"Правоохранители повели себя недостойно". Интервью с экспертами о деле Айзады Канатбековой
KG

"Правоохранители повели себя недостойно". Интервью с экспертами о деле Айзады Канатбековой

Эксперты подготовили материал с развернутыми ответами по делу о похищении и убийстве Айзады Канатбековой с правовой точки зрения. В основном это ответы на вопросы общественности, а также на пост блогера Семетея Аманбекова, ранее работавшего в правоохранительных структурах.

Kaktus.media публикует мнения экспертного сообщества.

"В последние дни снова начался ажиотаж по поводу кодексов, и, кажется, вся мощь правоохранительных органов была брошена на то, чтобы охаивать их. Господи, это же надо так не любить свою страну, чтобы ставить узковедомственные интересы выше запросов общества! Жалко смотреть, на что уходят наши деньги.

Но не это стало главной причиной написания данного интервью, а этот вопиющий случай с убитой девушкой Айзадой Канатбековой, который всколыхнул общество и поднял много глубинных вопросов, связанных с состоянием системы обеспечения правопорядка.

Мы пригласили экспертов, чтобы услышать их мнение об этой ситуации. Хотелось бы с правовой точки зрения, беспристрастно проанализировать это случай. Мы пригласили к разговору экспертов, знатоков кодексов и судебно-правовой реформы Лейлу Сыдыкову, Ирину Летову, Аслана Кулбаева, Назгуль Сулайманову, Гульмиру Маматкеримову и Мирлана Шерова.

- Вы, наверное, уже обсуждали в экспертном кругу этот вопрос… К каким мнениям пришли?

Лейла Сыдыкова, доктор юридических наук, профессор:

- Случай, конечно, вопиющий. И совершенно недостойно в этой ситуации повели себя правоохранительные органы. Их работу, как сказали депутаты, сделали журналисты и пастух, который нашел машину.

Вместо того чтобы начать срочно и профессионально раскрывать преступление, они бросились на защиту своего "мундира" и стали искать виноватых, на кого можно перекинуть свою ответственность.

Этот случай показал всю глубину профессиональной несостоятельности органов. У них оказались виноватыми все: кодексы (конечно же, какой прекрасный случай снова организовать наезд на кодексы, они же не могут им ответить), следственные судьи (которые якобы "не дают им вовремя разрешения"), сотовые операторы (которые якобы "не работают" после пяти часов вечера). Виноваты все, кроме них самих, которые должны раскрывать преступления и защищать граждан от преступников. Им общество предоставило все инструменты для своей работы через кодексы! Если таким арсеналом распоряжаться правильно, то этого вполне достаточно, чтобы раскрывать такого рода преступления. Этот случай мне показал реальный уровень знаний правоохранителей. Уровень знаний, к сожалению, остался на уровне 15-летней давности. Даже у молодых милиционеров. Всем стало очевидно, что они не читают законов, по которым работают. Они не работают над собой, не обучаются, система обучения милиционеров отстала от реальной жизни.

Аслан Кулбаев, кандидат юридических наук, адвокат:

- Да, соглашусь с Лейлой Чынтургановной. Случай с Айзадой вскрыл, что оперативная служба испытывает глубочайший кризис, что система допотопная. В прессу нередко прорывается информация о том, что используются пытки, в сейфах находят наркотики, много других негативных вещей.

Оперативная работа является основой милицейской (полицейской) службы. Более 90% совершенных преступлений (убийства, разбои, грабежи, кражи) раскрывают сотрудники уголовного розыска. Для этого они работают круглые сутки, сидят в засадах, рискуют жизнью. Никто не умаляет значимость этой службы в борьбе с преступностью. Вопрос только в том, что в современных условиях уже надо менять систему и методы работы. Наверное, хватит ностальгировать по "старым добрым временам".

При всем желании их уже не вернуть, а работать по-старому нельзя. Ведь сейчас народ уже другой: все знают свои права, есть адвокаты, сильное гражданское общество.

Мы видим, какие положительные изменения могут происходить, когда проводится реформа. Например, как в службе ГАИ, к которой было много претензий. Стали реформировать, и получилось: создали новую патрульную службу, появился проект "Безопасный город", в несколько раз повысилась оперативность обслуживания населения.

