Парки, парковки, крыши домов: как после пандемии изменятся общественные пространства
KG

Парки, парковки, крыши домов: как после пандемии изменятся общественные пространства

Все самое интересное в Telegram

Какая среда окружает вас, что вы способны увидеть в ее многоликости и почерпнуть для себя? О культурных общественных преображениях, где пространству уготована важнейшая роль, бюро коммуникаций TAGS рассказала Аида Сулова, креативный директор и независимый куратор из Нью-Йорка. Аида - создатель концепций и арт-проектов, специалист, имеющий опыт в дизайне, художественном руководстве, брендинге, производстве мультимедиа.

- Когда я начинала писать обзор о вдохновивших меня пространствах, никто еще не знал, что скоро миру придется остановиться, странам - закрыть свои границы, а людям - сидеть по домам. Черновик, написанный до ситуации с коронавирусом, в некоторых аспектах потерял свои смыслы. Если до вируса я рассказывала о фактически понятных и испытанных мною ситуациях в различных пространствах, то сейчас анализ и приведение примеров окажутся формой воспоминаний о прошлом и предположений о будущем. То, что раньше было преимуществом, сегодня, возможно, вызовет вопросы. В этих заметках мои наблюдения в качестве обывателя, пользователя и медиатора культурных общественных изменений, в которых пространства играют важную роль.

Что такое пространство

Большую часть жизни я воспринимала пространство как физическую материю. Его осознание как живого субъекта пришло, когда изменилось мое отношение к потреблению окружающей среды. Предметы, одежда, продукты, мусор приобрели новые смыслы с появлением зрелости и осознанности. А практики с городскими арт-интервенциями позволили воспринять город как собственную комнату, в которой хотелось создавать уют.

Мне довелось оказаться в разрезе двух совершенно разных реальностей: советской/постcоветской/социалистической и западной/капиталистической.

В разные эпохи пространства были объектом, определявшим социальный статус и дающим физическую платформу для учебы, работы, других видов жизнедеятельности. Пространство не воспринималось как равноправный игрок в формировании жизни общества.

Советская архитектура была про монументальность, линейность и частично про функциональность. Если строилось здание университета, то оно было в форме безликой прямоугольной коробки с высокими колоннами, длинными узкими коридорами, множеством разветвлений, одинаковыми аудиториями, кабинетом директора с предбанником. Мероприятия в университетах проводились в основном на темы учебы и нечасто были открыты для общественности.

Типовые серийные жилые дома возводились по усредненным нормам. Из-за ограниченности в площадях приходилось проявлять изобретательность и смекалку. Советский человек невольно развил адаптивность, так как на протяжении многих лет был вынужден искать решения из того, что было в наличии. Например, в картинах художницы Зои Черкасской мы видим, как в советских квартирах за счет перестановки мебели комнаты создавались внутри комнат.

В 2010 году я поступила в Нью-Йоркский университет. Уже в первые годы жизни в Америке стала замечать философию построения брендов, бизнесов, пространств, основанную на понятии "человекоцентричность". Компании научились ориентироваться на своего потребителя, изучая его не только в качестве целевой аудитории со средними данными о возрасте, профессии, целях, а исходя из эмпатии, персональных историй, настоящих и будущих потребностей, местного контекста и культуры. В дизайн-процессе чаще стали принимать участие как заказчики и исполнители, так и сами пользователи. Об этом я подробнее узнала, когда творческая среда заговорила о дизайн-мышлении, в котором составляющие элементы - это эмпатия, идеация, прототипирование, тестирование ("Дизайн-мышление", Тим Браун). Изучая опыт американских общественных мест: музеев, арт-центров, кофеен и т. д., я стала понимать, что пространство - это не только физическая материя, а катализатор социальных изменений.

HMA2 Architects

Ярким событием в моей профессиональной карьере стала работа в Нью-Йоркском архитектурном бюро HMA2 Architects, проектировавшем новый кампус Американского университета в Центральной Азии. Архитектор Генри Майерберг подходит к созданию пространств по принципу 360-градусного погружения. Прежде чем приступить к реализации проекта, Майерберг написал эссе на тему понимания, осмысления и переосмысления роли образования и учебного заведения в построении будущего. Проектирование университета предусматривало тесную работу с педагогами, студентами, линейным персоналом, местными сообществами.

