локте. Постепенно на этих покраснениях кожа становилась более тонкой и в конечном счете слезала.

На утро таких пятнышек стало больше. В итоге выяснилось, что у Артема синдром Лайелла.

Синдром Лайелла - наиболее тяжелый вариант аллергического буллезного дерматита. Чаще всего синдром Лайелла представляет собой реакцию на лекарственные препараты. В основном синдром Лайелла развивается у лиц с отягощенным аллергологическим анамнезом, наиболее часто - на фоне перенесенной ОРВИ, по поводу которой больные принимали жаропонижающие средства, антибиотики, витамины и пищевые добавки. На теле появляется сначала покраснение, после волдыри, а потом слезает кожа с этого участка.

"Более двух часов врачи перенаправляли нас друг к другу: хирург - к токсикологу, тот опять к хирургу. Мы потребовали, чтобы ребенка осмотрел инфекционист, нам до этого говорили, что городская больница №3 может экстренно вызвать врача-инфекциониста из другой больницы. Приехал инфекционист, так как было воскресенье и ее вызвали в нерабочее время из дома, она была зла и кричала на нас, что мы плохие родители", - вспоминает Олеся.

Она направила нас в инфекционную больницу. А врачи третьей детской больницы, где мы находились, направляли в реанимацию, так как у ребенка пропал стул. Мы не знали, кого из них слушать и кто прав.

После ребенка уже отпустили в инфекционную больницу, но так как все машины скорой были заняты, они вынуждены были ехать на частной скорой за 1 500 сомов за перевоз из одной больницы в другую.

В инфекционную больницу Артем попал 15 декабря вечером.

"Мы лежали в коридоре, все палаты были заняты. У них не было даже постельного белья в достаточном количестве. Когда ребенку стало плохо и его два раза вырвало, то один раз простыни поменяли, а потом я просто подкладывала сухие пеленки, чтобы закрыть эти мокрые места. Утром собрали консилиум, приехал профессор из другой больницы", - продолжает женщина.

Когда все пришли осмотреть Тёмочку, меня попросили взять его на руки. Когда я его взяла, он начал истошно плакать и кричать. Потом я уже увидела, что в районе складок были новые очаги покраснений.

Врачи после длительного консилиума сошлись на том, что у мальчика синдром Лайелла. Однако выяснить, из-за чего он возник, почти невозможно, по словам врачей, которые лечили Артема.

Сразу появляется вопрос, почему сыну не сделали пробу, а попросили подписать бумагу? У ребенка началась аллергическая реакция, которая привела к смерти.

Ребенок истошно кричал от боли, а медсестры были с ним грубы

Медики предложили госпитализировать Артема в городскую больницу №3 или в НЦОМиД. Родители выбрали НЦОМиД. Там тоже не сразу хотели принимать ребенка. В итоге Артема положили в реанимацию. "Снова собрали консилиум и назначили антибиотики. Как мы попали в реанимацию, заболевание начало прогрессировать", - отмечает она.

С каждым днем у него появлялись большие волдыри и слезала кожа, мне было страшно заходить в реанимацию, я боялась увидеть новые участки, их было все больше и больше.

По словам Олеси Лугош, в реанимации не было специальных детских боксов для детей постарше, и врачи попросили их купить строительную сетку и обогреватель, чтобы сделать ему отдельный бокс, укрытый простынями, на его кроватку. "Сына обматывали бинтами, нагревали фурацилиновый раствор и обливали им бинты, так оставляли на некоторое время, а после снимали перевязку и шпателем обмазывали фурацилиновой мазью", - говорит она.

От любого прикосновения моему малышу было очень больно. Но медперсонал, слыша и видя эти истошные крики, никак не пытался мягче выполнять работу.

По словам Олеси, температура в первое время не спадала, но он постоянно спал из-за того, что ему капали противоаллергические препараты.

