Бишкек - город для машин или людей? Дискуссия мэрии и гражданского общества
KG

Бишкек - город для машин или людей? Дискуссия мэрии и гражданского общества

Все самое интересное в Telegram

Обсудить дорожно-транспортную инфраструктуру Бишкека в редакцию Kaktus.media пришли основательница гражданской инициативы Peshcom Рада Валентина кызы и заместитель директора Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры мэрии Бишкека Улан Уезбаев.

Peshcom - медиаактивистская инициатива, поднимающая вопросы общественного пространства и стремящаяся сделать город удобным для людей. Департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры создали в январе 2022 года, объединив управления городского транспорта и капитального строительства. Здесь разрабатывают политику общественного транспорта по Бишкеку, строительства и реконструкции автомобильных дорог столицы.

- Давайте сначала поговорим о дорогах. Я так понимаю, что если тротуар плохой - это не к вам? Если тротуара нет, то это к вам?

Улан Уезбаев: - Вообще в мэрии есть две организации. Департамент транспорта, который занимается именно капитальным строительством, реконструкцией автомобильных дорог и всей инфраструктурой - пешеходными переходами, ирригацией, крупными проектами и центральными улицами Бишкека. И муниципальное предприятие "Бишкекасфальтсервис", которое занимается содержанием и ремонтом дорог, - это ямочный ремонт, капитальный ремонт, междуквартальные и внутриквартальные улицы. У нас функции разделены: мы строим, они обслуживают и содержат, делают ремонт.

В рамках первой фазы китайского гранта мы уже построили около 100 км тротуаров. Мы строим сразу и проезжую часть, и ирригацию, и тротуары с обеих сторон. Это обязательно, в проекте это есть. Потом мы передаем построенное на баланс "Бишкекасфальтсервису", который занимается уже содержанием этой инфраструктуры.

- Это мы сейчас говорим о новых?

Улан Уезбаев: - О новых дорогах. Кроме этого, в этом году "Бишкекасфальтсервис" проводит капитальный ремонт тротуаров семи старых улиц. Они этим занимаются, им выделены на это средства из бюджета.

- Вы вообще, Улан, сами на чем передвигаетесь по Бишкеку?

Улан Уезбаев: - На машине служебной, "Волге". По всему городу пешком не успеть, а работа требует.

- Рада, а вы на чем?

Рада Валентина кызы: - Я передвигаюсь на машине, на общественном транспорте, на велосипеде, на мопеде, на всем. Пешком.

- Я преимущественно хожу пешком. И иногда из точки А в точку Б при всем желании, даже если у меня есть время, физические возможности и прочее, я не могу дойти. Я, например, не могу дойти из микрорайона "Аламедин" до Моссовета, потому что на некоторых участках просто нет тротуаров. Это мне по пр. Чуй надо идти, который сейчас по-разному в разных местах называется, но мы понимаем все, о какой улице речь. Я не смогу по нему пройти, потому что на некоторых участках нет тротуаров. Мне нужно либо обходить по другим улицам, либо выходить на трассу. И то, и другое неудобно. Я так понимаю, что это ваша зона ответственности?

Улан Уезбаев: - Я с вами полностью согласен, что в нашем городе недостаточно хорошие тротуары. Наши тротуары были построены еще в советское время, в 60-70-е годы, когда город начал развиваться, бум пошел на строительство улиц новых, тротуаров. И эти тротуары с асфальтобетонным покрытием на самом деле уже устарели. Им уже минимум по 30-40-50 лет. Если даже по центральной улице пройтись, по улице Байтика Баатыра, ниже она Елебесова называется, спуститься, там до сих пор тротуаров нет. Но они были построены еще в советское время и были изношены.

Общая протяженность тротуаров в Бишкеке - около 3 000 км. Это очень много. Сейчас мы меняем политику, и если раньше мы строили только проезжую часть, то сейчас политика такая, что в первую очередь строится тротуарная часть.

Рада Валентина кызы: - Не в первую очередь. Сначала вы проезжую часть делаете, потом - тротуары.

Улан Уезбаев: - Сейчас "Бишкекасфальтсервис" занимается именно проектами тротуаров. В прошлом году был утвержден план, согласно которому в первую очередь строятся именно тротуары. И в этом году выделили около 300 млн сомов именно на строительство тротуаров. На пр. Жибек Жолу, на пр. Манаса, на ул. Байтика Баатыра уже начали тротуары строить, "Бишкекасфальтсервис" этим занимается.

Кроме этого, благодаря китайскому гранту, где мы строим проезжую часть, мы с обеих сторон обязательно кладем тротуары. С прошлого года до нынешнего момента мы уже построили около 80 км тротуаров.

Рада Валентина кызы: - А сколько дорог, в сравнении с тротуарами?

Улан Уезбаев: - 1 400 км.

Рада Валентина кызы: - Вот, смотрите, 1 400 км дорог проезжей части, 80 км тротуаров. Понятно, у чего приоритет. Это факт просто. Я ни в коем случае не упрекаю, не наезжаю. Да, это политика города, и не ваша вина в этом.

Но у меня знаете какой вопрос к вам? Сделайте какой-то анализ, вообще вот в целом вы почему ремонтируете, расширяете дороги? Основная причина, которую озвучивает официально мэрия, - это разгрузка города от пробок. Но всем же известно, что чем больше условий для машин, чем больше дорог, тем больше машин. Соответственно, проблема не решается. Даже вот мы с вами разговаривали, вы строите проезжую часть, шесть метров она должна по стандарту быть.

