Эмигрантские заметки журналиста Улугбека Бабакулова. Часть II. Первый месяц во Франции

1847  7

Продолжаем публиковать заметки журналиста Улугбека Бабакулова о том, как проходит его жизнь в эмиграции.

Напомним, журналист из Кыргызстана Улугбек Бабакулов в данный момент находится во Франции, которая предоставила ему политическое убежище.

После отъезда из Кыргызстана год он провел в Грузии, откуда и отправился во Францию.

Из парижского аэропорта Бабкулова с семьей доставили в город Кретей (Creteil) - в транзитный центр для беженцев. С разрешения автора публикуем статью с некоторыми сокращениями. Полностью материал можно прочитать здесь.

В мае 2017 года кыргызстанский журналист Улугбек Бабакулов опубликовал на "Фергане" несколько статей, самыми известными из которых стали "Люди как звери. В кыргызском сегменте соцсетей звучат призывы к расправе над "сартами" и "Если президентом станет Жээнбеков, что ждет Кыргызстан? Ой, что ждет…"

В первой статье говорилось о бездействии спецслужб КР в отношении тех, кто призывал в соцсетях к расправе над представителями узбекского меньшинства, во второй журналист предсказывал, как будет развиваться ситуация в стране, если к власти осенью придет ставленник действующего президента Атамбаева. После публикаций началась открытая травля журналиста: на местном телевидении, в соцсетях, в СМИ, в парламенте - вплоть до призывов лишить Бабакулова гражданства.

Бабакулов выехал в Казахстан, а через два дня стало известно, что Госкомитет национальной безопасности Кыргызстана возбудил против него уголовное дело. С тех пор Бабакулов на родину не возвращался. В это же время был заблокирован сайт "Фергана" на территории Кыргызстана. Полностью о деле Бабакулова и "Ферганы" читайте здесь.

"Нас встретила сотрудница центра по имени Марион. Она показала, где находится ее кабинет, и по-английски попросила зайти завтра в 10 утра. Затем она провела небольшую экскурсию по корпусу: здесь столовая, вот прачечная, а это ваши комнаты – одна побольше, с тремя кроватями (мы решили, что здесь разместится женская часть семьи), другая – поменьше, с двухъярусной кроватью (здесь я с сыном). На столе лежали предназначенные для нас вилки и ложки (их надо было брать с собой в столовую), несколько рулонов туалетной бумаги и даже зубные щетки.

"Эту карточку вы должны показать в столовой, по ней вам будут выдавать еду", – Марион дала нам ламинированную бумажку.

Франция – земля беженцев

В столовой, кроме меня, никого не оказалось. На раздаче я продемонстрировал девушке в поварском халате свою карточку. Она стала выставлять на поднос еду: две порции горячего молока, пять кусков багета, сливочное масло, конфитюр и сахар-песок в одноразовых пакетиках. "Финиш!" – наконец, сказала она, дав понять, что это и есть весь завтрак. Надо сказать, что завтрак такой был у нас постоянно.

К 10 часам я поднялся в кабинет Марион (там была и переводчик, которая помогла Улугбеку объясниться. - Прим. Kaktus.media).

Итак, мы находимся в транзитном центре. Таких центров во Франции два – Creteil и Villeurbanne. Действуют они в рамках неправительственной организации France terre d"asile (FTDA – "Франция – земля беженцев").

В транзитном центре, объясняла Марион, заявители живут на начальной стадии процедуры. Обычно это длится несколько недель, пока другая организация, CADA (centre d'accueil pour demandeurs d'asile – центр приюта для просящих убежища), не подыщет более комфортабельное жилье. В этом же здании некоторые комнаты отведены под CADA, и в них тоже живут просители убежища. Правда, им не предоставляется питание в столовой, так что еду они готовят себе сами. Именно поэтому у них приоритет в использовании общей кухни. Если бы мы надумали готовить что-то самостоятельно, мы должны были бы сначала уступить место им.

Марион сказала, что те, кто попадает в транзитный центр, должны обратиться в префектуру, где им выдадут специальную бумагу с их фотографией.

