Религия vs насилие. Как религиозные общины борются с домашним насилием в Кыргызстане
KG

Религия vs насилие. Как религиозные общины борются с домашним насилием в Кыргызстане

Домашнее насилие - одна из главных проблем в Кыргызстане, которая лишь усугубилась в 2020 году из-за череды событий, связанных с распространением коронавируса.

В этом материале вы сможете прочитать о том, как лидеры религиозных сообществ - мусульмане, православные христиане, протестанты, католики, бахаи и тенгрианцы - ведут борьбу с домашним насилием и его последствиями в своих общинах.

Этот проект сделан в бюро сторителлинга "Медиа Сторис" для организации International Alert и проекта "Татыктуу жашоо". В рамках проекта фонд проводит встречи межконфессиональной рабочей группы по включению нужд женщин и девочек из религиозных сообществ в Национальную стратегию до 2030 года и Национальный план действий на 2021-2023 годы по достижению гендерного равенства в Кыргызстане. Публикуется на правах партнерского материала.

В марте 2020 года власти Кыргызстана ввели принудительный режим самоизоляции из-за опасности COVID-19. Десятки тысяч семей оказались заперты дома. Замкнутое помещение, безработица и тревога за будущее стали причиной множества конфликтов, которые зачастую выливаясь в избиения мужьями жен и детей.

До карантина избитые женщины, опасаясь расправы над собой и детьми, имели шанс сбежать в специализированный приют, где они могли получить психологическую и юридическую помощь.

Карантин забрал у них эту возможность.

"Мы ищем жилье для женщины, которую постоянно избивает муж. У нее четверо детей, и идти ей некуда. Муж избивал ее на глазах у детей несколько дней подряд, бил и детей. Мы понимаем, что это может закончиться убийством. Принять ее в шелтер невозможно из-за карантина. Родственников у женщины нет. По нашим данным, сотни кыргызстанок сегодня живут в настоящем аду", - рассказывала сотрудница кризисного центра "Шанс" Адинай Жапаралиева в интервью "Спутнику" в апреле прошлого года.

"Количество жалоб на домашнее насилие увеличилось в 2-3 раза"

Жамал Фронтбек кызы и ее фонд "Мутакалим" уже больше 20 лет ведут борьбу за права женщин-мусульманок - тут и обучение правовой грамотности, и создание условий для экономической независимости, и образовательные курсы для детей из неблагополучных слоев населения.

По ее словам, женщины очень часто обращаются к ним с жалобами на насилие в семье, а в 2020 году, из-за последствий пандемии коронавируса, количество жалоб "увеличилось почти в 2-3 раза".

По данным Министерства внутренних дел, за первые шесть месяцев 2020 года количество обращений по фактам домашнего насилия увеличилось на 65% в сравнении с тем же периодом 2019 года, и это только официальные цифры.

"Особенно часто обращаются вторые и третьи жены, когда они разводятся или когда муж отказывается содержать жену; или первые жены, у которых конфликты с последующими женами; или когда муж избивает из-за семейно-бытовых проблем; или муж умирает - возникает проблема распределения наследства, вторых-третьих жен выгоняют из дома", - говорит она.

(По законодательству Кыргызской Республики запрещено двоеженство - сожительство с двумя или более женщинами и ведение общего хозяйства наказывается лишением свободы до двух лет. - Прим. автора.)

Фронтбек кызы рассказывает, что в декабре 2020 года, после тренингов организации International Alert для религиозных групп по предотвращению насилия в отношении женщин и девочек, ее фонд провел целую серию прямых эфиров в "Фейсбуке" и "Инстаграме" с экспертами на эту тему.

"Там очень много писали в комментариях, что эта проблема очень острая. Каждый день в прямых эфирах писали с вопросами, как наш фонд может помочь [жертвам насилия], куда обращаться, как получить юридическую поддержку. [Еще] у нас есть группы в WhatsApp - женщины там часто пишут, звонят и говорят о том, что подвергались насилию", - говорит она.