Основа реформы, в том числе оперативной службы, уже заложена в новых кодексах. Нужны просто политическая воля и мотивация самой системы реформироваться. С принятием кодексов предполагалось, что произойдет модернизация всех правоохранительных органов.

Сегодня надо решать этот вопрос безотлагательно. Если в двух словах, то значительную часть оперативников нужно переводить на должности следователей, что дает им возможность самим регистрировать информацию о преступлении в ЕРПП, проводить неотложные следственные действия и специальные следственные (оперативно-разыскные) действия. Это позволит разрешить существующую проблему с нагрузкой следователей. Легализуется оперативная работа, которая должна осуществляться в соответствии с УПК, как во всех цивилизованных странах.

До 2019 года оперативники руководствовались Законом об оперативно-разыскной деятельности (ОРД) 1998 года (кстати, до этого времени вообще такого закона не было). Сегодня данный закон морально устарел. Такая же картина с законом об органах внутренних дел (ОВД) 1993 года, где "рабочих" осталось две статьи, это не может удовлетворить потребностей практики, в том числе деятельность новой патрульной службы. Можно сказать, что сейчас нет новой правовой основы для организационной основы современной милиции. Процессуальная деятельность вся расписана в УПК.

Прежнему руководству страны экспертами неоднократно предлагалось вместо этих двух существующих законов новый проект закона о правоохранительной деятельности, где вся оставшаяся деятельность милиции будет подробно регламентирована.

В результате всего этого в системе сложилась такая обстановка, что многие рядовые сотрудники не видят перспективы для карьерного роста, знания не ценятся. Но немало и тех, кто неплохо устроился, это так называемые оборотни в погонах.

Гульмира Маматкеримова, исполнительный директор общественного фонда "Стратегические решения":

- Стопроцентно согласна с коллегами. Любой специалист по оргуправлению скажет, что нерасторопность, которая произошла в расследовании убийства Айзады, - это вопрос организации, координации всех вовлеченных служб: криминальной службы, следствия и отсутствия надзора со стороны прокуратуры. Это их совместное поле деятельности.

Это результат того, что они не сделали в свое время структурные реформы, которые сейчас оборачиваются человеческими потерями. Это проблема старой системы, старой системы оценки, от которой надо избавляться. Два года прошло после внедрения кодексов, но ничего еще не реформировано. Ни в одном РОВД не могут договориться об этих вопросах и скоординировать работу оперативников и следствия. Именно это приводит к волоките, отсутствию своевременных действий со стороны госорганов. "Ноль реакции" назвала это состояние родственница Айзады.

Сколько надо еще времени, чтобы, наконец, начать меняться? Какие еще нужны жертвы?

Лейла Сыдыкова:

- Наша экспертная команда давала предложения по реформированию оперативно-следственных подразделений и созданию на основе действующих структур службы детективов, которая предполагает, что следователи и оперы работают не просто вместе. Они становятся детективами (это опер и следователь в одном лице) и занимаются и разыскными мероприятиями, и следствием. Это сократит волокиту.

Гульмира Маматкеримова:

- Конечно, это должен быть не просто перевод кадров, не простая смена вывески, а качественный перевод, качественный рывок. В новую службу должны перейти самые грамотные кадры, с хорошей аналитикой, знаниями, обязательно с высокой этикой! Этика кадров правопорядка должна стать одним из критериев. Мы не можем дальше тянуть за собой старую ментальность. Она уже руки и ноги спутала обществу и не дает ему двигаться вперед.

Новых детективов надо будет самым серьезным образом обучить, профессионализировать, оснастить оборудованием, методиками. Работы здесь на 2-3 года, но, если знать, как этим пользоваться. Мы с болью за страну об этом говорим правоохранителям, их руководителям. Но они смеются в ответ. К сожалению, не знают, не изучают опыт других стран и не понимают, что это единственный путь для реформирования этих служб.

А что делать обществу? Ждать, пока они созреют?

- Каков должен быть алгоритм поведения милиции в случае с убийством Айзады Канатбековой?

Аслан Кулбаев:

'Тут все очень просто, думаю, это знает каждый следователь. Все отрегулировано в кодексах.

