Комитет ООН против пыток. Как кыргызская делегация отвечала на вопросы
KG

Комитет ООН против пыток. Как кыргызская делегация отвечала на вопросы

Все самое интересное в Telegram

11 ноября Комитет ООН против пыток продолжил слушания отчета делегации из Кыргызстана. Представители делегации отвечали на вопросы членов комитета, которые у них возникли после прочтения альтернативных официальному докладов и с учетом ответов кыргызской делегации.

Kaktus.media выделил важные моменты. Материал готовится при поддержке Коалиции против пыток в Кыргызстане.

Члены Комитета ООН выразили обеспокоенность, что человека могут задержать в один день, при этом зарегистрировать задержание в другой, так как законом не прописаны процедуры и определение фактического задержания подозреваемого.

Позиция Кыргызстана

Данная процедура в законодательстве Кыргызстана имеется и отражена в статье 98 УПК КР. Норма гласит, что подозреваемому в преступлении в момент фактического задержания объясняют, в чем он подозревается, а также ему разъясняется право не давать показания против себя, иметь адвоката, пользоваться гарантированной государством юридической помощью.

С момента фактического задержания предоставляется адвокат, проведение следственных действий с участием задержанного фиксируется на видеокамеру. В постановлении о задержании лицо объявляется подозреваемым и подписывается им. Там указано точное время фактического задержания. Копия постановления незамедлительно вручается задержанному. В течение 12 часов копия отправляется надзирающему прокурору. Следователи при оформлении задержания точно указывают время фактического задержания и время оформления данного постановления.

От членов Комитета ООН прозвучала обеспокоенность, что подозреваемое лицо не имеет право обжаловать законность задержания более одного раза.

Позиция Кыргызстана

Данная процедура закреплена нормативно в статье 45 УПК КР. Закреплено, что подозреваемое лицо имеет право защищать себя лично или при помощи выбранного адвоката.

Задержанное лицо имеет право иметь защитника, в том числе при рассмотрении следственным судьей ходатайства прокурора об избрании меры пресечения. Любое задержанное лицо имеет право требовать проверки законности и обоснованности задержания. Проверка осуществляется следственным судьей. Задержанный может заявлять отводы и ходатайства о признании незаконными любых действий следователя, прокурора или судьи. Норма закрепляет право на обжалование законности задержания.

Закреплено право задержанного лица жаловаться на действия или бездействие, решение органов дознания, следователя, прокурора и суда. Закреплена норма на медосмотр и помощь врача после фактического задержания.

Комитет ООН озвучил обеспокоенность тем, что законодательно не ограничен срок содержания под стражей.

Позиция Кыргызстана

С 1 декабря 2021 года вступит в силу новая редакция Уголовно-процессуального кодекса. Там в статье 116 закреплена норма, что максимальный срок содержания лица под стражей не должен превышать одного года. По истечении данного срока обвиняемое лицо подлежит немедленному освобождению с уведомлением прокурора.

Во время вчерашнего отчета от одного из членов Комитета ООН прозвучал вопрос о проблеме медицинского освидетельствования в изоляторах временного содержания. В некоторых случаях его проводят не медики, а сотрудники ИВС.

Позиция Кыргызстана

Замминистра здравоохранения Кыргызстана Жалалидин Рахматуллаев проинформировал, что по обращению работников внутренних дел при водворении в ИВС медработники учреждения проводят осмотр задержанных с оформлением специальной формы установленного образца. Акт регистрируется в отдельном журнале. При обнаружении признаков пыток или жестокого обращения медработник оформляет документ по нормам Стамбульского протокола. Информация передается следственным органам. Факт регистрируется в отдельном журнале. Информация передается в центр электронного здравоохранения.

Информацию о медосвидетельствовании сотрудниками ИВС назвали недостоверной.

Был задан вопрос, касающийся борьбы с гендерным и бытовым насилием, похищением невест. В частности, в ООН обеспокоены ростом преступлений в области насилия. Значительное число случаев семейного насилия квалифицируют как административное нарушение, как мелкое преступление, что приводило к более легкому наказанию. Только один виновный с 2008 года был осужден за похищение девушки для вступления в брак.

