Фарид Ниязов о новой антикоррупционной политике: Успехи временные и неоднозначные
KG

Фарид Ниязов о новой антикоррупционной политике: Успехи временные и неоднозначные

Фарид Ниязов, руководивший администрацией президента при Алмазбеке Атамбаеве, продолжает писать статьи о работе команды бывшего главы государства и анализе деятельности нынешней власти. Он поделился своими заметками с Kaktus.media.

У каждой борьбы с коррупцией есть оборотная сторона

Ниязов считает, что концепция "вернуть украденное в обмен на свободу" кардинально изменила содержание антикоррупционной политики государства.

"При правильном исполнении, согласно озвученному Садыром Жапаровым замыслу, она должна была привнести больше справедливости и открытости в борьбу с казнокрадством, - пишет он. - Вспомните, чем эта борьба оборачивалась после свержения других коррумпированных режимов. Когда произошла мартовская революция 2005 года, тогдашний генпрокурор Азимбек Бекназаров говорил о "более ста акаевских объектах". Но в результате шумной антикоррупционной кампании государству вернули несколько зданий, а на одном из интернет-сайтов появились фотографии о том, как сказочно обновился парк личных автомобилей сотрудников Генеральной прокуратуры".

Ниязов напоминает, как после так называемой апрельской революции 2010 года государство вернуло себе незаконно приватизированные Бакиевыми "Северэлектро" и "Кыргызтелеком". А также национализировало по инициативе того же Бекназарова тридцать "бакиевских объектов".

"Реальные или так называемые живые деньги государство получило, пожалуй, только в результате скандального вскрытия банковских ячеек и уже позже - в виде дивидендов от национализированной компании MegaCom", - пишет Ниязов.

Ну а доходы правоохранителей, понятное дело, никто не считал. Сегодня вороватые чиновники стали больше возвращать в бюджет. Это шаг вперед.

Политик считает, что президенту следовало бы "глубже покопаться в новой антикоррупционной кухне". "Поступившие деньги закончатся, и народ спросит: "Почему их было мало?" И все разговоры о поблажках отдельным коррупционерам, а также о непрозрачной методике определения суммы ущерба рано или поздно обернутся "вторым концом дубинки". Под давлением общественности их придется трансформировать в новые уголовные дела. Поэтому глубоко ошибочно опираться на одних только силовиков. Благодаря своим специфичным методам они могут достичь только временных успехов, причем далеко неоднозначных", - высказался Ниязов.

В целом было провалено немало других антикоррупционных кампаний. Каждая из этих кампаний имеет оборотную сторону. Нынешняя – не исключение. И дело не только в нескончаемых разговорах о взятках и злоупотреблениях.

При вынесении решений следователи, прокуроры и судьи следуют, как оказалось, приказам, но никак не анализу и доказательствам. А если и там исполнение ведется "в темную", без должной открытости, то угрозы общественного недовольства возрастают многократно.

Вовлечение в процесс серьезных независимых экспертов из науки, гражданского сектора и СМИ не только убережет власть от ошибок, но и послужит защитой в будущем.

Коррупция как "льготный" вид преступления?

Ниязов уверен, что появятся еще вопросы, которые общество неизбежно поставит перед новыми властями в связи с предоставленной коррупционерам возможностью "откупиться" от тюремного заключения.

"Какая разница между вороватым чиновником и другими преступниками? Кто опаснее и кому благоволит государство"? Ответ, казалось бы, очевиден: опасны оба, и перед законом все равны", - пишет Ниязов.

На практике, однако, мы видим иное. Пойманные на воровстве чиновники оплачивают ущерб и тут же выходят под домашний арест, не успев даже осмотреться в тюремной камере.

"Понятно, что речь идет не о политических заключенных, а о конкретных казнокрадах, которые, будучи на госслужбе, умудрились и особняки огромные отстроить (прикупить), стать владельцами торговых центров, отелей, пансионатов, а также другого рода бизнеса, детей за рубежом отучить. Благосклонность государства к таким обвиняемым становится вызывающе очевидной", - добавляет соратник Атамбаева.

Для сравнения Ниязов отмечает, что в то же время "менее везучие" обвиняемые и подозреваемые в иных, не связанных с коррупцией, преступлениях ожидают решения суда за решеткой, "познавая все, мягко говоря, трудности содержания в отечественных тюрьмах".

Ниязов пишет, что почти за 20 месяцев нахождения в СИЗО-1 убедился, что "большинство этих людей составляют обычные граждане, оступившиеся на жизненном пути, преимущественно из бедных слоев населения, совершившие преступления в первый раз, многие по неосторожности, без злого умысла или же в состоянии отчаяния от неумения обеспечить материальный достаток своим семьям". "Но если даже ими оплачен нанесенный преступлением ущерб, такую "льготу", как домашний арест или выход под залог, никто не предлагает", - подчеркивает он.

Ниязов задается вопросом: почему одни обвиняемые могут дожидаться приговора или окончания следствия у себя дома, а другие - обязательно в тюрьме?

Между богатыми и бедными и без того огромная пропасть. Искусственное углубление государством этой пропасти чревато еще более негативными последствиями.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/435984