Преимущество нового УПК от старого в данном вопросе в том, что любая информация об инциденте (преступлении) должна быть безотлагательно зарегистрирована в ЕРПП и начато досудебное производство, что означает, что можно проводить следственные и специальные следственные (оперативно-разыскные) действия для установления местонахождения потерпевшей и подозреваемых. Поскольку эти действия подпадают под статью "Похищение лица для вступления в брак вопреки его воле", которое в УК определено как тяжкое преступление, то УПК позволяет по таким преступлениям проводить ВСЕ специальные следственные действия. Не надо, как раньше, думать, возбуждать дело или нет, так как потом были сложности с его прекращением, и это было минусом для работы следователя.

Что касается якобы проблемы получения согласия прокурора и санкции следственного судьи для проведения розыскных действий, то сейчас это занимает очень короткое время, если есть соответствующее соглашение между органами. Если следователям нужна санкция следственного судьи на проведение следственных и следственно-специальных действий, то они могут обратиться к нему в любое время суток. Санкции следственные судьи рассматривают в любое время дня и ночи, исходя из оперативности они рассматривают ходатайства не позднее 24 часов, как требует 360 статья УПК. Поэтому в рамках судебной реформы и в соответствии с новым УПК в районных судах выделили отдельный штат судей, именуемый "следственные судьи", чтобы они рассматривали только материалы досудебного производства.

Мирлан Шеров, юрист, старший преподаватель КРСУ:

- Если вернуться к алгоритму действий, то, на мой взгляд, он должен быть таким.

  • В соответствии с частью 1 статьи 149 УПК Кыргызской Республики информация об инциденте регистрируется в ЕРПП не позднее 24 часов с момента получения заявления, сообщения о совершенном преступлении. В таких случаях такая информация должна быть зарегистрирована безотлагательно, потому что похищение человека с целью вступления в брак является тяжким преступлением и каждая минута является драгоценной.
  • После регистрации в ЕРПП правоохранительные органы имеют право использовать все виды следственных и специальных следственных действий, предусмотренных УПК КР. Поскольку это тяжкое преступление (похищение лица), криминальная милиция сразу же должна начать досудебное производство, а именно следственные и специальные следственные действия (такие, как установление местонахождения лица, выемку видеозаписи и др.), т. е. должны были начать производить все необходимые действия по раскрытию преступления.
  • Исходя из сложности и для оперативности дела ничего не мешало в тот же день создать следственную группу и начать оперативно работу. Сегодня выяснилось из СМИ, что была очевидица, которая в 07:28 утра уже дала сообщение в органы о том, что похитили девушку. После обеда в 13:38 уже мама Айзады написала заявление (как выяснилось, просто непростительная нерасторопность и халатность). При этом данное преступление относится к делам публичного обвинения, то есть уголовное преследование по этим делам осуществляется независимо от подачи заявления потерпевшим (на основании информации от любого лица, в том числе на основании информации из СМИ).
  • Такая следственная группа обычно состоит из нескольких следователей. Один следователь мог бы сфокусироваться на получении санкций. Второй – проводить допросы, выяснять информацию. В рамках досудебного производства они могут допросить всех: родителей, знакомых, других, которые имеют информацию по данному факту. Третий мог бы устанавливать принадлежность автомашины, сделать выемку видеозаписи (была же видеозапись!), давать ориентировку патрульным машинам, всем службам, провести обыск жилища подозреваемого, установить их местонахождение, провести задержание и другие мероприятия, которые позволяют быстро и качественно расследовать преступление.
  • Далее можно было бы использовать "Безопасный город" для определения маршрута следования машины, немедленно получить санкцию у судьи на прослушку по их сотовым телефонам, на установление их местонахождения, информацию о соединении абонентов.

Особенно хотелось бы отметить, что в случае совершения тяжких и особо тяжких преступлений борцам с преступностью не нужно ходить к следственному судье для получения разрешения, как говорят представители органов и их сторонники, которые поднялись на защиту. Новые кодексы позволяют начать расследование немедленно. В частности частью 1 статьи 216 УПК Кыргызской Республики установлено, что в случаях, не терпящих отлагательства, связанных со спасением жизни людей, специальное следственное действие может быть начато без решения следственного судьи, а это был как раз-таки такой случай. Также частью 1 статьи 261 установлено, что не только специальные следственные действия, но и просто следственные действия могут производиться без санкции следственного судьи в случаях, не терпящих отлагательств. Однако после проведения таких следственных действий они обязаны в течение 24 часов с момента проведенного следственного действия либо начала проведения специальных следственных действий уведомить следственного судью об их проведении.

