Покупка линейного ускорителя. Почему оборудования в ближайшее время не будет
KG

Покупка линейного ускорителя. Почему оборудования в ближайшее время не будет

Все самое интересное в Telegram

В Национальном центре онкологии и гематологии объявлен третий по счету тендер на покупку линейного ускорителя на деньги Centerra Gold Inс. Однако, по словам главы ОФ "Помогать легко" Динары Аляевой, в ближайшее время оборудования можно не ждать.

Напомним, в рамках спецсоглашения с правительством Кыргызстана Centerra Gold Inс. выделила $10 млн, часть средств идет на покупку линейного ускорителя.

По словам Динары Аляевой, в техническом задании вновь прописаны требования, которые позволяют выиграть тендер только одной конкретной компании, как это было и в первом тендере. Активистка рассказала всю историю попытки купить линейный ускоритель, сопровождаемую коррупционными рисками:

- Первый раз техническое задание под определенную фирму написали еще когда был только создан Фонд онкологической помощи. А создавал его сам директор НЦО Эрнис Тилеков: он занимался регистрацией фонда, выбором лиц, которые там будут работать. Он делал смету на оборудование для аппарата президента. Так случилось, что, кроме подчиненных Тилекова - медицинских физиков, делать техническое задание было некому. То есть у Тилекова были полномочия встречаться с производителями, договариваться о ценах, торговаться.

Изначально необходимо было просто-напросто объявить тендер на техническое задание для независимых специалистов. Фонд онкологической помощи уже тогда бы провел настоящий тендер без всяких рисков, и оборудование уже бы стояло в медучреждении.

Далее события развивались следующим образом. Я еще не была членом конкурсной комиссии по покупке ускорителя, когда ко мне обратился один из производителей и попросил вмешаться в проведение тендера, потому что техническое задание было написано так, что ни один производитель, кроме определенного, не мог участвовать в тендере. Я написала письмо Сапару Исакову, который тогда был премьер-министром, попросила его создать комиссию и проверить техническое задание. Однако, учитывая то, что у нас нет других медицинских физиков, кроме тех, что работают в Национальном центре онкологии, никакой достоверной экспертизы никто не провел.

На тот момент депутаты подняли вопрос о том, чтобы деньги, выделенные на покупку линейного ускорителя и лежавшие на счету Фонда онкологической помощи, перевели в бюджет. Их перевели. И тендер перешел от Фонда онкологической помощи в фонд НЦО.

То есть крыша у тендера поменялась, а действующие лица нет.

Затем глава общественного фонда "Апаке" Бабур Тольбаев встречался с экс-премьером Исаковым по поводу линейного ускорителя от фонда "Апаке" и звонил Тилекову спросить, какой аппарат будет стоять в НЦО. Директор центра сказал, что лучшие линейные ускорители у фирмы N и в медучреждении будут покупать оборудование у нее.

Через некоторое время происходит странная перестановка каких-то там планов, и вместо одного линейного ускорителя появляются два. То в стране не было ни одного ускорителя, а теперь пытаются взять два по дешевой цене. Вопрос обычному человеку: "Если у вас есть деньги на обычный хороший телевизор, то пойдете ли вы в магазин покупать два подешевле?" Нет, конечно. Это против логики.

Хорошо, пусть будут два линейных ускорителя. Тут в правительство попадает записка от компании "В.", что она не может участвовать в тендере из-за пунктов технического задания, и каждый пункт был прокомментирован.

Благодаря комментариям компании "В." удалось сэкономить деньги бюджета, потому что в техзадании было заложено дозиметрическое оборудование в количестве двух комплекта. Они достаточно дорогие. При этом в двух дозиметрических апаратах нет необходимости, потому что один способен обслуживать до пяти линейных ускорителей. После комментария "В." второе оборудование убрали из ТЗ.

Итак, тендер перекочевывает в НЦО, создается комиссия. Несмотря на мои просьбы, адресованные Талантбеку Батыралиеву, в тот момент министру здравоохранения, директору НЦО Тилекову, меня не включили в конкурсную комиссию и мне пришлось об этом просить президента. После этого только меня включили туда. И когда мне надо было подписывать техническое задание, то я сказала, что не являюсь специалистом и не смогу понять, правильно ли оно написано. Как я могу его подписать? Закупщик на это сказал, что никто из конкурсной комиссии не разбирается в том, что написано в техзадании, и что я после подписи смогу отправить ТЗ на экспертизу. Что я и сделала, выслав ТЗ эксперту МАГАТЭ Галине Бока.

Через два дня она прислала ответ, что быстро просмотрела техническое задание и нашла 5-6 пунктов, которые не имеют клинической важности, но ограничивают конкуренцию.

Я написала письмо на имя Тилекова и главы департамента закупок, после чего было проведено собрание, куда пришли два медицинских физика, которые начали объяснять техническими терминами, в чем необходимость этих пунктов. Мне они показались убедительными, и я попросила написать официальный ответ, чтобы я могла переслать его Галине Бока.

И тут буквально через пару дней мне на WhatsApp пишет молодой человек по имени Мурат. Спрашивает, мой ли это номер, потому что он разыскивает Динару Аляеву. Представляется инженером из Алматы. Так как я являюсь членом конкурсной комиссии, то, встречаясь с молодым человеком, включаю запись разговора, чтобы меня не смогли скомпрометировать (запись есть в редакции. - Прим. Kaktus.media).