"От практически активного и жизнерадостного ребенка ничего не осталось, он даже не улыбался, когда состояние более-менее становилось лучше. Нам говорили только: ждите и молитесь. Через некоторое время я начала замечать халатное отношение некоторых медсестер, они и с первого дня были грубы с нами", - рассказывает Олеся.

Я просила медсестру перевернуть Тёму, чтобы сменить пеленку, она начала переворачивать его грубыми движениями, на мою просьбу быть аккуратнее, потому что ему больно, она разозлилась и начала специально дергать за пеленку и говорить: "Я же не вот так делаю".

По словам Олеси, медсестры подходили к ребенку без чепчиков, масок и перчаток или вовсе не подходили, оставляя тяжелобольных детей одних в реанимации.

Родители: Халатность медсестер привела к тому, что сын дважды терял кровь

По словам родителей, врачи попросили купить плазму для Артема, но при этом не уследили за ним в реанимации, и он потерял много крови.

Из-за их халатности мой сын два раза терял кровь.

"Первый раз оторвался шланг от шприцевого насоса, и когда я пришла кормить его, никого не было. Вся большая одноразовая пеленка и все постельное белье под ним было в крови. Когда я позвала медсестер, они испугались и быстро все поменяли, не сказав ничего врачу. Второй раз практически такая же ситуация, только крови было меньше, вся одноразовая пеленка под головой была в крови", - плачет мама мальчика.

Из-за этого ребенку решили поменять катетер, но его пришлось пришивать. Поскольку на теле уже не было кожи, она уже вся слезла. И в одну ночь Тёма сорвал себе катетер вместе с нитками.

Катетер мальчику перешили и предупредили, что так как катетер стоит с левой стороны, то до сердца всего 3-4 см и надо быть предельно аккуратным. По словам мамы Артема, это не послужило уроком медсестрам: "Через несколько дней после обработки, когда я пришла кормить сына, увидела, что он не привязан к кровати и пытается встать. Рядом с ним никого в реанимации не было. Повезло, что в этот момент пришла другая мамочка. Я попросила позвать медсестер, и только тогда мне помогли и привязали ему руки, чтобы он больше не вырывался".

Я толком не могла его держать, потому что как только пыталась его удержать, он начинал сильно плакать от боли.

Также Олеся Лугош жалуется и на халатное отношение со стороны дежурных врачей, которые не реагировали на образовавшиеся у ребенка на животе и ногах гематомы.

"Врач ответила, что это он отлежал такие синяки. Я даже без медицинского образования вижу, что такое невозможно. После моих долгих просьб и часов ожиданий она нас осмотрела и сказала, что начались проблемы с сосудами и нужно подключать еще ряд антибиотиков", - рассказывает Олеся.

По ее словам, другие врачи тоже реагировали агрессивно на просьбы рассказать о состоянии ребенка.

"Однажды врач наорала матом на меня и еще одну маму, кричала на весь коридор, как все ее задолбали. А когда я пришла к ней в кабинет узнать результаты анализа, сказала: "Если ты будешь ко мне приходить, я вообще запрещу тебе подходить к ребенку и выгоню из отделения". Через несколько дней Тёма впал в кому, и об этом узнала я первой, когда пришла его кормить. Он не просыпался, а медсестры этого даже не заметили", - рассказывает Олеся в слезах.

Также после двух дней в коме я спросила врача, как часто его должны переворачивать, стоявшая рядом старшая медсестра начала возмущаться, чтобы я их не учила работать, но после того как они его перевернули, у него был большой пролежень на затылке.

После жалоб Олеси заведующему отделением врач принесла извинения, но лишь за тон: "И когда я рассказала ей про ситуацию с медперсоналом, про халатность и что я нашла ребенка в коме, она ответила, что видела предрасположенность к коме. Но почему она никому ничего не сказала?"

31 декабря была смена другого врача, который назвал анализы критическими и назначил антибиотики для снятия образовавшегося отека мозга. Со слов Олеси, врач сказал, что, скорее всего, Артем выйдет из комы на следующий день. Но примерно в 23:00 у малыша остановилось сердце.

Фото на главной иллюстративное.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/404455