И на самом деле они так и делают в других случаях, когда хотят, когда есть запрос, они всегда могли срочно получать разрешения.

В таких случаях это много времени не занимает, в течение часа можно решать такие вопросы.

Гульмира Маматкеримова:

- А с нормальным использованием ЕРПП это вообще должно занимать минуты. Регистрация в ЕРПП дает им полное право проводить все процессуальные действия. Во многом это благодаря УПК, который регулирует ЕРПП и дает полную возможность органам быстро и полно раскрывать преступление.

Лейла Сыдыкова:

- После 2010 года под контроль следственного судьи были переданы все процедуры, ограничивающие права и свободы человека, которые применяет следователь в ходе расследования уголовного дела. Конечно, тут должен быть судья, который стоит на страже прав человека. Нельзя такие серьезные вещи, как задержание, арест, отдавать для разрешения только следователям и прокурорам. Они представляют одну сторону – сторону обвинения. А сколько жалоб на незаконное задержание или другие действия? Нельзя человека оставлять один на один с правоохранительной системой, которая пока не стала народной. Этот пример с Айзадой свидетельствует о том, что она стала жертвой бездействия этой системы, бесчеловечного к ней отношения. Несмотря на поступлениесообщения, оно не было зарегистрировано, было упущено время для розыска.

Ирина Летова, юрист, адвокат:

- Попытка обвинить в этом сотовых операторов тоже несостоятельна. Они работают тоже круглые сутки. Всегда есть дежурные во всех организациях. Я не думаю, что компании могут отказать правоохранителям в получении данных для раскрытия преступлений, если на это есть законные основания.

Лейла Сыдыкова:

- Я думаю, а как раньше раскрывали преступления в отсутствие сотовых операторов? Раскрывали же! Тем более что информация операторов связи – это лишь одно из доказательств, лишь один из законных способов розыска, который должен был предпринять следователь, но не сделал этого.

Гульмира Маматкеримова:

- Было бы хорошо спросить это и у сотовых операторов. Чтобы была более полная картинка. Но я тоже полагаю, что с их стороны проблем нет. У них другие проблемы.

- В Kaktus.media прошла информация от блогера Семетея Аманбекова, в прежнем выходца из правоохранительных структур, что служба уголовного розыска деградировала, что в службе криминальной милиции отсутствует техника розыска преступников, система хранения улик, создания базы агентуры, профилактики. Поэтому машину убийцы Айзады Канатбековой нашел пастух, а не опер. Что вы думаете об этом?

Гульмира Маматкеримова:

- А кто виноват в этом? Не сама ли система МВД, которая не сделала своевременно свою реформу? Сколько машин МВД получало, компьютеров, обучения за эти годы? В трудные времена, когда на пенсионеров, инвалидов, матерей-одиночек денег в бюджете не хватало, были выделены средства на создание патрульной службы, развернули международную помощь на создание командных центров, ЕРПП. Где все это? Почему ЕРПП до сих пор не работает как положено? Почему до сих пор нет единой и полной регистрации в ЕРПП? Регистрация в ЕРПП – это же сфера ответственности РОВД, РУВД. Почему не видим статистику регистраций? Почему люди жалуются на то, что их информацию не регистрируют в ЕРПП? Почему до сих пор есть сокрытие преступлений? Почему люди вынуждены через соцсети и видео обращаться к президенту, что их заявления не принимаются в РОВД? Где ЕРН? Почему он до сих пор не работает? Это чья ответственность? Людей на улице, которые занимаются выживанием, экспертов, которые свое время и экспертизу тратят на то, чтобы облегчить работу правоохранителей, помогают им СИЗ спасаться от COVID. ИЛИ ВСЕ ЖЕ это ответственность МВД? Всем миром помогали правоохранителям хоть как-то облегчить их ношу. И это их обратная связь, что ли?

- Еще одна тема поднялась в обществе, она касается выделения проступков. Бывшие правоохранители пишут, что гуманизация привела к тому, что кража до 10 тыс. перестала считаться преступлением, из-за чего милиция не любит регистрировать кражу телефонов, другие мелкие правонарушения. Что скажете про это?

