Дирижер Эрнис Асаналиев: Иногда и сам думаю, что мы на дне. Но продолжаю бороться
KG

Дирижер Эрнис Асаналиев: Иногда и сам думаю, что мы на дне. Но продолжаю бороться

Гость редакции - основоположник, художественный руководитель и дирижер президентского камерного оркестра "Манас", народный артист Кыргызской Республики, лауреат международных конкурсов, доцент Кыргызской национальной консерватории - Эрнис Асаналиев.

Справка

Эрнис Асаналиев получил начальное музыкальное воспитание в РССМШИ им. М. Абдраева. Продолжил образование в Казахской национальной консерватории им. Курмангазы, в классе профессора Д. Касеинова. В 1995 году Эрнис стал концертмейстером Всемирного молодежного симфонического оркестра на Международном фестивале имени Рихарда Вагнера в немецком городе Байрейт, выступил в концертном турне по США в составе Государственного камерного оркестра Казахстана "Академия солистов". В 1996-1998 гг. музыкант переезжает в Москву и совершенствует свое мастерство в аспирантуре Московской государственной консерватории им. П. Чайковского, в классе профессора А. Мусаходжаевой.

Вскоре после окончания учебы началась преподавательская деятельность в Кыргызской национальной консерватории. На сегодняшний день среди студентов доцента Эрниса Асаналиева есть лауреаты и дипломанты республиканских конкурсов.

Эрнис Асаналиев однажды понял, что ему тесно в рамках сольной, пусть и весьма успешной карьеры. Он проявил интерес к дирижерскому мастерству и получил в Кыргызской национальной консерватории второе высшее образование. Собрав группу молодых музыкантов-единомышленников, он в 1999 году создает камерный оркестр "Манас", который в 2001 году получает статус Президентского.

Сейчас оркестр является ведущим камерным коллективом в стране, для которого характерны блестящее мастерство, обширный репертуар, стильная трактовка классических и современных шедевров камерной музыки. В 2010 году Эрнис Асаналиев занял должность второго дирижера Государственного академического симфонического оркестра им. А. Джумахматова.

С маэстро беседует скрипачка и его ученица Ниссо Мурзаева.

- Мы живем в XXI веке, но до нас еще не дошла музыка XX века. В связи с этим к вам, как к одному из немногих представителей, двигающих нашу полумертвую культуру, возникает вопрос: в Кыргызстане когда-нибудь прозвучат произведения современных композиторов: Софии Губайдулиной, Эдисона Денисова, Альфреда Шнитке?

- Ты права, в современном мире Бах, Бетховен, Моцарт, Чайковский звучат всегда, но композиторы XX века: Прокофьев, Шостакович, Губайдулина, Мессиан, Пуленк, - в принципе звучат редко. Молодое поколение, школьники и студенты, хотят слушать, играть, понимать такую музыку. Но, к сожалению, встречаются с определенными трудностями, даже академическими. Время идет, мы, конечно, сильно опаздываем. Но стараемся и верим, что композиторы XX века будут чаще звучать в Кыргызстане!

- Буквально три года назад я восхищалась оркестрами и исполнителями, которые модернизируют классику. Не потому, что исполнение происходит с какими-то современными приемами, а потому, что музыканты перешагнули академизм. Сегодня мне очень тяжело от "легкой" музыки, потому что, скорее всего, это говорит о деградации общества и понижении уровня культуры. Что вы думаете об этом?

- Ты это о чем?

- Хотя бы о концертах стихий: о музыке песка, воды, огня, деревца, одуванчика.

- Я думаю, что в музыке не просто можно, а нужно обходиться без песка и без воды. Нельзя лить воду в уши публике.

- Согласна, но ужас в том, что публике нравится это.

- Музыка песка - это легкая музыка. Человеком она воспринимается быстрее, поэтому интересна для детей, но не для взрослых.

- Между прочим, взрослым еще интереснее, чем детям.

- Правда?

- Да! На этом собирают полные залы!

- Пожалуйста! Меня это не убивает, потому что музыку песка сыграет даже оркестр детской музыкальной школы. Перед нами стоит другая задача: постараться воспитать публику на серьезных произведениях и показать видение композитора, побеждая голые ноты, чтобы получалось глубже и доходчивее. Ведь есть другая часть публики, которой чего-то не хватает, им не нравится песок, и они хотят слышать исполнение только наших музыкантов. Благодаря им мы уже меняемся к лучшему изнутри общества. Улучшение изнутри - это же хорошо? В любом случае лучше, чем вода или песок.

- Вы говорите, что определенная часть публики хочет слушать наших музыкантов, но билеты скупаются только когда выступают приезжие звезды, которые, в свою очередь, не видят смысла выкладываться перед незнающей публикой. И как-то становится жалко наших людей…

- Да, к сожалению, это правда. Наша публика еще не может отличить высокое исполнение от надувательства просто потому, что не избалована концертами настоящих музыкантов. Но псевдомузыканты тоже должны приезжать, ведь это важно для детей, для их профессиональных норм, для быстрейшего понимания музыки и для роста самих музыкантов. У нас же нет потолка, потому что мы ненасытные.

- Прочитала однажды: "В Италии в XVIII веке инструментальный исполнитель не имел столь многочисленной аудитории, как вокалист". Кто бы мог подумать, что традиция сохранится до XXI века?

