LIVE: Как будет развиваться образование. Обсуждаем новый закон
KG

LIVE: Как будет развиваться образование. Обсуждаем новый закон

Все самое интересное в Telegram

В прямом эфире Kaktus.media мы продолжаем говорить о реформе образования. С нами Жылдыз Асекова, декан института гуманитарных наук Международного университета Центральной Азии, и Жаркын Рыскулова, руководитель отдела обеспечения качества образования Международного университета Центральной Азии

- Зачем нужна на данном этапе реформа образования?

Жаркын Рыскулова: - Образование реформируют всегда во всех странах. Например, в США происходят очень серьезные сдвиги в образовании. Они задумываются над тем, что дети должны, например, заучивать стихи.

В Китае сделали одним из приоритетов дошкольную подготовку.

Мы тоже думаем о том, как нам улучшить нашу систему. Поэтому постоянно идет пересмотр закона об образовании. И сейчас, мне кажется, самое время подумать о том, кого мы хотим видеть в каждом цикле нашего образования. После садика, после четвертого класса, после начальной школы, после общеобразовательного цикла, после 11-го класса. Страна до сих пор еще не определилась с этим.

Нам надо подумать, как нашим выпускникам школ, вузов выживать в условиях неопределенности. И в этом суть реформы образования.

Жылдыз Асекова: - Я бы хотела обратить внимание на объем любых документов. В декабре прошлого года, когда мы проводили круглый стол, где обсуждался закон об образовании, мы говорили о том, что необходимо обратить внимание на определения. Они обо всем и ни о чем или очень большие. Когда начинаешь читать, ты должен понимать вообще суть одного определения. 15 строчек определение понятия "образование". Пока дочитал, забыл, что читал вначале.

Поэтому любой документ, нормативно-правовой акт должен быть компактным, понятным и читабельным не только для лиц, которые находятся внутри системы образования, а вообще для любого человека, который прочитает этот документ.

Что касается реформы в системе образования, то это вынужденная необходимость. Во-первых, не все выпускники остаются в Кыргызстане. Мы должны стараться подводить систему к мировому стандарту. И второе - это преемственность. Дошкольное образование, среднее образование и вузовская система должны друг друга дополнять, логически следовать друг за другом. Мы должны учить школьников и студентов самостоятельности. Умению самостоятельно принимать решения и творчески к этому подходить, то есть находить несколько вариантов решений. А сейчас учащийся стремится выполнять ожидание учителя, всегда старается угадать, что хочет учитель. Вот это одна из проблем и школьной, и вузовской системы. Учащийся будет рад, что порадовал взрослого. Не потому, что он сам правильно говорит и мыслит, что у него получается мыслить, что у него получается анализировать, что у него получается делать выводы, а тому, что им довольны взрослые.

Жаркын Рыскулова: - В этом плане интересно обратиться к опыту Норвегии. С университетским колледжем Норвегии NLA мы сотрудничаем уже много лет. Недавно у нас был очень интересный круглый стол, в котором принимали участие сотрудники детских садов Норвегии и сотрудники детских садов из Бишкека и Токмака. И вот умению принимать решения учат в Норвегии с первых месяцев жизни. Это заложено в их стандарт. И не случайно Эльмира Умаровна - директор нашего садика "Шамбала" - сказала: "Я поняла. У нас в садиках готовят к школе. А в Норвегии готовят к жизни".

Жылдыз Асекова: - Я не могу сказать, что у нас система образования совсем на низком уровне. Есть много и плюсов.

И ситуация меняется. Потому что был период, когда в группах по 80 человек было, а 60 по факту ходили, они валетом спали. Это 60 детей и один воспитатель, одна няня. Здесь задача стоит у воспитателя не учить его жизни, не учить чему-то новому, а просто обеспечить им безопасность. такая своего рода камера хранения.

Сегодня ситуация другая. Сегодня я увидела, что это 40 детей максимально, 30 детей ходят.

И здания государственных детских садов очень хорошо построены и расположены. Этим надо пользоваться. И 30 детей в группе - это то число, которое позволяет развивать социальные навыки. Где ребенок учится коммуницировать, делиться. Наверное, нужна адаптация норвежской системы, каких-то элементов. Не копирование, а именно адаптация.

- Я следила за круглым столом и общалась с преподавателями из Норвегии. Мне показался их опыт весьма вдохновляющим. Я подумала, что это как раз советская система дошкольного образования, перестроенная под реалии нынешнего времени. Потому что требования нынешнего времени, конечно, совершенно отличаются от тех, что были в Советском Союзе. И отличаются они, на мой взгляд, прежде всего этой академической свободой. Насколько применимы в наших реалиях, на ваш взгляд, эти тезисы академической свободы?

Жаркын Рыскулова: - Что такое академическая свобода? Это тот случай, когда задаются параметры, образовательные цели, какие-то результаты и говорят: как ты их достигнешь, что ты будешь делать, как ты будешь выкручиваться - это твое дело. Главное, чтобы ты достиг этого. Главное, чтобы дети приобрели те или иные навыки, чтобы у них была та или иная база. Дальше - полная свобода для преподавателей в составлении рабочих планов.