Ирина Летова:

- Насчет краж до 10 тыс. сомов. Раньше, до принятия кодексов, люди неоднократно высказывались относительно наказаний за кражу курицы, лепешки, мешка муки, миллиона долларов. Помните, люди кричали об этом, был очередной хайп на всю страну. Раньше было неважно, что украл человек – курицу или миллион, за все было одно наказание: лишение свободы. Всех сажали на 5 лет и более, независимо от тяжести кражи. Из-за этого все тюрьмы были переполненными. Кажется, сегодня правоохранители уже забыли об этом.

Сейчас кодексы учли это и вывели отдельно от тяжких преступлений проступки, чтобы всех не сажали одинаково. Выделили специальную службу дознания, которая занимается проступками, создали специальный штат дознавателей.

С помощью Кодекса о проступках удалось отделить различного уровня преступления друга от друга. Выделили преступления, за которые предусматриваются разного рода наказания, в том числе лишение свободы, и выделили проступки, за которые люди также несут наказание, но не связанное с лишением свободы. Правонарушителей по этим статьям сейчас не лишают свободы, а назначают им другие виды наказаний - штрафы, общественные работы, исправительные работы, которые исполняются под контролем органов пробации.

То есть совершение кражи до 10 тыс. сомов влечет ответственность по Кодексу о проступках, поэтому нельзя говорить, что эти мелкие правонарушители остаются безнаказанными. По идее людям это должно нравиться, так как множество людей, случайно оступившихся, совершивших преступления небольшой тяжести, имеют шанс исправиться, а не попасть в тюрьму. Отказ от этого, как предлагают правоохранители, опять вернет старую ситуацию.

Раньше следователи возмущались, что у них нет времени заниматься тяжкими преступлениями, что они занимаются мелкими кражами, разборками соседей, интриганствами. Выделив проступки и создав отдельную службу дознания, кодексы дали следователям и оперативникам возможность сосредоточиться на крупных, тяжких делах: убийствах, изнасилованиях, разбоях. Но и тут им опять ничего не нравится.

На самом деле мы согласимся здесь с коллегами, вопрос в том, как работает милиция, а не какие кодексы плохие. Надо заниматься преступностью, заниматься убийцами, педофилами, насильниками, а не устраивать черный пиар.

- Еще один часто повторяющийся вопрос, который поднимают правоохранители. Пишут, что убрали административный арест, что раньше участковые и оперативники могли поместить в приемник-распределитель дебоширов, пьяниц, семейных насильников. Сейчас без досудебного производства и санкции суда ничего этого делать нельзя. Все нарушители безнаказанно разгуливают на свободе, так как по новым законам все эти деяния не являются преступлением.

Ирина Летова:

- Как говорится, слов нет, одни буквы! (смеется).

Начнем с кодексов. В действующих кодексах есть возможность на 48 часов закрыть нарушителя, если он дебоширит. Эти деяния относятся к проступкам, и такие лица могут быть задержаны на 48 часов. Это записано в УПК, если не знают, то пусть почитают. Надо просто этим заниматься, надо организовывать работу, предпринимать необходимые организационные меры.

Вообще давайте вспомним, почему был отменен административный арест. Причина банальная. Потому что нет условий для его отбывания.

Давайте вспомним, где раньше отбывали административный арест? В приемниках-распределителях или в ИВС. В приемнике-распределителе были самые чудовищные условия, там не было ни нормального туалета, ни кровати, ни питания.

Отбытие наказания в таких условиях приравнивается к пыткам. Такие условия нарушают все требования международных стандартов, предъявляемые к таким заведениям.

Если у государства есть возможность, пусть построит арестные дома. Нет проблем, создавайте условия для арестантов: помещения, обеспечьте их кроватями, матрацами, едой, туалетом, водой, зубной пастой и т. п. Несмотря на то, что они дебоширы, у них тоже есть права, на какое-то помещение, право на сон, на еду. Но пока кроме слов, нет действий.

Настоящая ситуация такова, что у государства нет средств даже улучшить содержание в действующих ИВС, СИЗО. Поэтому разумно, что мы должны двигаться к лучшему.