Улан Уезбаев: - Минимально шесть метров идет.

Рада Валентина кызы: - Да. А если это еще и жилой район, то, соответственно, там сразу же две полосы занимаются под парковку. То есть вы строите, выкладываете очень много асфальта, тратите на это много денег, вырубаете деревья. И создается парковка, по сути. То есть разгрузки от пробок не происходит.

И вот еще второй момент - вырубка деревьев. Я была на ул. Суванбердиева, мне все объяснили. Там никак без вырубки деревьев не обойтись. Это очевидно. Вы возмещаете за деревья деньги "Бишкекзеленхозу", да?

Улан Уезбаев: - Да, компенсацию платим.

Рада Валентина кызы: - Что делает "Бишкекзеленхоз"? Он высаживает эти деревья не там, где они росли. Не в городе. Они высаживают их в парках, в скверах каких-то, за городом даже у нас. Минэкологии вот за городом высаживает деревья. То есть мы лишаемся зеленого каркаса города внутри. Это шум, это пыль, это диоксид азота, смог и так далее.

Но и вы же живете в этом городе. Я понимаю, это ваша работа. Но вот как горожанин скажите, пожалуйста, вы считаете это правильным, что мы развиваемся в этом направлении? Что очень много условий для машин, и хорошо, пока мы еще не превратились в такой мегаполис, когда ну совершенно жить невозможно. Хотя уже мы близко к этому. А что дальше? Вот есть какая-то стратегия развития города для людей, чтобы были велодорожки?

Вот есть ли понимание "улицы", а не "дороги"? Потому что улица - это не только проезжая часть, это тротуары, велодорожки, зеленый каркас, фасады. Вот у меня такое впечатление, что каждый занимается вот этой своей частью, и нет единого понимания, видения.

Это как в семье, когда каждый покупает себе еду, каждый платит за коммуналку, это общежитие, но в целом семья не развивается. Вот у нас так в городе происходит.

Я понимаю все эти процессы. Но мне, как горожанке, очень обидно за город. И мне хотелось бы, чтобы люди, принимающие решения, в том числе и вы, понимали, что нам всем жить в этом городе. Детям нашим.

Я много сказала, но вопрос такой: вот можете ли вы, на своем месте, как-то повлиять? Или кто может повлиять на то, чтобы поменялась машиноцентрированная политика? Вот вы конкретно можете что-то сделать?

Улан Уезбаев: - Я сам родился в Бишкеке, и сам горожанин с самого рождения. Мои дети здесь тоже живут, в садик, в школу ходят. Я сам очень болею за город. Поэтому, когда учился именно в направлении дорожно-транспортной инфраструктуры, получил докторскую степень в Москве, степень магистра в Европе, для меня это очень важным было - развитие инфраструктуры города. Именно сохранение зеленой части. В советское время всегда нам говорили, что Бишкек, тогда Фрунзе, занимал второе место среди самых зеленых городов СССР после Киева.

Мы маленький город, у нас расстояние от точки А до точки Б через весь город всего лишь где-то 13 км. Официально у нас зарегистрированы 500 тыс. машин в городе. Это официально. А неофициально примерно в день проезжает через город 800-900 тыс.

Рада Валентина кызы: - Такой статистики же нет, Улан.

Улан Уезбаев: - Есть статистика, обязательно.

Рада Валентина кызы: - Это по машинам?

Улан Уезбаев: - Да, это автомобили, которые в день проезжают по городу. Сейчас лето, мало машин, потому что многие уезжают в отпуска. Но, начиная с 1 сентября, начинается учебный год, возвращаются студенты, и там уже численность машин доходит до миллиона почти. Это в день столько машин в городе находится. Для такого количества дорог и улиц в Бишкеке очень мало. У нас официально проживают где-то около миллиона человек, а неофициально - полтора миллиона. Количество машин то же самое почти. И очень много в городе сейчас строятся новых зданий, новых домов, поэтому грузовых машин очень много. И выбросов от них.

Рада Валентина кызы: - То есть вы все-таки для машин создаете условия.

Улан Уезбаев: - Нет, не для машин. У нас есть основной документ - это генеральный план развития Бишкека, который был принят и утвержден в 2006 году. И он действует до 2025 года. Осталось три года, и будут разрабатывать новый план. Уже начинается разработка нового проекта генерального плана. И там есть отдельное управление внутри, которое будет заниматься именно озеленением города. Это, в первую очередь, поручение мэра Бишкека, который сказал, что надо вернуть городу статус зеленого.

Вернемся к вырубке деревьев. У нас по проекту была вырубка где-то 5 000 деревьев, во второй фазе. Но мы некоторые проекты начали менять, чтобы сохранить зеленую зону. И мы сохранили около 4 500 деревьев. Строя тротуары, мы деревья обходим. Но все равно, к сожалению, за вторую фазу проекта 500 деревьев мы вырубили. За это мы заплатили компенсацию. За одно дерево мы платим стоимость трех деревьев. Мы платим "Зеленстрою", и они уже, как вы сказали, их высаживают. У них своя политика есть.

- Можно сумму узнать компенсации за одно дерево?