У этого парня проблема была такая: его пригласил директор НЦО Тилеков сделать аудит бункера (причем бункер будет под модель "Э."), и в ходе работы у парня возникает множество вопросов, на которые он не может получить ответы. Например, когда и каким образом будет демонтирован старый аппарат для лучевой терапии "Терабалт", потому что ремонт бункера занимает как минимум 6 месяцев, и он хочет уже приступить к проектированию, а дальше уже к ремонту бункера, а Тилеков не дает ему никаких ответов.

И этот молодой человек говорит: "Я очень рад, что выиграла компания "Э.". Хотя на тот момент конверты еще не были вскрыты. Я спрашиваю: "Откуда такая информация?" Он: "Мне на ушко шепнули. Да я же видел техзадание. Оно написано под модель..." И называет модель. И дальше добавляет, что у "В." дорогое техобслуживание.

Я в шоке. Высылаю эту запись тендерной комиссии. Через 2 дня мне снова звонит этот парень из Алматы и говорит: "Динара эже, как вы могли так со мной поступить? Почему вы записали наш разговор?"

Я объяснила, что записала, чтобы обезопасить себя, и что использовала информацию, чтобы ознакомить с ней членов комиссии. Парень говорит, что ему поступали звонки с угрозами, что у него будут большие проблемы, заезжать в Кыргызстан больше ему нельзя и что еще он потеряет работу. Позже выяснилось, что запись переслали Тилекову в тот же день.

И получается, что запись, которая является уликой в коррупционном сговоре, выслали подозреваемому, а не в правоохранительные органы. Осознав, что в конкурсной комиссии я не найду поддержки, я обращаюсь в Совет безопасности и Антикоррупционную службу, пишу письмо на основании этой аудиозаписи, чтобы вопросом занялись профессионально.

Мы сделали запрос в МАГАТЭ. Там ответили, что они не занимаются экспертизой технических заданий. Подходит время подведения итогов тендера. Ни одна из компаний не проходит. Но не потому что ТЗ было плохо написано Компании не подошли, просто потому что неправильно оформили документы.

Сейчас объявлен третий тендер. И с тем же техническим заданием.

Кроме того, когда вызывали на допрос Тилекова в ГКНБ, то в объяснительной он написал, что инженер Мурат никогда не приходил в Национальный центр онкологии. Также он утверждает, что я заставила его говорить эти вещи, задавала наводящие вопросы. И что с казахской компанией, которая проектирует бункеры, у него никогда никаких отношений не было.

Я встретилась с директором этой компании. Причем она тоже является представителем фирмы "Э." Он рассказал, что техническое задание написано с нарушениями, потому что там не учтен ремонт помещения. Если пройдет тендер и придет оборудование, то оно будет стоять на улице, потому что помещение элементарно не готово. А еще что от момента проектирования, утверждения и ремонта пройдет от 6 месяцев до года. Это время не учтено в тендерном задании. Также в ТЗ должно быть описано, кто и за чей счет ремонтирует бункер. И оценка помещения должна содержаться в техзадании, потому что у каждого производителя свои требования к помещению: это зависит от модели оборудования.

Эрнис Тилеков при этом утверждает, что помещением необходимо заниматься после проведения тендера.


За комментариями редакция Kaktus.media обратилась к директору НЦО Эрнису Тилекову.

"Что я могу сказать? Во-первых, мы ожидали, что такие обвинения со всех сторон будут, поэтому в начале объявления тендера, когда мы писали техническую спецификацию, то объявили тендер на специалистов, чтобы для нас написали квалификационные требования технической спецификации на данное оборудование. Но в этом тендере никто почему-то не участвовал", - сказал он..

Тилеков подчеркнул, что вынужден был поручить разработку ТЗ инженерно-техническому отделу медучреждения.

"Специалисты отдела сформировали техническую спецификацию. Когда объявляли первый тендер, Динара Аляева была как раз членом комиссии, они все изучили, согласились, подписали. Потом объявили тендер, участвовали две компании. В мире всего два производителя. Оба участвовали. При этом жалоб на техническую спецификацию не предъявляли. Тендер отменен из-за того, что фирмы не исполнили квалификационные требования. Мы его объявили заново. Теперь ждем результатов", - сказал директор Центра онкологии.

На обвинения о том, что техническое задание сформировано под фирму "Э.", Эрнис Тилеков ответил, что "не знает, о чем идет речь". "Если бы так было, то со стороны второй фирмы была бы жалоба, что они не могут участвовать в тендере и так далее. Однако их не было. Да и не стали бы они участвовать, если бы не совпадала какая-то техническая спецификация. Я считаю, что все обвинения неправомерны", - отметил директор НЦО.

Он добавил, что обращался в различные институты Москвы и Минска (какие - не пояснил), и там сказали, что техническое задание - нормальное.

"По поводу бункера. Ситуация такая: существующий бункер построен в советское время, там стоит изношенное оборудование, некоторые аппараты уже не работают и подлежат списанию. Там уже начался ремонт, строителям отдадим акт списания и они начнут демонтаж оборудования. Чтобы линейный ускоритель безопасно работал, мы сделаем стены толще. Уплотним до 2 метров. Сейчас это 1,5 метра. Тендер уже проведен, идет подготовка к ремонту. Поставка линейного ускорителя после заключения договора длится до 6 месяцев. К этому времени мы закончим ремонт бункера. У каждой фирмы есть к нему определенные требования. Какая выиграет, та их и предъявит, тогда мы бункер просто доделаем. На улице оборудование не останется", - заключил Эрнис Тилеков.

Фото на главной странице иллюстративное.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/382582