Не от того заразился? Минздрав делает все, чтобы не платить медикам, переболевшим COVID
KG

Не от того заразился? Минздрав делает все, чтобы не платить медикам, переболевшим COVID

Все самое интересное в Telegram

Больше двух лет назад в Кыргызстане началась эпидемия коронавирусной инфекции. Многие переболевшие медики и другие сотрудники медицинских учреждений до сих пор не могут получить гарантированные единовременные денежные компенсации, несмотря на то что болезнь и осложнения после нее получили на работе. Правовую и юридическую помощь им оказывают в "Коалиции за демократию и гражданское общество". Руководитель организации Чолпон Бабалиева и юрист Жыпариса Жумагазиева рассказали редакции Kaktus.media, с какими вопиющими фактами нарушения прав медработников они сталкиваются.

- Почему получить компенсацию так сложно? Расскажите, пожалуйста, на примере ваших кейсов.

Жыпариса Жумагазиева: - К примеру, к нам коллективно обратились сотрудники центров общеврачебной практики двух районов Чуйской области. Это по 36 человек в каждом. В одном ЦОВП проблема заключается в том, что им отказывают выплачивать компенсации на основании отрицательного ПЦР-теста, хотя у них у всех была внебольничная пневмония после работы в красной зоне. Сотрудники ЦОВП болели во время "черного июля" 2020 года. У них есть приказы, больничные, документы, подтверждающие болезнь, и так далее.

Медики подали документы на компенсации, но им до сих пор не ответили. То есть не отказали, но и не выплатили деньги.

Там есть спорный момент - обращались медики за компенсацией еще в 2020 году, когда не было требования об обязательном, подтверждающим болезнь положительном ПЦР. Эту норму включили в 2021 году. Документы руководство центра оставило в Минздраве в декабре 2020 года, но в ведомстве почему-то зарегистрировали их в 2021 году после января, когда новый порядок вступил в силу. Из-за этого медиков, которые имеют право на 200 тыс. сомов, уже два года туда-сюда гоняют.

Тут такой большой вопрос, насколько законно требовать положительный ПЦР-тест, когда сам Минздрав с подтвержденной коронавирусной инфекцией и симптомами внебольничной пневмонии объединили и лечили и тех и других от COVID-19? Но когда дело коснулось денег, ввели требование об обязательном положительном ПЦР.

При этом в этом же ЦОВП есть сотрудники, у которых был положительный ПЦР-тест, но им предлагают 75 тыс. сомов (по новому порядку), а не 200 тыс.

Но в этом ЦОВП все близится к завершению, потому что если им дадут приказ с четким указанием, что им отказывают в связи с отрицательным ПЦР, то медики смогут по процедуре его обжаловать. Пока же у них на руках ничего нет, сделать ничего сотрудники центра не могут. Интересно, что локальные комиссии рекомендуют этих сотрудников на получение компенсации, но с Минздрава приходит указание об отказе.

Сотрудники второго ЦОВП обратились к нам недавно. Там удивительные кейсы есть. К примеру, есть отказ в связи с тем, что сотрудник не работал в красной зоне, хотя в нормативных актах нет понятия "красная зона", есть "очаговая зона". Однако если в медучреждении есть один-два зараженных человека, это уже очаговая зона.

Там есть отказы с формулировкой "заразился от коллеги" или "от жены", которая тоже работает в больнице. Это незаконно, потому что когда медики сдавали перечень документов на получение выплаты (а там есть обязательное условие принести документы трех пациентов, с которыми они непосредственно контактировали), то они указывали, от каких пациентов могли заразиться.

Еще один момент. Очень много людей обращаются, у которых вообще документы не принимают. У них ПЦР отрицательный и им устно говорят, что они не подходят под критерии для выплаты. То есть людей лишают даже права обращения в комиссию Минздрава. Хотя они работали и в красной зоне, и перенесли тяжелую форму пневмонии, и усугубились из-за этого другие хронические заболевания, родные погибли, потому что они их заразили.

Большая проблема - это сроки рассмотрения. Дела, которые были сданы еще в 2020 году, почему-то до сих пор не рассматриваются, или же по ним нет ответа. Часто, как я уже говорила, документы сданы в 2020 году, а рассматривают их по положению 2021 года.

Чолпон Бабалиева: - Ситуация такая: в 2020 году были приняты определенные нормативные акты, как локальные, так и на уровне правительства. И эти документы не всегда были в открытом доступе. На сайте Минздрава не все приказы в наличии. В итоге их не все спустили или не объяснили, как применять. И те же руководители медучреждений в регионах не знают, как их применять.