Улан Уезбаев: - За одно дерево 9 000 сомов считается. Например, за 40 деревьев мы заплатили около 260 тыс. сомов. Потому что каждое дерево оценивается по-разному. Там есть своя формула.

Рада Валентина кызы: - Но это неравнозначная стоимость. Я имею в виду, что дерево росло сколько лет? Несколько десятков. У нас вот инициатива "Арча" говорила, что все эти расчеты не соответствуют действительности. Деревья возмещают по цене саженца. А это дерево росло сколько лет, в него вкладывали, поливали.

Улан Уезбаев: - Там есть своя формула. В этой формуле учитывается, какое именно дерево, какой у ствола диаметр. От этого тоже стоимость зависит. Сумма варьируется от 5 000 до 15 000 сомов.

Рада Валентина кызы: - Ну, с деревьями понятно. Вот что делать с тем, что куча дорог для машин, парковок для машин?

Улан Уезбаев: - Вот по парковкам у нас, сами знаете, в центре города, особенно в "золотом квадрате", с парковочными местами большая проблема. Для этого даже создавали специальное муниципальное предприятие, которое сейчас уже расформировано. Оно не смогло отработать ту задачу, которая была поставлена перед ним. Поэтому сейчас идет такая политика - специально в департаменте есть для этого внутри отдел или управление, которое занимается этим вопросом. В планах у нас, чтобы в будущем парковочные места не вдоль дорог были, вдоль улиц, а именно многоярусные, этажные парковки построить. Это по программе ГЧП идет - выделяется мэрией Бишкека земля, и там начинают строить.

- Вы помните времена, когда Данияр Усенов был мэром? Вот он мне еще обещал, что будут многоярусные парковки. Сколько лет с тех пор прошло? Вот сколько лет прошло, мне столько это обещают.

Улан Уезбаев: - Многоярусные уже строятся, пара штук.

Рада Валентина кызы: - Но это же дорого. Вот смотрите, когда человек покупает машину, на самом деле, город не должен предоставлять ему место для машины. Мы говорим о том, что парковок не хватает. На самом деле слишком много машин. И я не говорю, что люди должны отказаться от машин. Но нужно, чтобы они сократили количество поездок на автомобиле. Потому что многие едут утром из дома на работу, с работы домой.

Важный момент - что у нас нет вот этого общего видения. Мы проводили исследования, в принципе, даже не нужно проводить исследования, чтобы понимать, что у нас очень моноцентрированной город. То есть вся инфраструктура находится в центре. Утренние часы пик и вечерние часы пик - это движение транспорта с юга в центр и вечером из центра на юг. Это говорит о том, что вообще наш город сейчас совершенно неудобно спроектирован. И у нас всего три артерии - это Алматинская, Манаса и Советская, которые связывают север и юг. И вот что делать с такими вещами? Проводите ли вы анализ? Расскажите про анализ.

Улан Уезбаев: - Анализ обязательно проводится. Вы знаете, что наш город делит железная дорога на две части. В 60-70-х годах эта железная дорога была окраиной города. В настоящее время это уже центром города считается. Город расширяется. Мы сами понимаем, что в последнее время за 30 лет у нас появилось около 86 жилмассивов.

Рада Валентина кызы: - Вы магистраль хотите сделать вместо железной дороги?

Улан Уезбаев: - По генплану есть такая проектировка, чтобы железную дорогу перенести за пределы города. Вместо нее построить центральную часть магистрали. У нас вот южная магистраль есть, а это будет центральная магистраль.

- Но это опять же огромные средства, которых сейчас нет.

Улан Уезбаев: - Ну да, это огромные средства. Но проект есть, работа ведется, привлекаются инвестиции, проводятся переговоры. Железная дорога находится в подчинении у Министерства транспорта и коммуникаций КР, и мы с ними над этим работаем. Я еще два года назад говорил, что необходимо эту работу ускорить, потому что это поможет разгрузить центральную часть города. У нас восемь главных путепроводов, которые построили в советское время. А мы вместо них хотим построить развязки. Сейчас уже есть программа, этим занимается специально созданное муниципальное предприятие.

Рада Валентина кызы: - Вот у меня подруга живет возле железной дороги. Я не представляю, как ей и всем остальным будет житься после того, как вы проложите там магистраль. Там невозможно будет.

Улан Уезбаев: - Но железная дорога шума больше дает.

Рада Валентина кызы: - Дело не в шуме, а в том, чем люди дышат.

Улан Уезбаев: - Но если пробки, то больше экология портится. Когда машина стоит, больше выброс идет.

Рада Валентина кызы: - А если будет меньше машин? Вот вы построите дорогу - станет больше машин. Хорошо, они не будут стоять, но они будут ехать.

Улан Уезбаев: - Мы же не можем запретить. Если человек хочет себе купить машину, мы не можем ему сказать: не покупай машину.

Рада Валентина кызы: - Вы можете не создавать условия для машин. Вы можете создавать условия для других видов транспорта. Для велосипедов.

Улан Уезбаев: - В 2016 году была программа, по которой начали строить велодорожки. Этим занимался муниципалитет. Сейчас этим занимается "Бишкекасфальтсервис".

Рада Валентина кызы: - Сейчас уже не строят.

- Смотрите, мы шли по улице Ахунбаева с моим одиннадцатилетним сыном. И мне одиннадцатилетний сын говорит: а ты знаешь, мама, что велодорожка здесь быть не может? Велодорожка, по всем правилам, должна быть отдельной частью дорожного движения.