Позиция Кыргызстана

Представитель МВД Кыргызстана Жолболду Кочконов отметил, что действующим кодексом предусмотрено наказание за семейное насилие в виде штрафа либо исправительных или общественных работ. В 2019 году была проведена гуманизация кодексов, в связи с чем виновники в насилии получили такое наказание.

Позже в целях защиты жертвы насилия были внесены изменения в УПК КР. Совершившего насилие могут задержать до 48 часов. В новой редакции кодексов заложена норма, предусматривающая ответственность за насилие в семье в виде административного ареста. За уклонение совершившего семейное насилие от коррекционной программы предусмотрено привлечение к ответственности.

У потерпевших были претензии, что наказание в виде штрафа влечет ущерб семье, так как выплачивать значительную сумму государству приходилось из семейного бюджета.

В части похищения невест: в уголовном законодательстве предусмотрены отдельные статьи - 175 "Похищение лица с целью вступления в брак" и 177 "Принуждение лица к вступлению в брак", в отличие от предыдущей редакции, где вышеупомянутые преступления были аккумулированы в одной статье. Кроме того, ужесточена ответственность за похищение от 5 до 7,5 года. Деяние относится к тяжкому преступлению. Дело возбуждается без заявления пострадавшего и не прекращается за примирением сторон.

За шесть месяцев 2021 года зарегистрировано 128 дел. Прекращено 109 дел, шесть направлено в суд.

Статистика показывает, что число фактов похищения невест пошло на спад. Гибель похищенной Айзады Канатбековой показала недостатки наружного наблюдения. Проведена централизация всех камер наружного наблюдения, относящихся к проекту "Безопасный город", чтобы оперативно проводить розыск.

В 2020 году рассмотрено 10 уголовных дел, осуждено 15 лиц, оправдан один, прекращено производство по двум делам.

Вопрос об оказании медицинской и психологической помощи жертвам семейного насилия

Замминистра Жалалидин Рахматуллаев отметил, что на территории Кыргызстана функционируют 17 частных кризисных центров от некоммерческих организаций. Им оказывается финансовая поддержка в рамках государственного социального заказа. В этом году состоялось открытие первого государственного кризисного центра в Бишкеке. Жертвам семейного насилия оказывают правовую, медицинскую и психологическую помощь. Они также могут рассчитывать на помощь в восстановлении документов, сопровождении в судах. Центр может принять до 60 человек. Возможно оказание материальной помощи, в трудоустройстве.

Комитет ООН спросил у делегации Кыргызстана, почему государство выдает в другие страны иностранных граждан, если делать этого нельзя, если есть риск, что они могут быть подвергнуты пыткам. В качестве примера привели дела Орхана Инанды, Бобомурода Абдуллаева и Муратбека Тунгишбаева.

Позиция Кыргызстана

Представитель Генпрокуратуры ответил, что требование невыдачи лиц иностранному государству, если они могут быть подвергнуты там пыткам, имплементировано в национальное законодательство. Однако Абдуллаев не имел статуса лица, ищущего убежища в Кыргызстане. В этой связи экстрадиция была осуществлена на основании международных обязательств в рамках Кишиневской конвенции. При экстрадиции Узбекистан предоставил гарантии о неприменении пыток и предоставлении юридической помощи.

По поводу дела Орхана Инанды представитель Генпрокуратуры сообщил, что по факту похищения было зарегистрировано досудебное производство. Разработан план следственно-оперативных мероприятий, велась проверка возможных мест, где держат Инанды. Также он был объявлен в международный розыск как без вести пропавший. Что касается расследования обстоятельств вывоза Инанды за пределы Кыргызстана, возбуждено дело по статье "Халатность" в отношении должностных лиц. Занимается расследованием Военная прокуратура. Подчеркивается, что выдворения или экстрадиции Орахана Инанды не было.

Что касается выдачи Тунгишбаева, то он тоже не имел статуса лица, ищущего убежище в Кыргызстане. Его выдача была признана законной решением суда.