С этим документом, – продолжала Марион, – следует отправиться в организацию по миграции и интеграции (OFII). Там вам откроют банковский счет для перечисления пособия (ADA) – 20 евро и 40 центов в сутки на семью из пяти человек. В месяц, таким образом, выходит 612 или 632 евро, в зависимости от количества дней в месяце. До определения статуса беженца вы будете получать именно эту сумму. В транзитном центре вам также выдадут разовую финансовую помощь из расчета на одну неделю – 142 евро 80 центов. Отчитываться за них не надо и тратить можно по своему усмотрению.

В OFII выдают анкеты каждому члену семьи для заполнения и отправки в управление по делам беженцев (OFPRA). Марион нарисовала схему, как будет развиваться вся процедура. Меня интересовало, сколько все это может продлиться? Однако четкого ответа дать мне не смогли – процедура получения статуса беженца может растянуться до двух лет. Все это время мы будем находиться "под крышей" CADA, его соцработники будут опекать нас и помогать заполнять документацию.

А как же быть с детьми, им ведь нужно в школу? Марион ответила, что нам лучше просить определить детей в школу, когда мы перейдем на попечение CADA. "Там же вы можете попросить оформить медицинскую страховку, потому что вопрос оформления полиса занимает около двух месяцев".

А куда CADA отправит нас жить?

Это неизвестно. Вас могут отправить в любой регион Франции, и вы не должны отказываться. В противном случае вам больше не предложат жилья и прекратят выплату пособия. После того как вы обратитесь в префектуру и OFII, сотрудники транзитного центра сообщат в CADA, что у них находятся просители убежища, и для вас начнут подыскивать жилье.

Вот так в изложении Марион выглядела общая картина. В завершение разговора она сказала, что если у нас больше нет вопросов, мы можем погулять по городу. Никаких ограничений в передвижении нет. "Кстати, вот вам жетоны для стиральной и сушильной машин. Свое постельное белье можете не стирать, по вторникам его будут менять".

Марион сообщила, что Wi-Fi в транзитном центре нет, а чтобы купить сим-карту, нужно иметь банковский счет. Впрочем, Марион нас обнадежила: "Кажется, "симки" оператора Lyсamobile можно купить без счета".

Хороший обед и никакой интернет

На часах было 11:30, и это было время обеда – déjeuner. В качестве основного блюда предлагались тушеная куриная грудка или рыба, на гарнир – кус-кус или макароны, на десерт – йогурты, апельсины (фрукты каждый день были разные). Ужин начинался в 18 часов и был примерно таким же, как обед.

После обеда мы отправились гулять и купили сим-карты - две за 10 евро. Сим-карты вставили в телефоны, но они почему-то никак не хотели подключаться к Сети. Вернулись в магазин.

Показываю продавцу телефон, мол, не работает. Он отвечает, что нужна регистрация, а для регистрации требуются наши паспорта. Блин, думаю, не повезло, опять придется тащиться в центр за паспортом. Но тут продавец говорит, что сгодится и фото паспорта. Продавец зарегистрировал "симки". Я попробовал включить мобильные данные, и через пять минут со счета исчезли 5 евро. "Грабеж средь бела дня!" – подумал я про себя, но вслух ничего не сказал.

И тут продавец протянул мне буклет с интернет-пакетами. Оператор предлагал 4 Гб за 10 евро, 12 ГБ – за 15. "Ну, давай тогда уж два пакета по 12 гигов", – я протянул ему 50-евровую купюру. Он набрал определенную комбинацию цифр, показал, что интернет подключен, и вернул сдачу. "Вместе с интернетом у вас подключены бесплатные звонки и СМС", – сказал продавец.

Я приободрился, но ненадолго. Оказалось, что интернет от оператора Lyсamobile такого плохого качества, что в моем скромном словаре не хватает ругательных слов, чтобы его охарактеризовать. Сеть может появиться на минуту, а потом опять пропасть. Впрочем, уж лучше такой, чем вообще никакого. (Вопрос с интернетом я частично решил уже позже: на станции метро Creteil Prefecture есть большой торговый центр Creteil Soleil, где скорость соединения оказалась вполне приличной).