И вот я иду и думаю: почему одиннадцатилетний ребенок это понимает, а сотрудники мэрии - нет? Вот мы идем по этой части, и чуть шаг мы делаем влево - и нас сбивают люди, едущие на велосипедах. При этом я понимаю, что мы все участники этого движения, и они тоже должны где-то ездить.

Улан Уезбаев: - Действительно, там все было построено не по СНиПам (строительным нормам и правилам. – Прим. Kaktus.media). Но это уже построено.

Проблема в том, что там нехватка земли. У нас в советские времена были построены здания, еще старые, 60-х годов здания, которые расширять улицы не позволяют.

Я был за границей, в Китае. Там изначально заложены проезжая часть, дорожки для велосипедистов, для пешеходов и для мопедов. У них расстояние между зданиями это позволяет.

Рада Валентина кызы: - Давайте заберем у машин, Улан. Вот давайте заберем у машин места немножко для велосипедистов. Сделаем обособленные велодорожки на проезжей части.

Улан Уезбаев: - К этому мы идем. Работа такая ведется, чтобы люди перешли на общественный транспорт. Поэтому в этом году у нас проводятся три тендера на покупку автобусов большой вместимости.

Рада Валентина кызы: - Это не решит проблему. А выделенные линии?

Улан Уезбаев: - Вот когда придут эти автобусы, будут выделяться линии. Поэтому мы и говорим, что где стоят вдоль улиц парковки, мы их будем убирать. Будут именно выделенные линии для общественного транспорта.

Рада Валентина кызы: - А зачем делать парковки, чтобы потом их убирать?

Улан Уезбаев: - Во второй фазе мы парковки не делали. Машины останавливаются вдоль улицы, а там буду стоять определенные знаки, показывающие, что это только для общественного транспорта. И для автобусов мы будем уже ставить камеры, которые будут определять нарушения водителей. Это будут камеры со всех сторон, 360°, они обеспечат сразу и "Безопасный город", и фиксирование нарушений правил дорожного движения.

Рада Валентина кызы: - У вас есть уже план по выделенным линиям для общественного транспорта?

Улан Уезбаев: - Есть. И у нас есть еще проект именно для скоростного автобусного движения, автобус-метро называется. Метроавтобус, для которого уже есть два маршрута.

- Монорельс который?

Улан Уезбаев: - Нет, не монорельс.

Рада Валентина кызы: - Метробасы ездят по выделенным линиям.

Улан Уезбаев: - Это будет специальная линия, которую выделят для общественного транспорта. Они будут ехать именно по ней, комфортабельные, большой вместимости автобусы. И из южной части города до центра они будут доезжать за 10 минут.

- Так и делают во всех больших городах, когда на общественном транспорте ехать удобнее, чем на такси.

Улан Уезбаев: - Метро у нас невозможно построить из-за рельефов. Это будет слишком дорогостоящий проект, и рельеф не позволяет. У нас коммуникации тоже не позволяют метро строить.

Но сделать условия для метроавтобусов - это возможно. Линии мы будем выделять. Этот проект был разработан еще в прошлом году. Сейчас мы ждем поставку автобусов большой вместимости.

Нам выделяют для этого средства два банка: Азиатский банк развития и Европейский банк реконструкции и развития. Также правительством выделен бюджет - миллиард сомов для закупки 100 автобусов на газомоторном топливе. Это тоже обеспечит экологию. Мы сейчас с дизельного переходим на газомоторное топливо и на электробусы. И постепенно маршрутки будут уходить уже за пределы центра Бишкека.

Рада Валентина кызы: - Смотрите, разгрузка города от пробок - это же основной тезис мэрии?

Улан Уезбаев: - С количеством увеличения горожан и гостей столицы пробки невозможно сразу убрать.

Рада Валентина кызы: - А вот как вы объясните, допустим, пробы пробивки улицы на Сыдыкова? Понятно, что общественный транспорт там не пустишь, это тупиковая улица. Вырубка деревьев. А там можно было облагородить, наоборот, зеленую зону сделать.

Улан Уезбаев: - Там деревьев очень много не было.

Рада Валентина кызы: - Да-да. Но суть в том, что там куча асфальта теперь лежит. Это сковорода летом, жителям там жарче, и так далее. Это - дорога, и много таких дорог. Кулатова, вот мы недавно с вами были там, Суванбердиева. Много таких. То есть они не решают транспортных проблем города, но они закатываются в асфальт. Чем обосновываются решения мэрии в таких случаях?

Улан Уезбаев: - Во-первых, улицы Сыдыкова, Суванбердиева, Кулатова и им подобные были построены еще в 60-х годах. Как я и говорю, много чего из нашей инфраструктуры было построено еще в советское время. Уже прошло более 50 лет. Там уже проезжая часть. И вот на Сыдыкова вообще не было тротуаров, ни с одной стороны. Ирригации не было. Там были старый асфальт и заросшие зеленые насаждения, за которыми никто не ухаживал. Сейчас там построены проезжая часть, тротуары с обеих сторон и ирригация. Там уже планируется полив зеленых насаждений.

Рада Валентина кызы: - Но все равно вы прокладываете дорогу автомобильную там, где можно было бы проложить, допустим, пешеходную дорогу.

Улан Уезбаев: - Там нет инфраструктуры для проезда к дворовым помещениям. Многие жители сами жалуются, что не могут доезжать до своих дворов и домов. Сейчас построили дорогу.