- Наши, так скажем, "звезды", поющие эстрадные песни и поп-музыку, собирают полные залы! А пестрая реклама эстрадной музыки перекрывает классическое искусство. И это в принципе логично. Может быть, потому что мы отчасти сами в этом виноваты. Но классика не может изобиловать пестрой рекламой, потому что это неприемлемо для нее!

- Что вы подразумеваете под словом "успех"?

- Кто будет читать интервью, может подумать, что со мной что-то не то. Но для меня появление на свет уже можно считать успехом.

- И все? Вот так коротко и просто? Обычно в ответ на этот вопрос мне отвечают потоком философских рассуждений.

- Хочешь, я тебе тоже распишу?

- Нет, не надо, спасибо!

- Да, не хочу философствовать. Мне кажется, что у каждого человека есть предназначение, своя дорога, предначертанная Богом. Ее надо постараться наполнить добром, сделав свою жизнь полезной для окружающих. Это и будет успехом.

- Что бы вы дали миру лучшее, что в вас есть?

- Я стараюсь отдавать все лучшее в себе, не скажу, что это всегда получается, но я стараюсь.

- Что именно?

- Свое умение.

- А как же любовь?

- Ты сказала любовь? Мне это даже в голову не приходило. Иногда простой вопрос оказывается сложным, поэтому мне трудно сразу на него ответить.

- Замечательный русский композитор С. И. Танеев заметил однажды, что если бы на земле появились жители других планет, которым следовало на протяжении одного лишь часа дать представление о человечестве, то лучшим решением задачи было бы исполнение Девятой симфонии Бетховена. А что представили бы вы?

- Трудный вопрос. Исполнить "Китайский тамбурин" Ф. Крейслера? Говорить о Сороковой симфонии Моцарта или о Девятой Бетховена? Зачем? Сейчас мне в голову ни как к скрипачу, ни как к классическому музыканту, просто как к человеку, который слушает и поп, и джаз, и даже фольклор, пришла такая мысль. Пускай послушают комуз в исполнении Руслана Джумабаева. Он гениальный музыкант! Звук его комуза наполненный, не плебейский, а содержание исполняемых произведений на высшем уровне! Создается такое ощущение, что звук можно потрогать, понимаешь? И это начинает тебя волновать. Когда-нибудь ты его услышишь, и у тебя отвиснет челюсть. Знаешь, начинаю думать, и самому интересно становится.

- Жаль, что последние три года меня не было в Бишкеке на ваших концертах, особенно, когда вы играли Бетховена. Как прошел концерт?

- В Большом зале филармонии я и мои друзья из Германии - гениальный пианист Амир Тебенихин и замечательный виолончелист Дмитрий Горновский - сыграли наконец-то великого Бетховена, тройной концерт для скрипки, виолончели и фортепиано. Это очень сложное и глубокое произведение, к которому я шел уже много лет. Нам аккомпанировал Государственный симфонический оркестр им. А. Джумахматова под руководством Рахатбека Осмоналиева. Знаешь, играть Бетховена - это пик. Я еще не играл его концерт для скрипки с оркестром, но готовлюсь. Наверное, это будет ближе к пятидесятилетию. Потому что концерт Бетховена называют концертом концертов.

- Там все виды техники?

- Нет! Технических проблем нет, сложность музыки в глубоком содержании. Ты должен быть мыслящим человеком и иметь большой жизненный опыт, чтобы сыграть этот концерт. Ребята на Западе, которым по 18-20 лет, очень хорошо его играют. Слушая их, я обалдеваю и восхищаюсь, но мне часто чего-то не хватает, потому что музыка - это не просто чистый текст, это смысл и предназначение каждой ноты. Именно поэтому сейчас я не решаюсь сыграть этот концерт. Мне нужно подготовиться технически и музыкально.

- Мое самое яркое впечатление о концертах из детства - ваша стойка.

- Да ты что?

- Да. Прошло уже лет 15, и мне все хочется спросить - куда вы ее дели?

- Во времена твоего детства я много играл, но переключился на дирижирование после создания оркестра. Естественно, я потерял форму, потому что какое-то время не играл на скрипке. Но проходит время, и я опять увлекаюсь игрой. Сейчас все идет к возрождению постановки.

- Какие-то мельчайшие детали и события говорят мне о полном крахе искусства, но этим интервью вы убедили меня, что для классического наследия в нашей стране не все потеряно.

- Еще не все потеряно благодаря музыкантам, которые работают в симфонических оркестрах. Благодаря им мы еще как-то держимся. Без государственной поддержки мы можем растерять и эти крупицы, ведь государство - это все-таки рычаг для подпитки культуры.

Валентин Урюпин откровенно мне сказал, что думал так: "Ой, блин, я в Киргизию еду. Господи! Что же там за оркестр?! Ладно, просто помашу и уеду!". Но услышав нашу игру, он был очень приятно удивлен, пожал мне руку и сказал, что услышал действительно хороший оркестр. Выходит, что еще не все запущено и есть моменты для гордости.

Но знаешь, я иногда и сам думаю, что все потеряно. Мы где-то на дне. Из-за этого я психую, ругаюсь, потому что не хочу, чтобы мы там находились, и сам себе говорю, что надо бороться.

Автор: Ниссо Мурзаева

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/435499