Большое интервью Омурбека Бабанова Kaktus.media: об обидах, тандемах и Конституции
KG

Большое интервью Омурбека Бабанова Kaktus.media: об обидах, тандемах и Конституции

Политик, экс-премьер-министр, экс-депутат ЖК двух созывов Омурбек Бабанов рассказал Kaktus.media о том, как он воспринимает политические события прошлого месяца в Кыргызстане, какова разница в попытках революции 2005, 2010 и 2020 годов, почему он любит желтый и бирюзовые цвета, а также о своих планах вернуться в политику, несмотря на свои обещания уйти из нее.

- Сегодня ровно месяц со всех политических событий, которые произошли в октябре в Кыргызстане, которые перевернули с ног на голову или наоборот всю политическую жизнь. Изменили отношение к стране в отношении всего мира. Как вы можете оценить все то, что произошло в течение месяца?

- С удовольствием согласился дать интервью Kaktus.media.Относительно последних событий, это, наверное, очень историческое событие, где в очередной раз наш народ сказал нет несправедливости! Нет подкупу! Должно быть экономическое развитие. Многие рассматривают это в связке с выборами, что именно выборы создали такие условия, что у нас произошли перемены, что президент был вынужден уйти в отставку.

Но я хочу сказать другое - не бывает так, что за один день или за 30 дней все сразу меняется. Этому, наверное, предшествовали несколько факторов. С 2015 года не было существенных реформ. Я думаю, что статданные по росту экономики не соответствовали реальным данным, потому что граждане должны почувствовать на своей жизни. Я всегда задаю вопрос, если у нас идет экономический бурный рост в 3-5%, тогда что наши граждане-мигранты делают за границей? Показатель экономического роста – это создание рабочих мест. Значит, у нас должно уменьшаться количество мигрантов.

Также не было справедливых судов, не было реформы правоохранительных органов. С 2015 года и во время правления Атамбаева, в последний период Атамбаева, были политические гонения. После него Сооронбай Жээнбеков продолжил эти политические гонения. Суды стали юридическим отделом администрации президента, когда они выполняли указания, кого судить и кого освобождать. Выборы послужили детонатором, чтобы это все разорвало.

Очень важно особо заострить внимание, сейчас произошла смена поколений в управлении страной. Сейчас к власти пришли более молодые, кто родился в 70-е. Это приведет к переменам, потому что каждое поколение подвержено изменениям, и оно смотрит по-другому на проблемы. Безусловно, будут перемены, но в какую сторону, покажет жизнь, и я надеюсь, это будет в лучшую сторону. Потому что в Кыргызстане по-другому невозможно. Мы знаем, что в Кыргызстане два президента в бегах, один в тюрьме, последний был вынужден уйти в отставку. Этого нельзя допускать. Кто станет на этих выборах, 10 января, президентом, он должен четко понимать – несправедливое управление страной без перемен, без экономических реформ – последствия будут те же, это будут те же грабли.

- Вы в 2005, 2010 и 2020 годах были в самом пекле событий. Можно ли считать это революцией или попыткой госпереворота? Достигались ли цели 2005 и 2010 годов и будут ли достигнуты цели 2020 года?

- Все это было волеизъявление народа. В 2005 году мы знаем, что Мадумарова, Бакиева, Бекназарова, Атамбаева сняли с выборов из-за того, что народ их хотел видеть в своих округах (до 2007 года в КР была мандатная система выборов. - Прим. Kaktus.media), но Акаев их не пропускал.

Народ вышел на улицу, потому что это было несправедливо, показал свое волеизъявление, и результат для Акаева был плачевным. 2010 год. Мы знаем, за год до этого Бакиев выиграл на президентских выборах, набрав 85% голосов (88,72%. - Прим. Kaktus.media), вроде бы для него все прекрасно. В то же время все знали, что это закинутые голоса. Все знали, что идет не реформа, а подбор госсобственности, когда Максим Бакиев под себя хотел забрать "Северэлектро", "Востокэлектро", частный бизнес. Тогда были опять политические гонения, глав оппозиции начали сажать в тюрьму. И тогда Текебаева, Атамбаева, Розу Исаковну, Бекназарова пытались арестовать. Народ обратно вышел на улицу против несправедливости и нечестности. Мы должны это понять, это не за один день происходит, и вновь было волеизъявление народа.

Теперь 2020 год. Во время правления Сооронбая Шариповича все говорили про Матраимова, про коррупцию. Он говорил - дайте факты. И даже узкий круг ему говорил. К большому сожалению, он не услышал этого. К большому сожалению, когда люди становятся президентами, они окружают себя слабыми людьми, слабыми премьерами. А если бы хватило воли сказать об этом, то их отправили бы в отставку, возбудили бы уголовное дело, преследовали бы этот парламент, депутатов.