Рада Валентина кызы: - До двора разве нельзя дойти пешком? Раньше, в советское время, строили гаражи. Сейчас гаражи убирают, а раньше вот оставляешь машину в гараже и пешочком идешь до двора. И нормально было, никто не погибал, не умирал. А сейчас мы делаем подъезд машины прям вот к квартире. Ну вы же понимаете, что это абсурдно? Вы боретесь с последствиями. А вот если саму ситуацию изменить?

Улан Уезбаев: - Но если мы к дворовым зданиям заезд не будем делать, они будут оставлять машины на улице. И вот опять пробки.

Рада Валентина кызы: - Нет, дело не в этом. Давайте подумаем, куда ставить машины? Не во дворы, не на центральные улицы. Давайте вот создавать людям условия, чтобы они не покупали машины. Чтобы они от них отказывались. Или строить там гаражи где-то, чтобы машины не стояли на тротуарах, во дворах, где дети играют.

Улан Уезбаев: - Люди, сами горожане идут к тому, чтобы как-то улучшить воздух в городе. По статистике, в прошлом году привезли 44 электромобиля. В этом году привезли 544 уже.

Рада Валентина кызы: - Электромобили - это очень дорогое удовольствие.

Улан Уезбаев: - Это не дорогое удовольствие. Сейчас уже многие переходят на электромобили. Это намного дешевле, чем покупать топливо. У меня вот друг есть, он перешел с газомоторной машины на электромобиль.

Рада Валентина кызы: - Сколько стоит электромобиль?

Улан Уезбаев: - От $5 000.

Рада Валентина кызы: - Вы же понимаете, что сейчас вы говорите о привилегированных людях, которые могут позволить себе автомобиль? Неважно, на бензине он или на электричестве.

Улан Уезбаев: - А вы заметили, что каждый второй человек у нас уже имеет машину?

Рада Валентина кызы: - Но это неправильно. Хорошо, каждый второй. Остальная половина - это люди, которые не могут себе автомобиль позволить.

Вы сейчас очень усиливаете социальное неравенство. Вот если я не могу позволить себе автомобиль, я езжу в общественном транспорте, то чувствую себя недочеловеком.

Вот сейчас что делают наши маршрутники, когда они пригоняют свои спринтеры? Они выдавливают окна, которые открываются, и ставят заглушки. У многих даже люков нет. Это же тоже в вашем ведении? У меня вот дочка как-то упала в обморок в маршрутке, потому что там просто было нечем дышать. Вы можете себе представить, что вы ездите в маршрутке?

Улан Уезбаев: - Я езжу в маршрутках.

Рада Валентина кызы: - Если бы вы ездили в маршрутках, маршруток давным-давно бы не было. Или они были бы в другом совершенно состоянии. Вот мы с Максатом Нусувалиевым проехались на велосипеде в прошлом году, это ваш шеф сейчас. Я увидела, что это, наверное, был первый раз за всю его карьеру, когда он проехался на велосипеде. Потому что он останавливался, он осматривал все, не только велодорожки, но и освещение, и коммерческие точки. Я считаю, что если бы вы, люди, принимающие решения, чаще ездили на велосипедах, пешком ходили и так далее, вы бы не для автомобилей делали дороги.

Улан Уезбаев: - Мы не для автомобилистов это делаем. Мы делаем все, чтобы центральная часть города соответствовала всем стандартам. Сейчас стандарты уже меняются, нужно им соответствовать.

И здесь я немножко с вами поспорю. Я много лет ездил на маршрутках. Вы не подумайте, что я из такой богатой семьи. Я сам вырос в многодетной семье. У нас десять детей, я четвертый из них, и вырос в микрорайонах. Первый раз я купил машину, когда мне было 33 года. До этого ездил все время на служебных машинах. Сейчас я тоже езжу на служебной машине, "Волге" советских времен еще. На ней сложно ездить, потому что она экологически некомфортабельная и слишком много диоксида углерода выпускает.

У меня работа рядом, я иду туда пешком.

Рада Валентина кызы: - Но вы же понимаете, что создаете условия для машин, для автомобилистов?

Улан Уезбаев: - Нет, мы не создаем условия для автомобилистов. Мы создаем условия для всех горожан.

Рада Валентина кызы: - А где велодорожки? Где велодорожки?

Улан Уезбаев: - Велодорожки будут. Москва не сразу строилась. И Бишкек - то же самое.

Рада Валентина кызы: - Сколько людей должны погибнут?

Вот смотрите, вы же понимаете, что, когда вы делаете и расширяете дороги, строите развязки, повышается опасность для пешеходов, для водителей. То есть травмоопасность и количество ДТП возрастают. Возрастает загрязнение воздуха. Возрастает шум. И когда я говорю про загрязнение воздуха, это не сейчас вот ты задыхаешься и умираешь. Ты умираешь спустя много-много десятков лет от рака и так далее.

Мой первоначальный вопрос был - вы видите это? Что город развивается в другую сторону? Вот вы рассказали, сколько там тысяч км проезжей части сделали, и 80 км тротуаров. И площадь еще, не забывайте о площади. Когда мы говорим о километраже, то имеем в виду узкие тротуары и широкие проезжие части. Вы сами, как горожанин, это понимаете?