По различным данным, более 80% населения Кыргызстана - мусульмане.

Она добавляет, что эти эфиры также смотрели и мужчины - многим из них "не понравилось", что "Мутакалим" поднимает вопросы насилия в семье среди мусульманского сообщества.

"Особенно в "Фейсбуке" много писали: "Зачем вы этому учите? Вы добьетесь, что все мужья сядут в тюрьму. Женщины, вы никто, вы не должны эту тему поднимать. Вы бессовестные, что обсуждаете эту тему, выходите в Интернет". Но постепенно женщин становилось значительно больше, и они уже не стеснялись в прямом эфире писать о своих проблемах, задавали вопросы экспертам", - говорит Фронтбек кызы.

Мусульманкам эти эфиры и публикации на тему запрета домашнего насилия в исламе, по словам главы "Мутакалима", нравились - они "пересылали их своим родственникам, показывали мужьям и женщинам, которые подвергаются насилию".

По ее словам, в организации жертвам домашнего насилия оказывают психологическую помощь, но отправляют в партнерские юридические организации и кризисные центры, чтобы они могли оформить охранный ордер, найти временный приют и обезопасить себя от агрессора.

"Мы очень много проводим беседы с агрессорами. Если они религиозные люди, то просим имамов, чтобы подключились - они, конечно, отрицают насилие, но мы все равно стараемся работать с ним, со свекровью, с мамой женщины", - говорит Фронтбек кызы.

Психологическая помощь жертвам, по ее мнению, важна, так как "очень много бывает случаев", когда женщина подвергается насилию и потом переносит это насилие на своих детей.

"Это выявляется через детей - они к нам на курсы ходят и говорят: "Вот, у нас дома неспокойно, я не хочу туда ходить, я запираюсь в комнате". Наш психолог это узнает, начинает с этим ребенком работать, и выясняется, что мама ее избивает - а та делает это, потому что ее избивает отец семейства", - добавляет глава "Мутакалима".

Мухаммед Дургалов, имам города Кант, говорит, что иногда сталкивается с жалобами на домашнее насилие - как среди мусульман своего города, так и среди тех, кто не принял ислам.

"Если человек совершил насильственные действия по отношению к своей семье, то мы в тесном сотрудничестве с госорганами стараемся исправить этот минус в этой семье. Ислам всегда за права женщин. Мы ни в коем случае не должны оскорблять и унижать женщин", - говорит он.

По данным экспертов, ситуация усугубляется в религиозных семьях, так как в последние годы "растет поляризация между светской и религиозной частями населения" из-за того, что представители религиозных сообществ не привлекаются к разработке и реализации различных государственных инициатив и исключаются из процессов местного самоуправления. В итоге религиозные сообщества начинают жить не по государственным законам, а по законам или заповедям своей веры.

Жамал Фронтбек кызы считает, что частично проблему домашнего насилия можно решить несколькими способами:

  • объяснять законы простым языком;
  • повышать уровень образования и юридическую грамотность населения;
  • создать в исламских организациях - в первую очередь в Духовном управлении мусульман Кыргызстана - орган или должность для женщин, к которым смогли бы обращаться со своими проблемами мусульманки.

"Мы думаем продолжать такие эфиры. У нас было 30 дней по теме насилия. Сейчас 30 дней по теме экономики. Следующие 30 дней хотим на тему права сделать. С правовой точки зрения, наверное, там тоже много вопросов будет по насилию - это и деление имущества (как оно должно оформляться), как получить алименты", - говорит она.

"Часто приходится бороться со стереотипом, что женщина должна терпеть [насилие], нести крест, прощать агрессора"

Диакон Андрей Тонких уже много лет председательствует в обществе трезвости и служит в отделе социального служения и благотворительности Бишкекской и Кыргызстанской епархии Русской православной церкви.

Он утверждает, что сам редко сталкивается с жалобами на домашнее насилие. Женщины, по его мнению, либо боятся общественного порицания, если публично пожалуются на насилие у себя дома, или "не видят какого-то результата в этом".