- Были вопросы относительно "Безопасного города", что это проект по зарабатыванию денег за счет граждан, но никак по обеспечению их безопасности, что камеры фиксируют лишь нарушения автомобилей, но никак не помогают найти преступников, что нужно менять эту систему.

Гульмира Маматкеримова:

- Наверное, это вопрос к ГУУОБД, МВД и правительству, они же ведут этот проект.

В части убийства девушки, я полагаю, что вполне возможно было отследить движение машины по видео. Помню, как четко по камерам "Безопасного города" отследили движение известного пакета. Ребенка, которого похитили в Канте, отследили и сразу же нашли по камерам "Безопасного города". В рамках "Безопасного города" узнают номера машин, что используется для раскрытия преступлений. Тех мужиков, которые избили пожилого охранника, тоже нашли по камерам. По камерам нашли и парней, которые избили до инвалидности молодого человека, и заставили милицию зарегистрировать этот случай в ЕРПП, который она не хотела регистрировать, так как парни оказались родственниками сотрудника РОВД.

Просто надо правильно использовать этот инструмент. Правильно ставить приоритеты.

Похищение женщины, видимо, не так важно, раз шутят, что якобы ждите тоя. Разве это не цинизм?!

Ирина Летова:

- Что касается того, что "Безопасный город" - это бизнес-проект, хочется напомнить, что творилось на дорогах, когда еще не был внедрен этот проект. Было страшно переходить дорогу даже по пешеходному переходу, ежедневно происходили аварии, в том числе с человеческими жертвами. Конечно, сейчас ситуация не стала идеальной, но по крайней мере сейчас возможно перейти дорогу, не опасаясь за свою жизнь, водители узнали, что такое стоп-линия, прочли правила дорожного движения, стала появляться культура на дорогах.

Во многих странах выезд на встречную полосу приравнивается к преступлению, а мы штрафы снижаем за это. Надо прививать культуру вождения и наказывать за пьянство на дороге, а не снижать штрафы.

А насчет якобы высоких штрафов, то тут тоже ясно: не хочешь платить - не нарушай. Это же необязательный налог. Это то, что каждый "зарабатывает" самостоятельно своим плохим поведением. Есть деньги содержать свою машину, найдите деньги и на штрафы.

- А насчет того, что разрушена система безопасности города, что сим-карты продаются без регистрации, что нельзя по номеру телефона найти преступников, что нельзя найти машину по причине отмены доверенностей на авто?

Ирина Летова:

- Это вопросы тоже, наверное, надо адресовать сотовикам, экс-премьеру Бабанову, который отменял доверенности.

Со своей стороны, как эксперт, могу лишь сказать, что та ситуация, когда купля-продажа машины происходила путем выдачи доверенности, была абсолютно неверной. К чему это все привело, мы увидели после внедрения "Безопасного города". Штрафы стали приходить собственникам, а не тем, кто нарушает. Очень часто совершаются серьезные ДТП, виновник скрывается, и все претензии предъявляются собственнику машины.

Нужно не возвращаться к старому, не вводить доверенности, а решать это цивилизованным путем. Вот, например, сейчас есть предложение Минюста, чтобы в определенный срок люди смогли переоформить свои машины по нулевой ставке. И каждый должен управлять своей машиной на основании технического паспорта, оформленного на него, а не на основании доверенности.

Что касается продажи сим-карты без регистрации. Насколько я помню, лет пять назад всех обязали зарегистрировать свои сим-карты, если этого не будет сделано, то телефон перестанет обслуживаться. Ну и что мы видим сейчас? Все осталось как прежде. Это нужно регулировать законодательным путем и обязать всех сотовиков не продавать сим-карту без паспорта, как это делается во всех странах.

Если это уже законодательно установлено, то тогда возникает вопрос, где у нас контролирующие органы?

Аслан Кулбаев:

- Хочу добавить о якобы проблеме с табуляграммой.

В марте текущего года внесены изменения в УПК, где по предложениям правоохранительных органов, прежде всего следственной службы и службы дознавателей МВД, уже допускается получать информацию о соединениях между абонентами даже по делам о проступках; допускается прослушивание телефонных переговоров не только подозреваемых, но и других лиц, которые связаны с преступлением. Все эти процессуальные действия проводятся по судебному решению, как этого требует Конституция КР. Важно отметить, что, как и прежде, не допускается прослушивание разговора адвоката с подзащитным.