Мечта всех девушек

В пятницу ко мне подошла Марион и сказала, что в понедельник мы поедем в префектуру, где получим документы, после чего нам скажут, когда обращаться в OFII.

"Вот номера, вас будут по ним вызывать", – Марион дала нам квиточки.

В префектуре уже скопилось около полусотни людей, в основном, выходцы из стран Африки и Ближнего Востока. Мы дождались своей очереди, протянули сотруднику паспорта. Он пролистал документы и стал заполнять какие-то данные в своем компьютере. Потом попросил каждого посмотреть в объектив веб-камеры, сфотографировал и тут же распечатал документы с нашими снимками. Я опять немного волновался, как мы будем объясняться, однако нам и говорить ничего не пришлось. Вся система отлажена, процедура идет по накатанной, как бы сама собой. Отдав нам готовые документы, сотрудник префектуры сказал, что нам нужно быть в OFII в среду.

На выходе нас встретила Марион и отвезла обратно в центр. Здесь она дала нам автобусные билеты и сказала, что в среду с утра мы должны приехать в OFII самостоятельно. "Это не сложно, садитесь в автобус и едете до конечной остановки, – Марион показала нам дорогу по Google-картам. – Так как вы уедете до завтрака, на кухне вечером вам выдадут пайки, которые вы сможете забрать с собой".

В среду в 8 утра мы отправились по указанному адресу. Перед нужным нам зданием уже стояла толпа в полторы сотни человек. Что же делать дальше? Я решил довериться интуиции. Интуиция подсказывала, что делать ничего не надо, а надо ждать. Я решил ее послушаться и не обманулся: вскоре из здания вышел мужчина и сказал, что сейчас войдут те, у кого вот такие анкеты. С этими словами он поднял над головой бумаги. У нас оказались как раз такие, так что мы решительно вошли внутрь.

Там у нас забрали наши бумаги и велели ждать.

"Папа, а почему вы выбрали Францию? – спросила старшая дочь. – Я пытаюсь что-то прочесть и ничего не понимаю. Английский ведь гораздо легче. Надо было ехать в Америку или Англию". Я вздохнул и обнял ее: "Была бы возможность, я бы вообще никуда из дома не уезжал. А Франция, между прочим, - это мечта всех девушек. Вы еще увидите, как здесь здорово".

Тут открылась дверь одного из кабинетов, сотрудница произнесла нашу фамилию: Бабакулов. Нас попросили пройти, мы подали документы, полученные в префектуре. Хорошо, теперь посидите здесь… Сидим. Через несколько минут меня просят пройти в другой кабинет, где берут отпечатки пальцев каждого из нас.

Мы сидели в коридоре, люди заходили в кабинеты и выходили из них, народу становилось все меньше. А мы все ждали и ждали. Временами нам казалось, что, может, нам уже тоже можно уйти. Может быть, мы неправильно поняли и нам сказали не ждать, а ехать в центр обедать? Это было бы очень гуманно: нам уже сильно хотелось есть, так что выданные пайки – печенье, маффины и напитки – оказались очень кстати. Прошло время обеда, а мы все ждали и ждали…

"Семья Бабакуловых", – на этот раз нас позвали из другого кабинета. Мы вошли внутрь, сотрудница, сидевшая там, спросила по-английски, на каком языке нам удобнее общаться. "Рюси", – ответил я. Девушка кивнула, набрала на телефоне номер и сказала в трубку, что ей нужен переводчик с русского языка, а затем поставила телефон на громкую связь: нам будут переводить.

И в самом деле слова сотрудницы переводил женский голос прямо из телефона. Она рассказала примерно то же, что говорила Марион.

От головной боли до диареи

Вернувшись в транзитный центр, я поднялся к Марион и показал полученные документы. Она сказала, что отсканирует их и вернет мне. "А как заполнять анкеты на французском языке?" – спросил я. Марион что-то ответила, но я не понял. "Же не компран па", говорю (в переводе с французского – "не понимаю"). Она села за компьютер и через Google Translate набрала текст: "Ваши данные отправлены в CADA и, возможно, на следующей неделе вы уже уедете. Тогда с заполнением анкет вам помогут сотрудники CADA. Мы подождем неделю. Если вы к тому моменту не уедете, тогда вашими документами займутся наши сотрудники".