Улан Уезбаев: - 3 400 км проезжей части по всему городу плюс жилмассивы. 3 000 км тротуаров должны быть. На них тротуары есть, но они уже в плачевном состоянии. За последние пять лет мы построили тротуаров где-то 500 км.

- А дорог?

Улан Уезбаев: - Дорог в два раза меньше. 200 км. Я с вами согласен. Как горожанин я понимаю, что город нужно оставлять зеленым. Я понимаю, что надо уменьшать количество машин. Но человек всегда стремится к комфорту. Если мы сейчас полностью дорогу перекроем, думаете, они покупать машины не будут?

- А расскажите про велосипедные дорожки.

Улан Уезбаев: - Велодорожки в политике есть. Сейчас уже разработан полностью план "Бишкекглавархитектурой", как должны по всему городу пойти велодорожки. Как будет финансирование обеспечено бюджетом мэрии Бишкека, эта будет работа вестись обязательно. Просто каждый год для "Бишкекасфальтсервиса" выделяют всего лишь 500 млн сомов. Это маленькая сумма, чтобы развивать такое огромное количество дорог, велодорожек, тротуаров по всему городу. Чтобы масштабно, полноценно вести работу, необходимо выделять около двух млрд сомов в год.

- Тем не менее, где будут построены велодорожки ближайшее время? Вот про дороги, и сейчас уже про тротуары, - это правда, я регулярно получаю пресс-релизы. Про велодорожки вот Суракматов активно говорил. Сейчас про них, про то, что существует такой участник движения, как велосипедисты, снова забыли. Ни одного пресс-релиза за последние два года я не получила. Мэр не участвует в велозабегах. Вы забыли о том, что велосипедисты вообще существуют.

Улан Уезбаев: - По велодорожкам планы уже есть. Как я и сказал, при выделении средств мы сразу начнем работу.

- А вы можете нам этот план переслать, чтобы мы ознакомились?

Улан Уезбаев: - Это "Бишкекглавархитектурой" разрабатывается. У нас его нет. Я помню просто, когда участвовал в заседаниях, в совещаниях, я его видел, этот план. В электронном варианте его можно запросить у "Бишкекглавархитектуры" или мэрии Бишкека.

- То есть это снова будет часть тротуара отдаваться под велодорожку?

Улан Уезбаев: - Нет, там уже по-другому. Там отделяется велодорожка от тротуарной части.

Рада Валентина кызы: - А вот скажите, в вашей компетенции решить, если мы предложим взять какую-то проезжую часть, не очень загруженную, например, улицу Жукеева-Пудовкина, и часть дороги обособим и сделаем велодорожку? То есть мы самостоятельно это сделаем, но с вашей поддержкой. Обосабливаем от машин и смотрим, тестируем.

Это временная городская интервенция. Очень часто мы слышим доводы о том, что если так сделать, отнять у машин проезжую часть, все встанет в пробках и так далее. А мы хотим посмотреть, что получится. Мы хотим попробовать: вот давайте, уже есть много пространства у машин, давайте чутка заберем для велосипедистов? И потестим, работает, не работает, пользуются ею велосипедисты или нет. Сделаем замеры. У нас есть гипотеза, мы опровергаем либо подтверждаем эту гипотезу. Вот здесь нам бы очень хотелось получить поддержку вашего департамента.

Улан Уезбаев: - Поддержка будет. Здесь поддержка даже есть самого мэра. Потому что он тоже знает, и вы сами видите, сейчас те же услуги по доставке очень популярны, и там курьеры ездят на мопедах, на велосипедах. В центральной части города есть услуги пешей доставки. Там, где на автомобиле ты будешь стоять целый час, пеший курьер или курьер на велосипеде доставит посылку быстрее. Мы поможем.

Рада Валентина кызы: - А если проект получится успешным, сделаем такое на нескольких дорогах?

Улан Уезбаев: - Ну конечно! Если проект будет успешным и горожане нас поддержат.

Рада Валентина кызы: - Обещаете? Или вам это нужно согласовать? Улан, давайте честно говорить. Чтобы потом вы не сказали, что вы такие вопросы не решаете.

Улан Уезбаев: - Нет, я вопросы решаю те, которые в моей компетенции. Я это решаю. Я принимаю решения, я знаю свою ответственность. Я, в первую очередь, родился мужчиной, и должен отвечать за свои слова. Это моя тактика по жизни. Потому что я отец, у меня есть дети, я должен показывать им пример.

Вопрос здесь такой, что горожане должны нас поддержать. Понимаете, мы строим одну улицу, и по этой улице есть мнение у каждого. Споры даже между соседями бывают. И поэтому нужно сделать так, чтобы большинство нас поддержало. Если нас будет большинство поддерживать, и мы будем развивать город так, как хотят горожане, это будет плюс и нам, и горожанам. И гостям Бишкека. Поэтому я всегда иду навстречу тем людям, у которых есть хорошие идеи.

- Для этого мы должны понимать, как строится и развивается город. Для этого мы должны знать о генплане, о дорожной инфраструктуре. Как только мы все это будем знать, я говорю сейчас как горожанка, мы будем поддерживать инициативы.

Улан Уезбаев: - Мы всегда открыты.

- Это не так.

Улан Уезбаев: - Почему?

- Общественные слушания не проводятся. Генплан - сами знаете, что с ним. Дорожная инфраструктура развивается так, что даже жители узнают об этом в самый последний момент из объявлений на сайте Kaktus.media.

