Мамы в тюрьме: как живется женщинам в исправительной колонии с детьми

2537  0

В женской исправительной колонии №2 женщины могут отбывать наказание вместе со своими детьми.

Журналист Kaktus.media побывала в тюремном доме ребенка и узнала, как там живется осужденным мамочкам и их детям.

Согласно законодательству, женщине с маленьким ребенком или беременной могут отсрочить наказание. Тем не менее на некоторые особо тяжкие преступления это послабление не распространяется. Поэтому заключенным приходится рожать и воспитывать детей в колонии.

Ребенок вправе оставаться с матерью до достижения трехлетнего возраста. После этого, если она не сможет найти ему опекунов, малыша отдадут в детский дом. Смотрители тюрьмы говорят, что иногда, когда матери нужно сидеть 4 года, они делают послабление и позволяют матери и ребенку жить один лишний год в доме ребенка.

По правилам колонии количество женщин с ребенком в тюрьме не должно превышать 10% от общего числа заключенных. Такое ограничение пришлось ввести, потому что очень многие заключенные пытаются попасть в этот дом.

По словам администрации, некоторые женщины, понимая, что тюрьмы не избежать, беременеют, чтобы их определили в дом ребенка, так как условия для мамочек там более щадящие. Например, маме с ребенком не нужно работать, как остальным заключенным. Единственный их труд заключается в уходе за ребенком. За ними постоянно следят врачи, назначают им специальные диеты, на которых мамочки могут полноценно восстановиться после родов. Кроме того, заключенные с детьми живут в комнатах по двое, а не в казармах с десятками других женщин. Их комнаты полностью меблированы, есть кровати для детей и для мамы, пеленальни, мягкая мебель и детские игрушки. Их обеспечивают всем необходимым для детей, в том числе уходовыми средствами и памперсами.

Кроме того, на балансе дома ребенка есть нянечки, которые помогают мамам ухаживать за детьми и готовить им еду.

Роды под конвоем

Когда заключенная должна родить, роды принимаются прямо в тюремной больнице. Кроме акушера-гинеколога в штате больницы есть и педиатр, который будет следить за здоровьем ребенка все время, что он будет находиться в колонии.

Рожают здесь под конвоем, но отцу ребенка, по желанию, можно присутствовать на родах. После этого ребенка семья заключенной будет видеть раз в месяц по часу, в течение всего срока их заключения.

Абортировать здесь тоже умеют, но заключенные в большинстве случаев оставляют ребенка. Иногда из искренней материнской любви, но чаще - ради собственного комфорта.

"Аборты у заключенных не приняты. Вообще, в тюрьме хуже всего относятся к детоубийцам. А аборт - своего рода детоубийство.

За все время, что я здесь работаю, было всего 2 или 3 аборта, и то по медицинским показаниям, да и зачем им это. Условия у мамочек куда лучше, чем у обычных заключенных", - рассказывает работница колонии.

Работники колонии вспоминают, что была одна женщина, которая совершала преступления всегда беременной. Попадала она к ним неоднократно и всегда была на сносях. Рожала ребенка, отсиживала срок в доме ребенка, а потом сдавала детей в детский дом и повторяла по кругу.

"Помню, она даже не знала, что с этими детьми делать, хотя рожала раз семь. Возьмет в руки, подержит минуту и снова отдаст нянечке. Может, не хотела привязываться, а может, ребенок и правда был лишь средством для более комфортной жизни в тюрьме", - вспоминает одна из работниц колонии.

Обитатели дома ребенка ИК №2

Сейчас в доме ребенка ИК №2 живут 10 женщин с детьми. У большинства из них - ребенок не первый. Срок отсидки этих женщин варьируется от года до 10 лет.

Двадцатитрехлетняя Марина (имя изменено) сидит в доме ребенка уже 1,5 года, в тюрьму попала, когда уже была беременна. Говорит, попала по неосторожности, знакомые попросили забрать деньги якобы у должника, а в итоге оказалось, что это была спланированная операция. Марина утверждает, что даже оправдываться не стала, милиционеры успели заснять ее лицо.

"Рожала здесь, естественным путем, и, если честно, роды прошли очень хорошо. Врачи - профессионалы своего дела. После родов мне назначили лечебную диету, а педиатр постоянно следит за ребенком", - говорит девушка.

Марина рассказывает, что с ребенком никаких особых проблем здесь нет. Единственное, после родов эмоционально давит нехватка общения с родными. Звонить на волю здесь разрешают один раз в месяц, говорить можно 20 минут.

"Об интернете мы вообще не мечтаем, а вот свиданий с близкими очень не хватает. Но, наверное, это очень типично звучит, что все хорошо и не хватает только воли", - вздыхает девушка.