Источником вдохновения при создании концепции послужила атмосфера старого кампуса в старом советском здании в центре Бишкека, где ранее располагался университет. Гул, активность, толпы студентов в фойе напоминали оживленную площадь на базаре, что не совсем характерно для американских университетов. Архитектору захотелось сохранить это ощущение, поэтому в новом кампусе была создана центральная "площадь" в виде форума-перекрестка, где студенты собираются для различных видов деятельности и на главные многолюдные события университета.

Уникальный опыт я получила при проведении паблик арт-программы, приобретении мебели, создании графики и навигации и самом запуске проекта. Благодаря сотрудничеству с местным арт-сообществом, представленным куратором-архитектором Уланом Джапаровым и художниками из Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, удалось максимально адаптировать пространство к местному нарративу. Паблик арт-программа "Артистан" и выставка "Топографика", после проведения которых в здании открылась постоянная коллекция арт-объектов, были первым в стране экспериментом независимого художественного высказывания в немузейном пространстве, инициированным учебным заведением.

В результате сотрудничества архитекторов с представителями местных креативных индустрий: дизайнерами, ремесленниками, фотографами, продакшн-студиями, специалистами по камню, лазерной резке, войлоку и т. д. - появился ряд интересных проектов. Так, например, дизайнер Алексей Лысогоров создал уникальный шрифт и навигацию, которые отразили характер здания и превратили прогулку по кампусу в путешествие с сюрпризами. Местный производственный цех собрал мебель на колесах, ремесленники изготовили войлочные сувениры. Режиссер Павел Поташов со своей командой снял видеоисторию, благодаря которой зритель узнал, как проходит день студента в новых условиях, и обратил внимание на важные детали дизайна: прозрачность, воздушность, освещение, мобильность, сценарии расположения мебели в аудитории.

Новый кампус - это не только учебное заведение для студентов, но и соединяющий мост между университетом и обществом. Аудитории в нем рассчитаны как для проведения классических лекций, так и для других событий и мероприятий, вовлекающих студентов, преподавателей и представителей городских сообществ. Новый кампус стал пространством, предоставляющим свою площадку и ресурсы для программ, поддерживающих развитие гражданского общества. Стоит отметить, что кампус продолжает вызывать интерес как архитектурный объект и коммьюнити-центр. А геотермальная система отопления и охлаждения, впервые успешно использованная в Центральной Азии при строительстве АУЦА, является еще одним притягательным фактором, делающим это пространство уникальным.

"Книги - по периметру, люди - в середине"

Другой интересный пример HMA2 Architects по переосмыслению пространств - это недавно завершившийся проект трансформации старой библиотеки Вестпорт в штате Коннектикут, США. Отличительный подход архитектора Майерберга к изменению философии и дизайна библиотеки заключается в принципе "книги - по периметру, люди - в середине". Многие воспринимают библиотеку в качестве склада для книг с тихими залами. Редко когда на читальни смотрят как на активные ресурсные коммьюнити-центры, способные привнести социальные изменения в общество. Роль библиотекаря обычно ограничивается выдачей и приемом литературы, хотя сегодняшний книгохранитель при поддержке и необходимых ресурсах может стать куратором и менеджером, создающим контент для личностного и профессионального роста посетителей.

Раньше в библиотеке Вестпорт было трудно проводить масштабные мероприятия, так как вся полезная площадь была загромождена стеллажами. В результате трансформации книжные полки переместили на нижний уровень, а основной холл был перепроектирован для коворкинга, медиахаба, стола для справок, галереи, пространства для мероприятий со сценой и передвижной мебелью. Сложность проекта была не только в правильных архитектурных решениях, но и в изменении отношения самих работников к библиотеке и в формировании мультидисциплинарной программы для посетителей. Магазин с широким выбором интереснейшей продукции и уютная кофейня с качественным кофе и свежей выпечкой, к удивлению многих, стали еще одним популярным местом в пространстве, генерирующим ощутимый доход для библиотеки.

В результате гармоничного сотрудничества архитекторов, инженеров, дизайнеров, директора и персонала библиотека стала центром притяжения в штате Коннектикут: здесь проходят все главные мероприятия - от презентаций до рок-концертов. Местные чиновники стали проводить свои переговоры в отведенных для встреч комнатах. Трансформация пространства увеличила посещаемость библиотеки в разы, выросло количество мероприятий, программ для детей и взрослых. Важно отметить, что основными донорами проекта выступили жители штата и представители частного сектора.