Улан Уезбаев: - Вот здесь я с вами немного поспорю. Когда начинались первая фаза, вторая фаза, мы уже тогда, с 2005 года, в СМИ информацию давали. Просто многие не читают о своих улицах. Потом, когда уже дорогу начинаем закрывать, говорят, что не знали. Хотя на самом деле, если посмотреть историю, мы уже три-четыре года назад предупреждали, что на этих улицах будет проводиться реконструкция. Потому что решение о развитии этих улиц было принято еще в 2015 году. И каждый год об этом все время напоминалось, что скоро начнется реконструкция данной дороги. Эта работа велась, я даже сам изучил статистику и полностью хронологию, это было. Это все шло в уставном порядке. Просто люди не обращают внимания, пока под их окнами не начинаются работы.

- Да, такие объявления были, что входит план, что это будет, что вот это предусмотрено, это правда. Мы и сами даем такие объявления. Но детального описания, рассказа о том, что вот это, вот это и вот это дерево у вас будет вырублено. Что вот эти заборы надо будет снести. Вот тут все перегородят. Как это видят люди? Я тут живу, и вдруг приходит дяденька, начинает рубить мое дерево. И уже работы начаты.

И получается, что деревья - это одних ответственность, ремонт тротуаров - других, дороги - третьих.

Улан Уезбаев: - В любом случае вся ответственность на мэрии, потому что мэрия для этого и создана.

Рада Валентина кызы: - У нас мэры меняются как перчатки. О чем мы говорим?

Меня очень интересует один вопрос. Вот вы занимаетесь дорожно-транспортной сетью в городе. Вы учитываете маятниковых мигрантов? Вот вы сказали, что знаете, сколько людей приезжают. Они приезжают еще на маршрутках и так далее. И вот, например, можно было бы развивать железную дорогу для них. Я не знаю, куда вы ее перенесете, но можно теоретически сделать так, чтобы маятниковые мигранты пользовались ею. Чтобы было понятно, маятниковые мигранты - это люди, которые живут за городом, но каждый день приезжают на работу, на учебу и так далее в город. Там огромное количество людей.

Улан Уезбаев: - Их примерно 200 тыс. насчитывается.

Рада Валентина кызы: - Допустим, в Москве, если вы там учились, вы должны знать, что пригородные поезда учитываются в транспортной политике города. У нас этого нет, как я вижу. Вот вы думаете об этом? И будет ли это вводиться? Потому что я - маятниковая иммигрантка. И мне важно, чтобы для меня тоже были комфортные и безопасные условия приезда в город и отъезда из него.

Смотрите, моя маршрутка уходит в 21:00, в зимнее время - в 20:00, в мое село. На такси доехать стоит 500 сомов. На попутке сейчас - 100 сомов. Но моя дочь, например, не может себе это позволить, потому что это небезопасно. То есть хотя бы до полуночи обеспечить какие-то нормальные человеческие условия, безопасные, чтобы люди доезжали домой.

Улан Уезбаев: - Я вас понимаю, и согласен с вами. Но, понимаете, сейчас в Кыргызстане политика железной дороги тупиковая. У нас ее всего лишь 476 км находится на территории Кыргызской Республики. И то, одна основная ветка начинается от станции "Луговой" и до Балыкчы. Политика у Кыргызстана есть такая, чтобы развивать железнодорожную систему. А вот электрификацией занимается именно Министерство транспорта и коммуникаций. Эта работа давно уже ведется, но опять у нас проблема с финансированием.

Железная дорога находится ведении Министерства транспорта и коммуникаций. Когда я там работал, я этим занимался. Поэтому я знаю эту систему. В тот момент уже хотели электрификацию сделать от станции "Луговой" в Бишкеке до Токмока, чтобы люди ездили, как в Москве. Это возможно.

Рада Валентина кызы: - А автобусы поставить, а не маршрутки вот эти душные? Не только в городе, а и в пригороде?

Улан Уезбаев: - Пригородом уже Министерство транспорта и коммуникаций занимается.

- Давайте еще поговорим о том, что у нас появились еще одни участники движения - электросамокаты. Вообще неизвестно, куда девать. Они и в правила не включены еще.

Улан Уезбаев: - Электросамокаты, сами понимаете, ездят и по тротуарной части, и по проезжей части. ПДД для них разрабатываются сейчас МВД.

Водители у нас еще не привыкли к такому количеству самокатов, к велосипедистам, к скутерам. Но мы к этому обязательно придем. Уже понятно, что студент, которому хочется зарабатывать, себе возьмет в аренду хотя бы скутер, чтобы работать в доставке. И потом уже заработать на свой скутер или самокат. Сейчас уже и аренда идет везде. Это развивается. И правилами дорожного движения для них уже занимается Министерство внутренних дел. Они уже начали разрабатывать проект и предоставят его на общественное обсуждение обязательно.

Рада Валентина кызы: - Мы тоже участвуем, так что, я думаю, хорошо все будет.

Улан Уезбаев: - Я всегда навстречу иду, когда общественные объединения, организации что-то предлагают, работают. Когда только начиналась вторая фаза, я тогда с ними только и ходил по всем улицам. И благодаря им, тогда Айжан была вице-мэром, мы спасли 4 500 деревьев. Спасли благодаря этим общественным организациям.