По ее словам, те люди, которые просили ее забрать долг, узнав о ее положении, пытались вызволить ее из тюрьмы, давали чистосердечные признания, но в итоге они тоже сели.

Марина считает, что тюрьма ее научила разбираться в людях, потому что иначе на зоне просто никак.

"Думаю, когда выйду, этот навык мне очень пригодится в жизни. Наверное, я всю свою жизнь была слишком доверчивой", - говорит она.

Раньше Марина работала дизайнером-оформителем посуды, теперь она сомневается, что с судимостью ее возьмут на работу, но мечтает начать жизнь с нуля, заняться детьми и постараться все-таки найти работу.

Айжамал (имя изменено), сидит уже во второй раз за воровство. В доме ребенка отбывает свой срок впервые. Говорит, что в первый раз с подругами обворовала магазин на первом курсе колледжа. Тогда дали два года, из вуза, естественно, исключили. Во второй раз обокрали квартиру в соседнем доме, так как им с сожителем были нужны деньги. О беременности девушка узнала только в колонии. Когда сказала отцу ребенка, тот пропал.

Говорит, первое время очень боялась, что не сможет с ребенком в тюрьме, но сокамерницы переубедили ее, мол, раз Бог дал, нужно рожать.

Сейчас ребенку уже два года, они выйдут вместе, когда Асхату (имя изменено) будет четыре.

"Я очень боюсь, что, когда выйду, никакой поддержки от государства не будет. Я очень раскаиваюсь в своих действиях", - говорит Айжамал.

"Когда я еще была на воле, пыталась найти работу, но девушка без образования с судимостью никому не нужна, не знаю, что буду делать, когда выйду, ведь у меня уже будет две судимости и маленький ребенок", - опасается Айжамал.

В доме ребенка у его обитателей бывают ссоры на бытовой почве. Тем не менее женщины стараются поддерживать если не друг друга, то хотя бы детей своих сокамерниц. Говорят, что особенно жалко тех, кого матери как детей не воспринимают. Таких стараются обогреть и приласкать всей колонией. Но сейчас таких, к счастью, нет. Все очень любят своих детей и грустят, что срок некоторых намного превышает тот, который она может не расставаться с ребенком.

Девушки признаются, что дети в таком маленьком возрасте еще не понимают, где они находятся, но с детства учатся следовать режиму. Однако ни одна из матерей не решается рассказать, что они - в колонии, где находятся преступники.

Отношение к ребенку

К материнству в женской колонии отношение очень положительное. Работники тюрьмы рассказывают, что когда женщины из дома ребенка вместе с детьми и остальные заключенные собираются вместе, то никто никогда не позволяет себе грубость по отношению к малышам. Наоборот, женщины швейного цеха могут подарить малышу какую-то вещь, а женщины из пекарни - угостить. Если ребенок подойдет к заключенной, то, скорее всего, та ни за что не откажется его понянчить.

"Возможно, этот феномен связан с тем, что многие заключенные имеют своих детей, по которым очень скучают. Если зайти к ним в казарму, то можно увидеть на тумбочках игрушки, переданные женщинам их детьми.

Наверное, самое страшное, что может случиться с действительно любящей матерью - это невозможность увидеть, как ее ребенок вырастет. И все же необходимо помнить, что многие из этих женщин - опасные преступницы, которые знали, на что шли", - подчеркивают сотрудники колонии.

Есть тема? Пишите Kaktus.media на: +996 (700) 62 07 60 (Бишкек), +996 (558) 77 88 11 (Ош)
URL: https://kaktus.media/388663Копировать ссылку
Если вы обнаружили ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Спасибо!
Комментарии
дефолтная аватарка юзера
Комментарии от пользователей появляются на сайте только после проверки модератором.
Правила комментирования
На нашем сайте:
  • нельзя нецензурно выражаться
  • нельзя публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • нельзя угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • нельзя публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • нельзя публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • нельзя публиковать комментарии в транслите
  • нельзя выделять комментарии заглавным шрифтом
  • нельзя публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • нельзя писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "Кактус", "kaktus", "kaktus.media" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-издания
  • нельзя размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
  • нельзя использовать в качестве ника чужое реальное имя и/или фамилию
  • нельзя указывать ссылки и гиперссылки на посторонние сайты
  • Комментарии (в том числе ники) могут быть только на одном из трех языков: государственном (кыргызском), официальном (русском) или языке международного общения (английском). Допускается использование указанных языков в одном комментарии одновременно.
НАВЕРХ  
НАЗАД