"В основном женщины боятся родственников, общественности. То есть часто приходится бороться со стереотипом: когда женщина становится жертвой, она впадает в мнимые стереотипы, что надо терпеть, что она должна нести крест, должна прощать [агрессора]. Вот здесь приходится разъяснять, что в следовании этим стереотипам нет никакой пользы, что домашнее насилие - это не есть несение креста и это плохо, если терпишь побои от мужа или молча смотришь, как муж бьет детей. Приходится объяснять, что это ложные убеждения", - говорит диакон Андрей.

Он рассказывает, что при Свято-Воскресенском кафедральном соборе уже несколько лет действует приют, который принимает женщин, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях. Там им предоставляют почти все условия - уход, питание для женщин и детей, необходимую медицинскую помощь и оплачивают медикаменты.

Также при соборе есть возможность получить консультации в юридическом отделе - представители епархии подсказывают, как получить охранный ордер или какую помощь могут получить женщина и дети, если они стали жертвами насилия.

Основными причинами роста домашнего насилия в Кыргызстане в 2020 году, согласно исследованию, которое делалось в рамках проекта "Татыктуу жашоо", называются:

  • Сокращение источников доходов.
  • Рост безработицы.
  • Длительный период семьи в изоляции.
  • Конфликты с детьми.
  • Значительный рост тревожности, стрессов и появление симптомов депрессии.
  • Злоупотребление алкоголем.

Диакон Андрей добавил, что Русская православная церковь осуществляет международный проект с организацией "Психосоциальная абилитация зависимых людей" (ПАЗЛ) и каждое воскресенье в 12-м микрорайоне в Бишкеке проходят видеоконференции, где каждый желающий может поговорить с психологами, священниками и консультантами по теме насилия и как от него избавиться.

"И сам я лекции проводил на эту тему, что домашнее насилие - это плохо. В Ветхом завете есть заповедь "не убий", а Новый завет предлагает абсолютную любовь. В любом случае невозможно, никаким образом нельзя одобрять или поощрять домашнее насилие - ни физическое, ни психологическое, ни экономическое, ни сексуальное", - говорит дьякон Андрей.

В Кыргызстане, по разным данным, более 16% населения относят себя к христианам: это и православные христиане, и католики, и протестанты, и представители других течений.

По его мнению, кыргызские законы против домашнего насилия "не учитывают всех аспектов" и написаны сложным юридическим языком, который не всегда понятен жертвам домашнего насилия.

"Наказывают огромным штрафом отца семейства, а потом мать приходит забирать заявление, потому что… этим штрафом либо разрушают семью, либо этот закон распространяется на тех, кто способен оплатить. То есть личных характеристик семьи никто не учитывает - закон такой, как он есть. [...] Он в жизни не может иногда реализоваться", - считает дьякон Андрей.

Он добавляет, что государство должно более комплексно подходить к решению проблемы домашнего насилия, так как церковь осуждает так называемую ювенальную юстицию - когда у обоих родителей отбирают права на воспитание ребенка из-за жестокого обращения. При этом правоохранительные органы не проводят никакой профилактики с агрессорами.

"Нельзя, следуя сухим законам, взять за шкирку кого-то, повесить, и на этом решатся проблемы. Надо всегда подходить комплексно к решению этой проблемы, решать ее постепенно", - говорит диакон.

"Если мы не можем никак воздействовать на насильника, чтобы он прекратил свое насилие, то жертва должна обратиться в правоохранительные органы"

Католическая церковь Кыргызстана борется с домашним насилием, стараясь не доводить дело до развода.

"Брак он один раз и навсегда", - говорит представитель католической церкви в Кыргызстане Николай Пичкунов.

Пичкунов рассказывает, что недавно в семье его знакомых произошел конфликт, в который пришлось вмешаться представителям церкви.