Кроме того, есть требования осуществлять досудебное производство в разумные сроки, то есть без затягивания; при заключении под стражу, следственный судья обязан во всех случаях установить сумму залога, при внесении которого в специальный счет, подозреваемому изменяется мера пресечения на не связанную с лишением свободы. В общем, много интересного в этом законе.

- В соцмедиа обсуждают вопросы ала качуу, похищение человека, похищение человека с целью вступления в брак. Можете простыми словами объяснить суть проблемы?

Назгуль Сулайманова, доктор юридических наук, профессор:

- Похищение невест является одной из тягчайших форм нарушений прав человека, и в связи с этим похищение лица с целью вступления в брак является уголовно наказуемым деянием. В Уголовном кодексе предусмотрена повышенная ответственность за похищение лица с целью вступления в брак вопреки воле, так называемое похищение невесты.

Многие говорят, что новые кодексы уменьшили ответственность за такие действия, это не так. Произошло, наоборот, усиление ответственности, санкции достаточно жесткие. У нас выделили этот состав преступлений и предусмотрели наказание за его совершение - лишение свободы от 5-7,5 лет.

Также следует отметить, что законодатель предусмотрел более строгое наказание за похищение лица с целью вступления в брак, совершенное в отношении лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, и предусмотрено наказание - от 7,5 до 10 лет лишения свободы. И говорить, что данный вопрос оставлен без должного внимания, это неправильно. Просто нет реализации.

- Что бы вы хотели сказать в завершение?

Лейла Сыдыкова:

- Надо срочно приступить к реформе правоохранительной системы. За 30 лет она еще никогда не подвергалась серьезному реформирования. Уже три революционных события произошли в стране, в том числе по причине неэффективной системы правопорядка, но воз и ныне там. Эта реформа должна проходить под контролем общества, ОГО, экспертного сообщества, а также позитивного давления со стороны международных конвенций, подписанных Кыргызстаном.

Сами правоохранители ее реформировать не смогут. Мы уже видели результаты этого реформирования.

Аслан Кулбаев:

- В новые кодексы, согласно международным стандартам, включено все лучшее, передовое, что есть в законодательстве зарубежных стран. Но чтобы заработали все институты и положения кодексов, нужна реформа в правоохранительных органах. Только тогда мы получим систему, которая будет защищать права человека, отвечать интересам общества и государства.

Ирина Летова:

- Очень хочется надеяться, что наша милиция еще сможет заслужить доверие со стороны граждан. А для этого нужны реформы, нужны финансы, а самое главное - необходимо, чтобы каждый сотрудник милиции относился к своей работе профессионально, честно, а не говорил, что во всем виноваты новые кодексы. Как будто до введения их у нас была идеальная ситуация с раскрытием и расследованием дел и все уважали милицию. Увы, так не было…

Назгуль Сулайманова:

- В нашем обществе не должно быть места ущемлению прав женщин, нарушению свободы личности. Каждый человек должен распоряжаться своей судьбой по своему усмотрению и волеизъявлению. Обязанность по реализации этих прав и свобод лежит на государстве. Нам нужны специальные подразделения, которые будут заниматься расследованием гендерных преступлений, в том числе домашнего насилия.

Гульмира Маматкеримова:

- Нужна модернизация органов обеспечения правопорядка. Надо уже от нормативки переходить к внутреннему содержанию работы правоохранительных органов. У нас сохраняется надежда на вновь созданный Совет по вопросам совершенствования судебной и правоохранительной деятельности при президенте, что ему удастся продолжить реформирование в интересах общества, а не в узковедомственных интересах".

Фото на главной странице иллюстративное.

Похищение и убийство Айзады Канатбековой (77 статей)
ГУВД: По делу похищенной и убитой Айзады было проведено 27 экспертиз
4 Мая 2021, 13:58
Экспертиза установила, что похищенная и убитая Айзада Канатбекова была изнасилована
4 Мая 2021, 11:06
Похищение и убийство Айзады. Расследование окончено и передано в суд
30 Апреля 2021, 18:26
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/435707
Идеи и предложения Жапарова