В 2020 году кандидатуры на получение компенсаций рассматривала комиссия непосредственно при Минздраве, в 2021 году приняли новое постановление, сделав комиссии децентрализованными: при каждом государственном или муниципальном учреждении здравоохранения создается отдельная комиссия, которая локально рассматривает документы медработников на выплату единовременной компенсации, а затем передает информацию, кому утвердили, а кому отказали. Руководитель учреждения выносит официальное решение в виде приказа с указанием причин отказа. А информация о тех, кому выплаты утвердили, теперь передается в ФОМС. Минздрав как бы выпал из этого процесса, потому что сейчас деньги выплачивает ФОМС.

Но почему-то Минздрав неофициально давит, что ли, на руководителя медучреждения и спускает определенные указания, кому выплачивать, а кому нет.

Еще один момент - в 2021 году осенью Минздрав выпустил методичку, как рассматривать документы на выплаты, и как раз отрицательный ПЦР как основание для отказа прописан в ней. Главы учреждений здравоохранения руководствуются этой методичкой и по ней принимают решения.

Жыпариса Жумагазиева: - То есть Минздрав сказал локальным комиссиям рассматривать кейсы самостоятельно, но там сидят медики, нет юристов, и их не обучали, как правильно рассматривать. И сейчас вся неразбериха возникает из-за этого: у всех комиссий получился разный подход. Сначала они думали, что всем нужно выплачивать, потом что с отрицательным ПЦР медики выплаты не получают и руководители учреждений говорят всем нет. И теперь крайними становятся эти комиссии.

Чолпон Бабалиева: - Опять же насколько требования этой методички соответствуют нормативно-правовым актам, стоящим намного выше? Методичка утверждена приказом Минздрава, а есть законы или постановления правительства, обладающие большей юридической силой.

Проблема еще в том, что комиссия тем, кому она отказала, не дает письменного ответа и не указывает причину отказа. Тем самым у медработника отбирают право обратиться в вышестоящую апелляционную комиссию при Минздраве или судебные органы. Медикам приходится ходить и добиваться, чтобы им озвучили причину и оформили отказ в соответствии с положением, чтобы получить письменно документ на руки.

Существует пять оснований для отказа, но они, к сожалению, не присутствуют среди тех, по которым медикам отказывают в реальности. Вместо этого начинают придумывать абсурдные причины, к примеру, якобы заразился медработник от родственника.

Повторю, пытаясь снять с себя ответственность, руководители медучреждений просто говорят: "Тебе отказали". А слова к делу не пришьешь и не обжалуешь. И вот медики два года ходят по инстанциям, пытаясь получить письменный отказ.

К примеру, по первому ЦОВП, о котором мы говорили. Сотрудникам устно сказали, что у них отрицательный ПЦР, компенсации они не получат. Медики развернулись и ушли. Но нашелся человек, который решил помочь, и написал письмо в это учреждение. Ответ пришел в виде одного документа на 39 человек, в котором перечислены фамилии. Но это ответ на запрос, а не приказ. Сейчас мы просим дать официальный отказ. А дальше мы будем представлять интересы людей в апелляционной комиссии или в суде.

Теперь есть еще вопрос по "иным работникам организации здравоохранения". В нормативных актах, изданных в период ЧС и ЧП, прописано, что выплаты полагаются медицинским и иным работникам здравоохранения. А кто эти иные работники? Это нигде не разъясняется.

Имеют ли, например, статисты или водители скорой помощи право на компенсации? Или иные работники - это сотрудники регистратуры, которые выдают КИФ (лист посещаемости) и медицинскую карточку. Как быть с правами этих людей? По логике они попадают в категорию иных работников, но им отказывают в компенсации на основании того, что это не медицинские работники, а определения, кто такие иные работники, в законодательстве нет.

Мы запросили у Минздрава ссылку на нормативно-правовой акт, который объясняет, кто есть иные работники здравоохранения. Исходя из этого будем двигаться. Однако своевременно ответы ведомство не дает. Мы по четыре-пять месяцев их ждем.

Поэтому мы решили, что необходимо озвучить в СМИ причины, почему до сих пор многие медработники не могут до сих пор получить обещанные гарантированные, указанные в нормативном акте, единовременные денежные компенсации.

Фото на главной странице иллюстративное.

Коронавирус в Кыргызстане (3591 статья)
Мультивоспалительный синдром после коронавируса у детей. Как он проявляется
20 Июня 2022, 11:52
Специалисты рассказали об одной из возможных причин бессонницы
17 Июня 2022, 10:31
Прислушался к совету депутатов? Жаркынбек Касымбеков решил не закупать вакцину от COVID-19
13 Июня 2022, 13:08
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60.
url: https://kaktus.media/461427