"Была проведена сепарация - отлучение супругов - не смогли найти решение, и муж продолжает насилие, не физическое, а скорее психологическое. Из-за того что не смогли прийти к консенсусу, мы рекомендовали временно разойтись, неофициально: для принятия, для примирения, для выявления проблем, нахождения решения. Матери с детьми пришлось съехать, а муж остался. Сейчас с ним ведутся беседы, что некорректно так вести себя по отношению к жене и детям", - говорит Пичкунов.

"Если мы не можем никак воздействовать на насильника, чтобы он прекратил свое насилие, хоть физическое, хоть психологическое, то жертва должна обратиться в правоохранительные органы", - продолжает он.

Церковь активно сотрудничает с психологами, социальными работниками, с фондами и реабилитационными центрами. Вместе они стараются помочь семьям, испытывающим проблемы, в том числе и детям.

В случае если внушения не помогают и жертве насилия угрожает реальная опасность, то церковь не видит иного выхода, как развод.

"Есть такие случаи, (церковь) с пониманием относится и разводу препятствовать не будет. Но в дальнейшем уже другого брака не заключается ни по отношению к женщинам, ни по отношению к мужчинам", - отмечает Пичкунов.

В церкви были обеспокоены увеличившимся числом случаев семейного насилия и приняли дополнительные меры.

"2021 год Папа Франциск объявил Годом святого семейства. Он хочет, чтобы проповедники на своих проповедях показывали, кто такие были Иосиф и Мария и что это полноценная семья. Сейчас, к сожалению, идет проблема семей и католическая церковь сделала на этом акцент, чтобы семьи были более сплоченными и чтобы Святое семейство было для них примером", - заключил Пичкунов.

"Прививаем правильное представление о том, как выглядит равенство между мужчиной и женщиной"

Представительница общины бахаи в Кыргызстане Малика Картанбаева рассказывает, как недавно переехала в новую квартиру в Токмаке, а вечером, ложась спать, услышала, как за стенкой доносятся крики женщины и плач детей. Она долго не могла уснуть и поднялась к соседке сверху, чтобы узнать, что происходит в соседнем подъезде.

"Через стенку было слышно, что избивают женщину, и плакали дети. На следующий день я узнала, что это была беременная женщина, у которой еще двое детей 6 и 7 лет. Ее периодически избивает муж", - говорит она.

Малика узнала от соседки сверху, что эти побои продолжаются уже давно, женщина уже приходила к соседям за помощью, милиция не раз приезжала, однако все равно каждый раз возвращалась к мужу, который ее бьет.

"Мы начали общаться с этими соседями, и с мужем, и с ней. Начали с воспитания детей, что для детей первый пример - это мы сами, что они всему учатся в семье и что важно создать атмосферу, которая поможет им развиваться. Разговор начался", - рассказывает Картанбаева.

По ее словам, разговоры до сих пор идут, но насилия уже стало меньше в этой семье, отмечает Картанбаева.

Община бахаи активно работает с молодежью - они стараются привить подросткам "правильное представление" о том, как выглядит равенство между мужчиной и женщиной и как в будущем избежать проявления насилия в семье.

"Мы стараемся создать среду, где они [дети и подростки] будут размышлять и приходить к осознанию [равенства], и таким образом поменяется атмосфера в будущей семье тоже", - заключает она.

"Если ты правильно решаешь конфликты, то ты растешь и в браке тоже. А если неправильно, то брак распадается"

Пандемия и локдаун заставили Альянс церквей Кыргызстана искать новые способы коммуникации с прихожанами. Так появилась идея онлайн-курсов для семейных пар, которые испытывали трудности коммуникации во время самоизоляции.

"Во время пандемии Кыргызстан, как и другие страны, оказался в трудной ситуации. Во время карантина все должны были находиться дома. Мы понимаем, что муж на работе, жена с детьми, и они часто не видят друг друга. Это был для них риск, когда они все находились дома. Это было насилие над женщинами, над детьми - [их ругали] по поводу обучения [в школе в онлайн-формате]", - говорит пастор Рыспек Заиров о создании курсов "Жашоо Деми".