Мультифункциональность и экосистема

Сегодня, чтобы познакомиться с современным искусством, не обязательно ходить в музеи или галереи. Иногда можно увидеть арт-объекты или посетить лекцию в неожиданных пространствах. Например, на рынке или в гостинице.

Челси Маркет - огромный рынок, расположенный в здании бывшей фабрики по выпечке печенья в Нью-Йорке. Этот мультифункциональный комплекс сосредоточил в себе кофейни, фуд-корт, галереи, продакшн-студии, дизайнерские, винтажные магазины, мастерские, офисы, театральное пространство. Тут можно провести весь день: выпить кофе, посмотреть выставку или перформанс, купить дизайнерские изделия, книги, цветы, попробовать одну из кухонь мира, организовать частное мероприятие, провести встречу. Самое удивительное, что в пространстве нет ярко выраженных границ между всеми вышеперечисленными действиями. Все это гармонично связано между собой в экосистему, пропитанную духом созидания, просвещения, приятного времяпровождения. Здание Челси Маркет расположено в районе, у которого раньше была репутация неблагополучного квартала. С джентрификацией и появлением таких мест, как Челси Маркет, район преобразился и превратился в один из престижнейших и доходоприносящих на Манхеттене.

Впервые я попала в Челси Маркет десять лет назад, когда мое представление о пространствах для выставок только начало меняться. Первое, что меня поразило на этом рынке - неожиданные возможности: например, можно покупать продукты и в то же время знакомиться с арт-объектами. Выставки на этом рынке гармонично вжились в среду между прилавками, на стенах кофеен, в магазинах, под лестницей, в лифте. Такое соседство совершенно разных сфер жизни запомнилось надолго…

Когда заводят разговор о креативной экономике на постсоветском пространстве, то в первую очередь в голову приходят проекты в Грузии - стране, которая когда-то была просто красивой и славилась гостеприимством, а сегодня стала к тому же известным культурным хабом в Европе.

Одним из ярких примеров является сеть проектов AdjaraGroup: гостиницы RoomsHotel, Stamba, арт-центр Fabrika.

Ресайклинг зданий, построенных во времена Союза, стал популярной практикой. AdjaraGroup удалось не только успешно переосмыслить и вдохнуть в них жизнь, но и открыть новую главу в культурной жизни страны. Гостиница RoomsHotel создана на базе бывшей советской типографии. Гостиница славится постоянной коллекцией современного искусства, мультимедийной галереей, вертикальной агрофермой.

Успех проекта заключается как в оригинальном архитектурно-дизайнерском исполнении, так и в комплексной работе по созданию партнерств, в которые вовлечены государство, частный бизнес, креативные индустрии. Отрадно было видеть, как страна встречала своего шестимиллионного туриста: бутылка вина на паспортном контроле, кортеж из аэропорта и ужин с премьер-министром страны.

Частный сектор ведет смелые диалоги с представителями власти на темы создания инновационных технологий, культурных и технохабов, единого реестра креативных индустрий. Креативный сектор, несмотря на влияние зарубежных фондов и участие международных советников, активно принимает участие в формировании собственного видения дальнейшего культурного развития. Признание потенциала культурной сферы Грузии всегда оставалось неизменным, а таким компаниям, как AdjaraGroup, удалось правильно его упаковать и представить на мировом рынке в виде привлекательных коммерческих культурных пространств.

Малую часть из этого полученного опыта я попробовала отразить в "Асанбай-центре" в Бишкеке, источниками вдохновения при создании которого и послужили проект ChelseaMarket в Нью-Йорке и проект "Фабрика" в Тбилиси.

"Асанбай-центр" - мультидисциплинарное арт-пространство, миссия которого заключалась в обогащении культурной жизни общества через художественные, образовательные, развлекательные мероприятия. Этот проект - коммерческая коллаборация частного сектора с креативными индустриями, которая послужила прецедентом, доказывающим необходимость альтернативных культурных центров в развитии общества и страны в целом.

