"Столкнул лбами изо всей силы". Женщина обвинила в избиении детей мужа председателя суда
KG

"Столкнул лбами изо всей силы". Женщина обвинила в избиении детей мужа председателя суда

Все самое интересное в Telegram

В Коалицию против пыток обратилась жительница Токмака Марина Д. Она утверждает, что муж председателя суда два раза избил ее детей. Однако каждый раз под давлением судьи дела переквалифицировали и прекращали. Юристы коалиции взялись за это дело. Публикуем в сокращенном виде.

Что рассказали Марина и юристы?

У Марины двое сыновей - 2012 и 2013 годов рождения. Она живет в одном из многоэтажных домов Токмака, а над ними проживает председатель суда с супругом Алымбеком (имя изменено) и сыном. 16 сентября 2020 года, по словам женщины, ее дети играли на улице. Марина возвращалась домой и в подъезде услышала плач ребенка и разговор двух взрослых. Поднявшись, увидела мужа председателя суда, который спрашивал у своего сына, почему тот плачет. Тот в ответ заявил, что сыновья Марины не хотят якобы с ним играть.

Тогда мужчина, выражаясь нецензурной бранью, угрожая, что покажет этим детям, как обижать его сына, выбегает из подъезда и бежит туда, где играют сыновья Марины. Женщина бежит за ним, но не успевает остановить Алымбека. И видит, как тот хватает ее сыновей и сталкивает лбами, а затем швыряет на землю. Подбежавшую Марину, по ее словам, он отбрасывает, и та падает в арык.

Алымбек забегает домой, а Марина вызывает милицию и пишет заявление. Затем ведет детей в ближайшую больницу - частный медцентр, где им оказывают медпомощь, а в дальнейшем лечат.

Милиция, по словам представителя женщины по доверенности Акынбека Ногоева, регистрирует заявление в ЕРПП по статье 119 "Мелкое хулиганство" Кодекса о проступках. Марину допрашивают в качестве свидетеля. И в тот же день назначается судебно-медицинская экспертиза. После чего никаких следственных действий не проводится. 30 ноября, как рассказал Ногоев, следователь получает заключение экспертизы и принимает решение прекратить производство по статье 119, переквалифицировав ее на статью 66 "Побои".

"То есть из частно-публичного обвинения в частное. Материалы передают в городской суд. Юристы дают отвод составу суда. Дело переходит в Ысык-Атинский районный суд, а затем в Аламудунский, где дело начали рассматривать лишь летом этого года. По уважительной причине Марина два раза пропустила заседание суда, о чем имелись медицинские справки. Заседание назначили на 7 октября. Марина едет в суд, по дороге у нее ломается машина. Зная, что опаздывать нельзя, о поломке она предупреждает помощника судьи. Починить машину Марине помогают двое молодых людей, которые оказались рядом. Опоздав на восемь минут, она заходит в здание суда, встречает помощника судьи, которому успела позвонить раз семь-восемь за это время, и тот говорит, что дело рассмотрено без нее", - отметил юрист.

Ногоев утверждает, что в суде составили акт о неявке Марины на заседание. "Даже если суд начинается в 13:30, то есть процедуры: объявление состава суда, установление личности подозреваемого, установление личности потерпевшего, объяснение каждому из них прав, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством... Уход в совещательную комнату... На это все нужно время. Как можно за восемь минут эту процедуру провести? Идет фальсификация, с нашей точки зрения", - прокомментировал он.

Юрист Алмагуль Турдумамбетова пояснила, что разбирательство по делу прекратили в связи с тем, что Марина не явилась в суд: это расценили как отказ от частного обвинения. К тому же исчезли справки, подтверждающие, что несколько заседаний она пропустила из-за болезни.

"Следователь прекратил производство по статье 119 даже при наличии доказательств, что было насилие. Экспертиза показала наличие у детей телесных повреждений. Причем производство прекратили в отношении "неустановленного соседа", хотя его личность известна. Все сделано для того, чтобы супруг судьи остался безнаказанным", - добавила она.