На курсах семьи знакомятся друг с другом, рассказывают свои истории, получают консультации наставников, семейных и детских психологов и вместе ищут пути решения проблемы и укрепления брака.

Протестантизм не одобряет разводов, поэтому в церкви проводят подготовительные курсы для пар, решивших вступить в брак, для того чтобы подготовить их к семейной жизни.

Мы в течение шести месяцев проводим с ними лекции, на которых рассказываем им о роли женщины и мужчины в браке, почитании и поклонении Богу. За эти шесть месяцев они узнают друг друга больше. Затем девушка с моей женой, я с женихом говорим о первой брачной ночи, об ожиданиях от брака. И мы учим, что конфликтные ситуации везде бывают. Что конфликт - это путь познавать друг друга хорошо. Если ты правильно решаешь конфликты, то ты растешь и в браке тоже. А если неправильно, то брак распадается. Бог не хочет развода, Бог хочет, чтобы был счастливый брак.

Зачастую мужчины не вовлечены в происходящее в семье. Это натолкнуло Рыспека Заирова на создание лекций "Миру нужен отец".

"Отец всегда на работе, вне дома, думает, что его дело - принести деньги, напитать их телесно. После громкого случая, когда в России кыргызстанец жестоко избивал своего ребенка, мы задумались над тем, чтобы проводить дополнительные беседы с отцами. Мы рассказываем то, что написано в Библии: не раздражайте своих детей, любите их, проводите с ними время, уделяйте им внимание", - заключил он.

"Кыргызы всегда ценили женщин, роль женщины, роль мужчины и все эти ценности имели место в быту - ежедневно, ежечасно"

"Кыргызы утратили семейные ценности", - считает глава фонда "Уулу Тендик" Каныкей Сейитказиева.

"Уулу Тендик" - одна из немногих зарегистрированных организаций, которая пытается работать с тенгрианцами в Кыргызстане и продвигать их интересы.

"Мы нарушили народные традиции, мы нарушили отношение к себе, к людям, к природе, и, конечно, мы получаем сейчас такие результаты, что возникают вопросы о неравенстве, о насилии", - говорит Сейитказиева.

По ее словам, пандемия и возросший уровень домашнего насилия показали, насколько кыргызский народ оторвался от своих корней.

"Кыргызы всегда ценили женщин, роль женщины, роль мужчины, и все эти ценности имели место в быту - ежедневно, ежечасно. Проживая жизнь, кыргызы соблюдали эти правила. Вероисповедание было второстепенно, в первую очередь ценились человеческие ценности, природа. Мы восстанавливаем эти ценности, работаем над этим", - говорит Сейитказиева.

Ее фонд активно работает с женщинами по вопросам воспитания и проводит консультации, как выносить и воспитать ребенка в соответствии с древними убеждениями кыргызов.

"Все начинается с малых лет, с воспитания. Например, как вести себя во время беременности, чтобы родился здоровый ребенок. Здоровый ребенок - это здоровое общество. Здоровая женщина - здоровый ребенок. Таким образом находим начало. Говорят же: "Отыщи начало, и ты многое поймешь". Это не говорит, что мы должны вернуться в каменный век, жить в юртах. Нет, это более глубокое, более ценное знание наших предков", - заключает она.

____________________________________________________________

Проект "Татыктуу жашоо" направлен на получение поддержки от религиозных лидеров в реализации Национальной стратегии и Национального плана действий по достижению гендерного равенства. Также они участвуют в информационной кампании по предотвращению насилия в отношении женщин в различных религиозных сообществах. Проект является реакцией на резкий рост домашнего насилия в период карантина, вызванного пандемией COVID-19, и на долгосрочные последствия эпидемии - продовольственная и экономическая безопасность, - которые определяют насилие в отношении женщин и девочек. Больше о проекте вы можете узнать на сайте организации International Alert и на странице в "Фейсбуке".

Данная публикация была создана при поддержке посольства Великобритании в Бишкеке. Мнения, отраженные в публикации, не могут быть восприняты как официальная позиция посольства или правительства Великобритании.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/432577