Пока не приняли Налоговый кодекс. О том, как стимулируют развитие IT-компаний в Казахстане
KG

Пока не приняли Налоговый кодекс. О том, как стимулируют развитие IT-компаний в Казахстане

Все самое интересное в Telegram

В Казахстане уже несколько лет действует специальный налоговый режим для креативных индустрий, разработчиков, всего для 19 видов деятельности. Почему такой налоговый режим стимулирует инновации, рассказал один из инициаторов законопроекта - директор центра прикладных исследований "Талап" Рахим Ошакбаев.

В Кыргызстане что-то подобное есть в Парке высоких технологий, где спецрежим действует для IT-специалистов, которые работают с зарубежными партнерами. Но в новой редакции Налогового кодекса спецрежим подвергнется изменениям.

- Вы инициировали в Казахстане разработку нового налогового режима, о чем вы рассказали в Бишкеке на IT-форуме. Можете вкратце рассказать, что это за налоговый режим, почему он появился именно в это время.

- Это специальный налоговый режим, который называется режим "Астана хаб". Предусмотрен для 19 видов деятельности, которые прямо либо косвенно сопряжены с цифровой сферой, с IT и т. д. Режим предусматривает практически полное обнуление всех ставок (корпоративный подоходный налог, НДС, индивидуальный подоходный налог). Действуют другие принципы администрирования налога на дивиденды. Единственное налогообложение - это отчисления в пенсионный фонд и фонд социального страхования с заработной платы работников.

Режим принят в 2018 году, вступил в действие с 2019-го. Мы были одними из инициаторов - тех, кто рекомендовал правительству внимательно посмотреть на очень успешный в то время опыт Парка высоких технологий в Беларуси. В 2017 году целая делегация казахстанских IT-предпринимателей и тех, кто занимается анализом госполитики, ездили в Беларусь. Там результаты, конечно, потрясают. Одна цифра - экспорт профессиональных услуг в 2 млрд долларов уже о чем-то говорит. Но, безусловно, в этом заслуга не только специального налогового режима в Парке высоких технологий, есть ряд других факторов, о которых можно много говорить.

Прямая либо непрямая конкуренция налоговых режимов, в рамках особенно Евразийского экономического союза, есть. И поэтому мы сделали определенное сопоставление и попытались предложить потенциальным инвесторам более привлекательные налоговые условия в "Астана хабе".

Правительство поддержало, в течение года были приняты поправки. Сейчас, помимо налогового режима, действует также принцип экстерриториальности - то есть компания может находиться в любой точке Казахстана, зарегистрироваться и там сдавать специальную отчетность и пользоваться этими преференциями.

- Я правильно понимаю, что нужно подходить под один из 19 видов бизнеса?

- Да. И это исключительные виды бизнеса. То есть вы не можете им воспользоваться, условно, если вы какая-то большая телекоммуникационная компания, занимаетесь и тем, и этим, и этим. Даже если один из видов вашей деятельности попадает в этот список. Список достаточно большой, но для вас это должен быть исключительный вид деятельности.

- На сколько меньше налоговое бремя у тех, кто использует налоговый режим, в отличие от тех, кто не использует?

- Существенно меньше, безусловно. Практически все ставки по нулям: налог на имущество, КПМ - корпоративный подоходный налог (общеустановленная ставка 20% с налогооблагаемой прибыли), 12% НДС.

- Были ли послабления по социальному страхованию? Чем отличаются те, кто платят в рамках режима и вне его? Или ставки одни и те же?

- Там идентичные ставки. К сожалению, во внебюджетные фонды отчисления не удалось снизить. Но тем не менее этот режим есть, и он определенный эффект дает. Мое мнение, что это очень важно и нужно, но не является единственным или определяющим фактором.

Все-таки ключевым фактором для развития IT является наличие доступа и выбора к рынку труда: айтишников, специалистов, продакт-менеджеров, а также доступ к капиталу. На этих факторах можно делать бизнес даже в менее преференциальных юрисдикциях.

- Этот режим работает уже два года?

- С 2019 года. Два с половиной года. В совокупности сейчас годовой оборот компаний, которые там зарегистрированы, составляет свыше $103 млн. 2020 и 2021 годы девиантны. По факту 2019 год был таким деплойментом: люди заходили, распределялись, регистрировались, но потом пандемия процесс приостановила. Тем не менее, я думаю, сейчас сомнений нет в том, что этот режим должен быть. И мы видим определенную неформальную, прямую/непрямую конкуренцию юрисдикций.

Я так понимаю, Кыргызстан тоже собирается делать такой режим. Сегодня выступал спикер из Грузии. Они говорили, что практически аналогичный налоговый режим является фактором привлечения.

- У нас уже есть такой режим, но планируется внести изменения. И в этой связи вопрос: если в бюджете будет недостаточно средств, скорее всего, налоговая служба будет пытаться собрать больше налогов и пытаться, возможно, спецрежим отменить. Такие попытки уже есть в Казахстане или нет?

- Сегодня замечательно выступал Аркадий Добкин, основатель EPAM Systems, одной из крупнейших американских IT-компаний с большим количеством персонала в СНГ. И он назвал ключевым вопрос стабильности условий.

Если вы один раз заявили такие условия, вы не можете их менять. Если вы их поменяете, то доверие к вам международных инвесторов и локальных компаний критически упадет.

Понимаете? Поэтому если что-то делается, то это нужно максимально продуманно сделать, потом уже назад сдавать нельзя.

- Что интересно, у вас этот режим был принят довольно быстро, несмотря на то что везде в правительстве страшная бюрократия. Как вам удалось, что вы делали, чтобы так быстро это решение приняли?

- В первую очередь есть определенный консенсус в правительстве и среди других стейкхолдеров, кто задействован в законотворческом процессе и формировании госполитики, о том, что цифровизация и IT-инфраструктура - это новый технологический уклад, который нужно максимально стимулировать. С другой стороны, есть понимание о том, что мы в Центральной Азии от этого критически отстаем.

Цифровизацию курировал вице-премьер Аскар Жумагалиев, его статус, который был выше большинства министерств, позволил добиться цели. Это также его большая личная заслуга.

У нас нет таких вмененных конкурентных преимуществ, как, допустим, у той же Беларуси.

По моему мнению, в Беларуси все получилось не из-за налогов, а в первую очередь потому, что у них было 17 сильных технических вузов, которые готовили огромное количество технических специалистов. Соответственно, было предложение на рынке. Плюс у них был дефицитный рынок труда - дефицит рабочих мест.

У нас таких преимуществ нет. У нас не такое сильное техническое образование. Поэтому, чтобы иметь возможность присутствовать в новом технологическом укладе, странам Центральной Азии - Кыргызстану, Казахстану, Узбекистану - очень важно стимулировать всеми возможными способами IT.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/449483