А слабые кадры приводят к развитию коррупции. Результат "Биримдик" получает 45 мандатов, "Мекеним Кыргызстан" получает 45 мандатов, партия "Кыргызстан" получает, итого 105 мандатов они получают. Зачем 105 мандатов? 500 тыс. голосов по дополнительному списку погубили страну.

В Кыргызстане невозможно никого обмануть.

- Во время всех событий вы попали в большую передрягу на площади Ала-Тоо, когда там стреляли. Расскажите вашу версию событий.

- 9 октября вечером я встречался с Садыром Жапаровым, Камчыбеком Ташиевым, в этот же день я встречался с Сооронбаем Жээнбековым по моей инициативе. Когда мы обсуждали это, Жапаров и Ташиев заявили, что это сделали не они (имеется в виду их сторонники) - это провокаторы. Мы начали выяснять, кто именно. Ни одна из сторон не была заинтересована в столкновении. Ведь могла пролиться кровь. Позже Сооронбай Жээнбеков заявил, что их поддерживали люди президента и вообще в этой ситуации есть третья сторона.

Сейчас ГКНБ должен провести непредвзятое следствие и определить, откуда пришла та толпа, ведь столько камер снимало. Я считаю, что это была спецоперация, во время которой наших ребят должны были бить, а они отвечать. В итоге столкнутся с толпой Жапарова. Тогда бы вышел третий и сказал, что он наводит порядок, и он должен был выиграть. Но она не сработала. Мы не дали отпор и ушли с площади.

- Возвращаясь к вашему совместному походу на площадь вместе с Алмазбеком Атамбаевым. В 2017 году вы подвергались большой критике с его стороны, когда он рассказывал о своем мнении по поводу вашей персоны и резко поменял его. Все понимали, что вы больше не друзья. Спустя три года объединились. Простили ли вы его?

- Алмаз Шаршенович в 2017 году совершил самую большую ошибку в своей жизни, и он это признал. И она не в том, что он поддерживал Жээнбекова, а в том, что он не провел честные выборы. Один Всевышний знает, кто бы тогда выиграл. Админресурс был настроен против меня, и в последние 10 дней подключился президент и сам агитировал. Что он только не говорил в мой адрес. Я очень много анализировал. Я год сильно злился, ведь у нас были близкие отношения, когда он был никем, находился в оппозиции. Я был рядом, несмотря на мой бизнес. Я никак не понимал его действия. Можно объяснить это тем, что он слушал шофера (Икрамжана Илмиянова. - Прим. Kaktus.media), свое окружение. Но все равно же человек принимает решение. Но жизнь строится на прощении. И это самое великое качество человека. Но у руководителей страны его очень мало. У кыргызов есть слово - айкөл, которое дается человеку при его выдвижении на должность. Я простил его, он публично просил прощения. Но это не говорит о том, буду ли я с ним общаться в дальнейшем. Это покажет время. Простить и общаться - две разные вещи. Если не прощать, то душа сгниет. Мы с ним обстоятельно говорили на эту тему, и он понимает свою вину перед страной, и для него сейчас важно только, чтобы у него бы открытый суд. У Садыра Жапарова нет никаких обязательств перед ним, и также важен открытый суд. Это касается всех, если мы хотим строить открытое общество.

- Партия "Республика" шла на парламентские выборы без вас. Вы вернули себе лидерство в партии?

- Все говорят - Бабанов уходит, приходит. Еще в 2017 году я сделал заявление, что я ухожу из политики. В 2019 году прошел съезд партии, и это закрепилось юридически. Я не могу стоять в стороне и молчать. Партия не просто один Бабанов - это партия единомышленников, и обязательно на выборы она будет обновленной. Я по-прежнему член партии.

- Одним из ваших символов является желтая кофта, в которой вы участвовали во многих митингах, а также проводили агитацию. Но в этот раз мы ее не увидели. Что с ней?

- Если вы заметили, то я люблю желтый и бирюзовый цвета. Бирюзовый - Вселенная, цвет флаг кыргызского древнего государства. А желтый - цвет земли и перемен. Я люблю перемены и движение вперед. Эта любовь постоянная, и кофта на месте в шкафу. Мое самое главное достояние - мой электорат и имя. Я не был в провластных партиях - СДПК в 2007 году, "Республика", "Республика - Ата Журт". Когда Атамбаев посадил Текебаева, не пустил на выборы Ташиева, Жээнбеков настоятельно просил меня не приезжать в страну, объясняя это накаливанием обстановки. Я не хотел подставлять людей, ведь выборы были нечестными. Я признал итоги выборов, в противном случае народ вышел бы на площадь и была бы бойня. Я никогда не позволю, чтобы из-за должности расстреливали людей. В апреле 2019 года готовилась провокация и могли истребить людей. Сейчас важно сохранить свободное гражданское общество, независимые СМИ, потому что это дает возможность президенту и премьеру видеть, где есть проблемы. Они - источник иного мнения. В парламенте должен быть плюрализм.