Комитет ООН поднимал вопрос о запугивании и применении насилия в отношении журналистов.

Позиция Кыргызстана

Кыргызская сторона ответила, что такие факты расследуются и находятся под особым контролем. Журналисты имеют право на свободное выражение мнений. К примеру, по факту нанесения телесных повреждений Болоту Темирову было досудебное производство. Привлечены к уголовной ответственности четверо виновных. Суд назначил им соответствующее наказание.

Вопрос от Комитета ООН, каковы детали расследования гибели Азимжана Аскарова, включая его доступ к медобслуживанию перед смертью.

Позиция Кыргызстана

Кыргызстан неоднократно давал разъяснения по факту смерти правозащитника. Во время пандемии страна потеряла более 2,5 тыс. граждан, в том числе Аскарова. Объявляли траур по погибшим.

Замминистра здравоохранения Жалалидин Рахматуллаев заявил, что человечество хрупко и нежно, уязвимо перед природой. Азимжан Аскаров заболел 12 июля 2020 года, тогда его общее состояние оценивалось как средней тяжести, обусловленном интоксикацией. Он получал симптоматическое лечение и антибактериальную терапию. Несмотря на его отказ от стационарного лечения, был поручен наряд на перевод правозащитника в больницу ИК-47 в связи с ухудшением состояния здоровья Аскарова. Было принято решение о принудительном этапировании осужденного в больницу. При поступлении туда с предварительным диагнозом "внебольничная пневмония" Аскарова подключили к кислородному концентратору. Сатурация падала до 80-83. Но больной категорически сопротивлялся, снимал маску концентратора. Об этом составлен акт. 25 июля в 10:30 медицинские работники констатировали биологическую смерть осужденного.

Факт обнаружения трупа, по данным представителей делегации, был зарегистрирован в ЕРПП. Признаки смерти криминального характера на нем обнаружены не были. Вскрытие тела Аскарова проведено с участием адвоката осужденного и представителя аппарата омбудсмена. Согласно заключению экспертизы, смерть наступила от дыхательной недостаточности, развившейся вследствие пневмонии на фоне ишемической болезни сердца. Телесных повреждений обнаружено не было. Кроме следов инъекций. Дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Это обжаловал адвокат Аскарова. Суд признал постановление о прекращении дела необоснованным. Для дальнейшего расследования дело передано в ГКНБ. В настоящее время органы национальной безопасности проводят комплекс оперативно-следственных мероприятий.

Сложно, по информации Комитета ООН против пыток, в Кыргызстане обстоят дела с защитой прав представителей ЛГБТ-сообщества и борьбой с дискриминацией.

Позиция Кыргызстана

Кыргызстанская делегация считает, что в государстве законодательство установило гарантии прав и свобод каждого человека. По данным Рахматуллаева, в 2017 году подписан приказ Минздрава, утверждающий руководство по оказанию медико-социальной помощи трансгендерным, транссексуальным и гендерно-некомфортным людям на всех уровнях здравоохранения и других ведомств.

"На данный момент Кыргызстан - единственная страна в Центральной Азии, где создана правовая база и регламент оказания медико-социальной помощи", - отметил он.

Рахматуллаев сказал, что представителям ЛГБТ обеспечена не только возможность получить медицинскую помощь и психологическую поддержку, но и правовую защиту, а также возможность жить с документами, удостоверяющими личность в соответствии с гендерной идентичностью человека. А еще заявил, что в государстве борются с трансфобией и работают над созданием инклюзивной среды для жизни человека с любой гендерной идентичностью.

Длительное содержание в ИВС равносильно жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. Однако из-за отсутствия СИЗО в Джалал-Абаде заключенных держат в ИВС, превышая все сроки. Это беспокоит членов Комитета ООН против пыток.

Позиция Кыргызстана

Представители Кыргызстана заверили, что вопрос строительства СИЗО стоит на повестке дня, но зависит от финансирования. Если средства найдут, то вопрос будет решен.

Вопрос о беженцах. Скольким Кыргызстан предоставил убежище?