Пустая и серая на первый взгляд коробка была трансформером, готовым подстроиться под каждое мероприятие. Белые стены послужили холстом для видеопроекций. Пустота в общем зале позволяла клиентам не ограничиваться в фантазии при планировании событий. Открытая металлическая конструкция на потолке давала возможность крепить инсталляции и световые приборы. Наличие ресторана обеспечивало кейтеринг для мероприятий. Отдельная галерея давала возможность проведения более камерных событий: выставок, лекций, семинаров, презентаций. Среди оригинальных решений по использованию арт-центра вспоминаются "Техно-джунгли" (сотрудничество с проектом "Взлетная"), "Комната Жанны Агузаровой", "Гетто", "Киномир Айтматова" (проекты "Асанбай-центра"), "Планетарий", "Залы мира" (проекты "Голд Продакшн" и "Музыка без границ"), "Юрта" (съемки КТРК), "Город под подошвой" (арт-инсталляция Медера Ахметова), "Одуванчик" (проект SunPeople для Samsung).

Предварительный анализ культурных коммерческих мероприятий показал, что, во-первых, в городе достаточно насыщенная жизнь, во-вторых, многие события проходят в неприспособленных пространствах с рядом ограничений. Поэтому целесообразность пространства была очевидна.

Сам ремонт помещения превратился в арт-проект, зрителями которого стали как строители, так и население города. Документировали создание пространства фотограф Даниль Усманов и режиссер Чингиз Сулумбеков. А для первого тестового мероприятия на площадку пригласили студентов-музыкантов молодежного оркестра под руководством М. Осмонова. Некоторые строители видели концерт вживую впервые в жизни.

Успешность таких пространств заключается в понятной для всех миссии, непрерывной событийности (городские и внутренние мероприятия), налаженной операционной части (управление, услуги, логистика), тесной работе с сообществами и в партнерстве с государственными, частными, международными организациями и гражданским населением. В коротком видеоэссе Павла Поташова можно увидеть один день из жизни арт-центра Asanbay.doc.

Вирус и новые нормы

Ситуация с пандемией заставила создавать новые нормы. Архитекторы, инженеры, дизайнеры проводят множество встреч, обсуждений, исследований, делая предположения о будущем пространств и архитектуры в целом. Если раньше требования к жилью и пространствам включали экологичность, безопасность, соблюдение ГОСТов, то сегодня к этому списку добавились требования по соблюдению физической дистанции, обеспечение новых систем вентиляции, создание модульных решений по планировке, мебели и адаптация внешней территории как альтернативной для жизнедеятельности. Многие офисы стали менять свой open space план на план расстановки мебели и оборудования с перегородками. Изменился и дизайн навигации и разметок в пространствах. Сейчас есть большой спрос на дизайн, интуитивно управляющий и обеспечивающий безопасность в движении потока людей. Один из примеров можно увидеть по ссылке.

В связи с пандемией повысился спрос на открытые общественные пространства: парки, места для парковки, крыши домов. В Нью-Йорке, например, многие улицы были превращены в аллеи для импровизированных кафе, а крыши стали использоваться для занятий йогой, огородничества, кинопоказов, опен-эйр-выставок и т. д. Складывается ощущение, что благодаря пандемии люди вернули себе свои территории.

Большое исследование по этому поводу делал Ян Гейл, датский архитектор и урбанист, консультирующий власти г. Алматы в осуществлении концепции "Умного города": "При безопасном и творческом переосмыслении, проектировании и управлении наши общественные места могут стать жизненно важным спасательным кругом с улучшенным доступом к основным ресурсам, поддержанием людей в хорошей форме и уменьшением изоляции". Подробнее об этом можно прочитать в блоге автора.

Переход образования и работы на онлайн-систему показал, что многие задачи могут быть решены без использования физического пространства. Значит ли это, что необходимости в строительстве новых зданий больше не будет?

Этот вопрос активно обсуждается группой архитекторов, дизайнеров, педагогов, писателей и т. д. в проекте The Blended Campus. Следуя совету из The Blended Campus - Leverage what you have - "Используй то, что имеется," я по-другому стала смотреть даже на свою квартиру, в которой зал превратила в шоурум для продажи центральноазиатских изделий и из которой я преподаю студентам со всего мира. Возможно, на данном этапе стоит воспользоваться ситуацией: действительно переосмыслить все то, что имеется, и адаптировать к новым реалиям, в котором пространства продолжат служить катализаторами прогресса.

Последствия коронавируса (1887 статей)
МОТ: Восстановление мировой экономики невозможно без соцподдержки и обеспечения занятости
21 Июля 2021, 19:35
Что необходимо делать для реабилитации после коронавируса
5 Июля 2021, 19:12
Популярные кафе и рестораны Бишкека заплатят по 3 тыс. сомов за нарушение санитарных норм
2 Июля 2021, 11:14
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/432496