- Обсуждается сейчас широко и конституционная реформа. Ваше мнение на этот счет?

- Я еще в 2015 году предлагал определить форму правления в стране и чтобы это сделал народ. Все тогда говорили, что Бабанов выступал за президентскую форму. Но я поддерживаю конституционную реформу, потому что мы имеем суперпрезидентскую Конституцию. Сейчас, после Совета судей, президент предлагает судей парламенту. До этого юротдел аппарата президента убирает ненужных им кандидатов. Всех местных судей назначает президент. О какой независимости судов может идти речь? Дисциплинарная комиссия существует также при президенте.

Часть членов ЦИК также предлагается от президента, где здесь независимость? Генпрокурор также предлагается президентом. Парламент выбирает. При этом президент ни за что не отвечает - ни за экономические провалы, а только премьера отправляет в отставку.

Если будет президентская форма правления, то он сам будет отвечать за защиту бюджета, за соцвыплаты, отчитываться перед парламентом. Избрание генпрокурора должна предлагать оппозиция, а ЖК выбирал, при этом его назначение должен подписать спикер. Тогда прокурор будет независим от президента и не будет никакого влияния. За президентом должно остаться МВД, АКС. Должен быть баланс сил. Все остальное зависит от человека.

- Как вы оцениваете нынешние назначения?

- Жапаров опирается сейчас на своих близких друзей, на тех, кого предлагают. Но я вижу, как сейчас он и снимает людей. Но новые лица есть - Тилек Токтогазиев, Эльвира Сурабалдиева, его критиковали, однако он их поставил.

Это говорит, что он будет менять кадры. Сейчас надо приглашать сильных людей и политических лидеров. Надо окружать себя неудобными людьми, которые будут говорить, что и как.

- Вам предлагали должность?

- Мне нет. Я не знаю, согласился бы или нет, если бы предложили. Если было бы условие - решать, как я лично это вижу, то возможно. Так нам рассказывал Каха Бендукидзе (грузинский реформатор. - Прим. Kaktus.media), успех реформ в Грузии в том, что команда единомышленников и сильных людей самостоятельно работала. Они не подхалимничают и говорят, что все прекрасно.

- Сейчас очень обсуждаема семья Матраимовых. Вы знакомы с кем-нибудь из них? В частности, с Райымбеком Матраимовым?

- В 2012 году, когда я был премьером, я хотел его уволить, но очень много людей просили о нем. Очень многие люди просили о нем. Я не буду называть имен, но они помнят об этом. Я с ним встретился, был на встрече еще и Кубан Кенешевич (Кулматов, возглавлял ГТС в 2012 г. - Прим. Kaktus.media), я хотел его уволить, он обещал повысить поступления на таможне на 3 млрд сомов. Я сказал ему - сделаешь, не уволю, не сделаешь, то уволю. Он пообещал выполнить, если его никто трогать не будет. Я курировал законную часть таможни. Остальное - Алмаз Шаршенович.

- Сколько уголовных дел открыто на вас?

- По политическим мотивам на меня лично открыто три уголовных дела в ГКНБ, на родственников, которые владеют компаниями, около 6-7. И все они открывались по политическим мотивам. Они открыты в апреле 2019 года, как раз когда я собирался приезжать. Это можно определить по датам. После моего возвращения открыто еще пять дел. Я говорил со следователями, и они признают, что это абсурдные дела.

- Каким вы видите Кыргызстан через пять лет?

- Я его хочу видеть развивающимся, чтобы мы жили не прошлым, а будущим. Чтобы появился у нас лидер, о котором говорили как об открытии, чтобы к нам приезжали учиться. Чтобы суды стали независимыми, тогда у нас все получится.

Политический кризис-2020 (802 статьи)
Задержан Жениш Молдокматов. После допроса он раскритиковал Жапарова и Ташиева
6 Мая 2021, 22:47
Участники октябрьских событий: Мы не просим статус героев, но про нас забыли
2 Марта 2021, 15:58
Эльвира Сурабалдиева: Жээнбеков намеревался посадить тех, кто был на митинге 5 октября
26 Февраля 2021, 18:33
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/425350