Позиция Кыргызстана

Статус беженца предоставлен более чем 20 тыс. человек. На 1 ноября 2021 года количество беженцев на территории республики составляет 185 человек. Около 610 человек ходатайствовали о предоставлении статуса.

Вопрос о расследовании дел о пытках. Как будет определяться подследственность и какой орган будет заниматься расследованием: ГКНБ или прокуратура?

Позиция Кыргызстана

Вопрос отрегулирован в законодательстве. Существует несколько правил определения подследственности, когда она является альтернативной. Первое - расследование проводит тот орган, который выявил преступление либо в адрес которого поступило заявление о пытках. Второе - учитывая важность, резонанс уголовного дела, а также ходатайства сторон, подследственность определяется прокуратурой.

150 сотрудников ГКНБ обучали проводить расследование по пыткам эффективно.

Вопрос: так сколько же уголовных дел о пытках было рассмотрено?

Позиция Кыргызстана

С 2012 года и за первое полугодие 2021-го рассмотрено 26 уголовных дел по пыткам в отношении 79 человек. Из них 57 - оправданы, 18 должностных лиц осуждены (12 получили наказание в виде лишения свободы от 7 до 11 лет), в отношении четверых дело было прекращено.

Вопрос об условии содержания лиц, пожизненно лишенных свободы. На что они имеют право?

Позиция Кыргызстана

Если они ведут себя по правилам, которые требуются в местах лишения свободы, то могут быть переведены на облегченный режим: позволено передвигаться из одной комнаты в другую и общаться.

На остальные вопросы Комитета ООН против пыток Кыргызстан пообещал ответить в письменном виде.

Среди вопросов и рекомендаций:

  • Каковы результаты внезапных прокурорских проверок закрытых учреждений? Какие были акты реагирования со стороны прокуроров? Сколько расследований было начато в результате поверок, если они были?
  • Была озвучена проблема нехватки медицинских работников в учреждениях ГСИН. Какие шаги предпринимаются для ее устранения?
  • Удалось ли решить вопрос нехватки психиатров, медсестер и медбратьев? Проблему доступа к лекарственным препаратам в некоторых тюрьмах, где бесплатно предоставляются только базовые препараты? Заключенные жаловались, что зависели от своих семей, когда нуждались в лекарствах.
  • Не скажется ли законодательство, регулирующее деятельность НПО, на программы заместительной метадоновой терапии, на организациях, работающих по программам сокращения вреда? Хотелось бы получить ответ в письменном виде.
  • Были вопросы относительно ситуации с детьми, в частности, находящимися в специальных учреждениях. Как они могут подать жалобы на насилие? Как они рассматриваются? Каковы механизмы надзора за этими учреждениями? Каковы намерения государства принять новый детский кодекс? Как это будет осуществляться? Относительно положений, запрещающих телесное наказание, - содержит ли кодекс эти положения? Или как вы видите работу по данному вопросу?
  • Один из членов Комитета ООН предложил пересмотреть национальное законодательство и внести коррективы в сфере компенсации за пытки. Сейчас нормы предполагают, что никакой оценки компенсации не может быть вообще, пока не осудят виновного по уголовному делу. Необходимо дать возможность жертвам пыток подавать на получение правовой компенсации, даже если уголовное дело еще не завершено или не привело к осуждению виновных. Заслуживает рассмотрения право требования международных органов о выплате компенсации, изучение возможности позволить родственникам жертвы пыток заявлять требования об адекватной компенсации.
  • Есть проблема в осуществлении указов о репарации (форма материальной ответственности субъекта международного права за ущерб, причиненный в результате совершенного им международного правонарушения другому субъекту международного права) или решения Комитета ООН по правам человека. Есть какие-то ограничения юридические. Это повод пригласить вас к изучению необходимых мер на уровне законодательства и на практике, чтобы государство могло соблюдать международные обязательства. Пользуясь присутствием верховного судьи, хотелось бы пригласить рассмотреть альтернативные пути, как закон может толковаться, чтобы государство могло лучше соблюдать международные обязательства
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/449161