Поэтому такая работа между общественными организациями и муниципальными органами - это очень полезно. Не только для самих муниципальных служащих, но и для всех горожан. Мы всегда стараемся находить компромисс. И такие дискуссии - это очень полезно. Я всегда это поддерживаю.

Рада Валентина кызы: - Мы очень часто, как горожане, ждем, требуем от мэрии изменений, улучшений. Но мы очень пассивны. И я вот смотрю на горожан. Очень часто случается так, что люди выносят свои заборы за красную линию, узаконивают это или не узаконивают. И когда идет ремонт дороги - для тротуаров просто нет места. Поэтому у нас местами тротуары очень узкие. И эти горожане за вырубку деревьев, лишь бы не трогали их заборы, их газоны и так далее. Это - часть людей, понятно, личная выгода будет для человека всегда на первом месте. Но очень часто даже нету у людей и такой мотивации молчать. Люди просто привыкли молчать. И, естественно, если выходят всего два-три человека, их голос не слышно.

Если мы, как горожане, будем понимать, что наш дом не кончается порогом нашей квартиры, что город - это наш дом, и мы будем бороться за город... Я не имею в виду бороться с мэрией. Я хочу сказать о том, что нам нужно быть более активными, созидать, начинать со своих дворов элементарно. И выходить защищать деревья, отстаивать дороги, тротуары, велодорожки.

По велодорожкам я вам вот что скажу. Запроса от велосипедистов нет. У нас велосипедисты покатушки устраивают за городом, велопробеги. А как транспорт велосипед мало кто использует. Хотя это чудесный транспорт.

- Мне кажется, что это обратный эффект. Что люди не ездят, потому что им негде.

Рада Валентина кызы: - Да, это тоже есть. Но если будет запрос, если люди выйдут на улицы на велосипедах и будут видимы, вопрос начнет продвигаться. Вот как самокаты. Самокаты стали видимыми - о, надо ПДД делать. А если у нас будут велосипедисты ездить там, по тротуарам, кучей, мешать пешеходам, мешать автомобилистам, и все скажут - надо куда-то их деть. Мы же не можем их поубивать, убрать, стереть. Тогда будут создаваться условия для велосипедистов.

Поэтому я призываю горожан, несмотря на то что нет условий, все равно садиться на велосипеды. Садиться на общественный транспорт. Создавать прецеденты, писать посты, писать письма в мэрию, выходить к мэрии. Вот мы часто тоже проводим различные мероприятия и зовем людей. Их мало приходит. Очень мало. И нам не хватает этих осознанных людей, которые выйдут с нами и покажут, что у нас не три человека, которые ненормальные, извините, или получают американские деньги. Этот довод очень часто используется против нас, что мы получаем эти деньги и что это не наше желание настоящее - сделать наш город для людей.

И если к нам будут присоединяться люди, будет здорово. И будет чудесно, если будут присоединяться даже сотрудники мэрии. Потому что, когда мы спрашиваем у сотрудников мэрии комментарии не как у работников муниципалитета, а как у горожан, они совершенно иначе начинают говорить. Потому что мы все здесь живем. И мы не враги.

Но нам нужно формировать этот запрос. Мы говорили уже с председателем БГК Куванычбеком Конгантиевым, он тоже сказал: помогите нам. Где эти велосипедисты? Где? Давайте, выходите, присоединяйтесь.

И скоро будет, в сентябре, День без автомобиля. Скоро будет у нас акция "Велосипедом на работу". Мы будем объявлять на наших страничках в социальных сетях, делать объявления. Пожалуйста, подписывайтесь на них и следите, присоединяйтесь, помогайте. Давайте делать город лучше для нас всех.

- Улан, давайте вы тоже обратитесь к горожанам. Что вам нужно от нас, чтобы город развивался так, чтобы каждому в нем было комфортно?

Улан Уезбаев: - Я только одного хочу - взаимопонимания. Вот для меня главная задача, чтобы мы находили компромисс. Чтобы горожане шли навстречу, и мы к ним навстречу, и находили единый компромисс, который поможет развивать наш город. Город - это наш дом. Бишкек - это не только дом для горожан, но и столица всего Кыргызстана. Сюда приезжают иностранцы. Как вы сами знаете, в этом году к нам приехали уже около четырех миллионов туристов. В первую очередь они куда приезжают? Из аэропорта они приезжают в Бишкек, из Бишкека уже в разные регионы. И тут основная задача мэрии - политика по тротуарам. Потому что иностранцы любят ходить пешком.

И велодорожки. Это у нас тоже развивается. Помните, пять лет назад никто даже на велосипедах не ездил, не было их аренды. А сейчас есть. Пять лет назад не хватало денег на то, чтобы делать ямочный ремонт. Тогда водители жаловались, что везде ямы, ямы, ямы. Сейчас водители жалуются на пробки. Все жалуются. Но без жалоб тоже нельзя. Поэтому мы должны прийти к компромиссу и помогать друг другу. И тогда все будет хорошо.

Прямые эфиры Kaktus.media (31 статья)
LIVE: Омбудсмен и подполковник милиции о том, как остановить насилие
5 Октября 2022, 08:32
LIVE: Зелень в Бишкеке. Почему ее так мало?
21 Сентября 2022, 08:30
Что с ценами на продукты, поливной водой и перекупщиками? Отвечает глава Минсельхоза
17 Августа 2022, 15:54
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60.
url: https://kaktus.media/465385