Потянулись долгие однообразные дни. Чтобы занять детей, я дал им заранее скачанные уроки французского языка. Впрочем, самому мне долго скучать не пришлось: я простудился, поднялась температура, боль неотступно пульсировала во всем теле. Однако без медицинской страховки вызывать скорую было бесполезно. Позже выяснилось, что только вызов самой кареты медицинской помощи стоил бы больше 100 евро. Осмотр врача общего профиля – от 25 евро, врач более узкой специализации – гораздо дороже. Ну и, конечно, отдельно пришлось бы оплачивать лекарства.

Подозреваю, что какой-нибудь изнеженный мигрант из Вьетнама или Латинской Америки просто умер бы на моем месте, только узнав цены на лечение. Однако не таков человек из постсоветской страны. У меня с собой были лекарства на все случаи жизни, закупленные еще в Тбилиси. Снадобья мои истребляли все возможные хвори, начиная от головной боли и заканчивая диареей. Отдельную ударную группу составляли различные антибиотики. Когда в моем телефоне на короткий срок снова появился интернет, я тут же открыл ссылку "лечение простуды в домашних условиях". Народные врачеватели советовали соблюдать постельный режим, сбивать температуру и пить много жидкости.

Через неделю я встал на ноги. Чувствуя себя здоровым морально и физически, я отправился к Марион. Ее не оказалось на месте, однако в другом кабинете находился мужчина, который вышел ко мне и сказал, что его зовут Джойс, и он будет заниматься нашими анкетами. "Завтра придет переводчик, и мы начнем заполнять ваши анкеты", – пообещал Джойс.

Утром приехала уже знакомая нам переводчица Марина. Она сказала, что Джойс будет приглашать нас по отдельности и задавать разные вопросы. "Волноваться не стоит. Сотрудники транзитного центра и CADA будут готовить вас к основному интервью с офицерами OFPRA", – подчеркнула Марина.

Джойс сказал, что анкетные данные он заполнит самостоятельно, а сейчас хочет написать мою историю для досье, и попросил рассказать суть моей проблемы. Здесь он уточнил, что основанием для получения статуса беженца считаются доказанные прямые угрозы жизни или здоровью соискателя, а не социальной группе, к которой тот принадлежит. Таким образом, рассказывать нужно было об угрозе лично мне.

Мой случай в этом смысле был довольно ясным: угроза безопасности для меня и моей семьи исходила как от самого государства, которое преследовало меня по надуманному поводу, так и от националистов, которые с подачи спецслужб и политиков хотели со мной расправиться.

Отдельная беседа должна проводиться также с каждым из совершеннолетних членов семьи. Джойс сказал, что в анкеты наших малолетних детей он вложит мою историю. Ему понадобится 2-3 дня, чтобы все заполнить и подготовить к отправке в OFPRA. Разговор шел очень подробный, так что на интервью ушел практически весь день.

Нас ждет "Икс"

Завершилась третья неделя нашего пребывания в транзитном центре. Дети уже немного привыкли к окружающей их действительности. Мы стали делать более длительные вылазки, осваивая округу. На карте было видно, что где-то недалеко от нас находится река. Рекой оказалась Сена, по которой курсировали огромные баржи. Несмотря на это, Сена оказалась достаточно чистой – в воде можно было увидеть рыб, а вдоль берега в некоторых местах плавали лебеди и утки. Иногда после обеда мы с младшей дочкой ходили к реке и кормили птиц. Старшие в это время, сидя в комнате, пытались подключиться к интернету, чтобы посмотреть свои аккаунты в соцсетях. Время тянулось однообразно, и даже дни недели перепутались.

В один из таких дней я поднялся к Марион, чтобы попросить жетоны для стиральной машины. "У меня есть для вас новость, – сказала Марион, увидев меня. – Для вашей семьи есть место в городке "Икс" на юге Франции (по понятным причинам я не указываю название населенного пункта. – Прим. автора). Вы отправитесь туда на следующей неделе. Я рада за вас".