Ногоев утверждает, что допущена масса нарушений и не обеспечена полнота досудебного производства. "По делу должны были быть допрошены несовершеннолетние в присутствии педагога-психолога. Это обязательное требование уголовно-процессуального законодательства. Допросы должны обязательно фиксироваться на видео. Этого вообще не было сделано. Изучение личностей потерпевших и подозреваемого не проведено. Право Марины на ознакомление с заключением экспертизы нарушено... Соседи открыто сказали, что не дадут показания, потому что не хотят связываться", - добавил юрист.

На этом все не закончилось. Алымбек избил детей Марины и второй раз. "12 апреля 2021 года я с сыновьями была дома. Они попросились поиграть вместе в онлайн-игры с соседскими детьми. А так как Wi-Fi на улице уже не ловит, они сели играть в подъезде. Я как раз вышла из ванной и расчесывалась около зеркала у двери в квартиру. Услышав крики детей, я резко открыла дверь и увидела, что Алымбек снова избивает моих сыновей: держит их за шиворот, пинает, материт. Видимо, он не ожидал, что я так резко выскочу, и отшвырнул детей в разные стороны, один ребенок о стенку головой ударился, а второй на лестницу ничком упал. Сосед убежал. Мы обратились в больницу, куда вызвали милицию, и следователь с моих слов записал заявление", - рассказала Марина.

Позже, по ее словам, семья поехала в село, где у детей началась рвота, пропал аппетит, мальчики жаловались на головную боль. Марина обратилась в больницу, где врачи сказали, что это сотрясение мозга, и госпитализировали детей. Милиция, узнав, что по факту избиения заявление уже написано, еще одно принимать не стала. "Лечили детей там как при сотрясении, но стали вдруг говорить, мол, это отравление. И намекать, что поступил звонок сверху. Еще и молодая врач стала детям запрещать говорить, что их избил Алымбек, угрожая, что меня посадят в тюрьму. Трясла моего сына. Я поругалась с ней", - поделилась Марина. Она добавила, что истории болезни детей ей не дали, заявив, что якобы документы изъяла милиция.

Юрист Акынбек Ногоев отметил, что досудебное производство по второму эпизоду избиения детей началось спустя почти неделю после случившегося. По его словам, хотя это хулиганство, дело снова зарегистрировали как "побои" и частное обвинение. Причем Алымбека на этот раз даже не допрашивали. Детям не провели психолого-психиатрическую экспертизу.

Судебно-медицинская экспертиза назначается спустя месяц, когда следы телесных повреждений исчезли, о чем и пишет судмедэксперт. Причем 15 апреля Марине направили уведомление о прекращении досудебного производства, а решение следователь вынес об этом 27 мая.

"Мы также обратились к президенту Садыру Жапарову, уполномоченному по правам человека Жыпарисе Рысбековой, в прокуратуру Токмака и к прокурору Чуйской области о восстановлении нарушенных прав и свобод несовершеннолетних и об отмене постановления о прекращении досудебного производства", - указал юрист Акынбек Ногоев.

Марина предполагает, что жена Алымбека, пользуясь должностным положением, оказывает давление на медиков, свидетелей, милицию. И поэтому из материалов дела исчезают доказательства вины мужчины. Женщина также утверждает, что ее детей отчисляют из кружков, куда они ходили, по звонку сверху. Помимо этого, по словам Марины, ей вскрывали машину, похищали оттуда документы, выхватывали из рук сотовый телефон, который позже вернули, удалив оттуда все файлы.

"Мне не нужны деньги. Я хочу, чтобы обидчик извинился перед моими детьми, чтобы они перестали его бояться. Либо понес какую-то ответственность за содеянное. Моим сыновьям важно знать, что мужчина наказан за то, что избил их. Просить прощения он не собирается", - заключила Марина.

Редакция Kaktus.media звонила в приемную судьи, по номеру указанному на сайте Верховного суда, однако там не взяли трубку. Мы готовы выслушать точку зрения председателя Токмакского горсуда на произошедшее.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/448807