Сказав так, Марион показала на карте Франции наш городок "Икс".

Вот так складывается наша судьба и так проходят наши будни. За какие-то два месяца нам приходится менять уже третье место жительство. Наше новое жилье тоже не будет постоянным. После получения статуса беженца нам придется освободить квартиру от CADA и искать другое жилье. Где, как – пока непонятно.

Да и впереди у нас пока только неизвестность…

Есть тема? Пишите Kaktus.media на: +996 (700) 62 07 60
URL: https://kaktus.media/382347Копировать ссылку
Если вы обнаружили ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Спасибо!
Комментарии
дефолтная аватарка юзера
Kg
12.11.2018, 17:13

5евро за подключение это норма и законно. Если он будет каждый раз так волноваться может получить инфаркт, ведь удивлению не будет конца, тем более он пока еще даже эти 5евро не заработал, их заплатили налогоплательщики.

Ваифаи есть везде в ЕС, в любом кафе-ресторане, в школах, торгцентрах, библиотеках, в метро, и даже трамваях. Зря только потратился.

Переезжать и жить будет он не за свои счет, а тоже за счет налогоплательщиков ЕС, поэтому логичнее ему и его семье вести себя в рамках закона, не нарушать, иначе депорт. Рахат Алиев тоже переезжал каждый месяц,но ничего не помогло, достали везде.

Зачем все так досконально описывать? Снимаите свои розовые очки и ищите подработку, этого пособия ему с семьеи не хватит, его диплом там никому не нужен, языка нет, опыта нет, знакомых нет...максимум пол мыть или сад обрезать, и то не факт что возьмут.

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Нурлан
12.11.2018, 17:19

Терпения Вашей семье

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Кен
12.11.2018, 17:23

Слушайте, нужно срочно переехать в Казахстан или Узбекистан, начать писать статьи с привлечением политических персон, и европейское гражданство в кармане!!!

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Кену
12.11.2018, 19:12

Кен

Слушайте, нужно срочно переехать в Казахстан или Узбекистан, начать писать статьи с привлечением политических персон, и европейское гражданство в кармане!!!

Вот именно. Так и делают журналисты легкого поведения

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Ушедший
12.11.2018, 20:43

Кен

Слушайте, нужно срочно переехать в Казахстан или Узбекистан, начать писать статьи с привлечением политических персон, и европейское гражданство в кармане!!!

А оно тебе надо?! Жить вот так вот, как собака, но в Европе? Мне жаль таких людей.

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
119
13.11.2018, 17:42

Ему с женой однозначно придется тяжеловато, и работу по специальности журналиста он без языка едва ли получит. Зато у детей будет будущее, они адаптируются. Им надо будет делать всё ради детей.

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
скатертью дорожка
22.11.2018, 15:19

все ясно, накалял третьесортную статейку, чтобы свалить в Европу,  боже, до чего все предсказуемо, но увы, как это принято у таких,   теперь он будет оттуда отписываться как и когда чихнул и пукнул,  как будто это кому то интересно, тем более на сегодня  у  многих живут там родственники и знакомые и мы не понаслышке знаем как и на что там живут сами европейцы.  Ох уж это древнейшая профессия, которая бывает не только среди дам и политиков, но и среди всякого рода писак, которые все могут продать и тело и душу, беда в том, что они не оставляют в покое проданную и оклеветанную родину, хотя у таких не бывает Родины, это слово и понятие  им просто не знакомо. Ну пусть попишет, но лишь бы не возвращался   

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Комментарии от пользователей появляются на сайте только после проверки модератором.
Правила комментирования
На нашем сайте:
  • нельзя нецензурно выражаться
  • нельзя публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • нельзя угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • нельзя публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • нельзя публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • нельзя публиковать комментарии в транслите
  • нельзя выделять комментарии заглавным шрифтом
  • нельзя публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • нельзя писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "Кактус", "kaktus", "kaktus.media" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-издания
  • нельзя размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
  • нельзя использовать в качестве ника чужое реальное имя и/или фамилию
НАВЕРХ  
НАЗАД