Вот мы любим контролировать, как выполняется учебный план, сколько часов выполняется. Зачем? Каждый человек индивидуален, в том числе и преподаватель, учитель. Он должен иметь эту свободу, просто обязан иметь эту свободу. И вот тогда он применяет свои знания, свои профессиональные навыки так, чтобы достичь этих целей, поставленных в стандартах. Потому что в Норвегии тоже есть стандарты, но они такие коротенькие, там шесть страничек всего. У них и мониторинг-то особо не развит. Они не стараются проверить, как это происходит. Они просто смотрят прогресс ребенка. И при этом у них еще очень большая и крепкая связь с родителями. Это очень важный момент. Мониторинг происходит, но не так, как у нас.

- Жылдыз Дуйшебаевна, а как вы оцениваете академическую свободу?

Жылдыз Асекова: - Я опять возвращаюсь к термину. Это опять десять строк. Я могу прямо зачитать его. "Академическая свобода - право на разработку программ обучения в пределах требований государственных образовательных стандартов, самостоятельное изложение учебной дисциплины, выбор темы для научных исследований и методов их проведения, а также право обучающихся на получение знаний согласно своим наклонностям. И мы предлагаем здесь заменить "наклонности" на "интересы".

Вот небольшой тест: что вы можете сказать про это определение? Что вы поняли или что вы для себя взяли?

- Да, я уже где-то к третьей запятой поняла, что я забыла, что было перед первой запятой. Но поняла, что академическая свобода - это то, что позволяет мне что-то делать, но в рамках.

Жылдыз Асекова: - То есть некоторое противоречие, да? Есть государственные образовательные стандарты, и мы можем свободно действовать, но в пределах.

Для меня было удивительно, что наши студенты, обучаясь в Норвегии, были очень свободны. Там никогда не проверяют, сколько студентов на занятии. Но уровень ответственности, наоборот, удваивается. Это наши студенты говорят. Восемь студентов у нас сейчас в Норвегии находятся. Они на весь весенний семестр поехали и сейчас обучаются по норвежской системе. И мы видим, что свобода порождает ответственность.

Еще один нюанс. В самом начале студент получает список ресурсов, который поможет ему выполнить все задания в рамках дисциплины. И в критериях оценивания говорится, что если он будет цитировать и использовать материал, который ему дали для самостоятельного изучения, то будут бонусы. И в итоге студент очень много начитывает материала. В течение семестра он должен прочитать где-то две тысячи страниц.

А у нас студенты не привыкли вообще читать. Эта же проблема и в школьной системе.

- Мы затронули тему книг, учебников, в принципе учебных пособий. У нас с этим большие проблемы. Что дети должны учиться только по определенному учебнику, утвержденному МОиН и КАО. Как обстоят дела в Норвегии с этим?

Жаркын Рыскулова: - В Норвегии я получила подтверждение одной своей очень крамольной мысли. Меня всегда удивляло то, какое значение придается учебникам. Мы живем в век информации, даже самые маленькие дети уже имеют возможность добывать информацию отовсюду. Почему мы зацикливаемся на этих учебниках? Все время говорим о том, что их не хватает. Все время говорим о том, что там ошибка, здесь ошибка.

В Норвегии полная свобода. Берешь книги любые, и очень много зависит от самого учителя. У них есть интерактивная доска. Учитель рассказывает, показывает.

Жылдыз Асекова: - Ну я бы, наверное, немножко поспорила. Потому что считаю, что учебники нужны. Но вот академическая свобода, она будет там. Учебник - это ориентир. Но мы говорим о том, что учитель ориентируется на учебник и дает темы в последовательности, как в учебнике. У нас есть государственный стандарт образовательный, где есть ключевые предметные компетентности, которые мы должны сформировать у ученика. И тогда я должна обратить внимание сначала на те компетентности, которые в рамках моего предмета должна сформировать. И посмотреть: а учебник поможет, те задания, упражнения - они помогают мне или нет? Это компетентность педагога.

На сегодняшний день есть хороший опыт в Кыргызстане, когда учебники разрабатывают практики, которые в школе работали. И они знают непосредственно того, кто получает эти упражнения - детей.

Но в любом случае преподаватель, учитель должны понимать, что они обязаны выполнять и государственный заказ. В свою очередь у государства в лице Министерства образования есть ответственность: а кого мы должны выпустить для нашего общества, какого ребенка мы должны выпустить? Человека, который, как солдат, будет выполнять все твои инструкции? Или он все-таки будет не бояться выбирать? Реформа образования - зачем она нам нужна? Чтобы мы выпустили школьника, выпускника школы, который понимает, чего он в жизни хочет, кем он хочет стать. Чтобы он представлял себя. Вот эта своя мечта - она должна у него здесь сформироваться. Он должен четко понимать, что через десять лет он должен это уметь, этого достичь, получить эту профессию и вот здесь работать.

- Как сформулировала Жаркын Маматовна, он должен научиться приспосабливаться к изменениям в мире.

Жаркын Рыскулова: - И он должен учиться на протяжении всей жизни. Потому что школа и даже университет - это всего лишь старт. Дальше он должен выплывать сам. И дальше менять профессию, если это требуют его способности или жизненные обстоятельства. Менять, полностью менять свою жизнь. У нас многие не готовы к этому. И этому не учит система нашего образования. Это умение принимать решения - очень важное умение.

- Мы с вами в рамках нашего эфира определили несколько тем, в обсуждении которых должно принять участие общество. Это академическая свобода. Мы поговорили о том, кого мы хотим видеть на выходе на каждом этапе системы образования. Мы поговорили об учебниках.

Но что касается травмирования детей. Современный мир - он как раз все время оценивает. Не слишком ли мы можем заиграться с тем, что "давайте не будем травмировать ребенка оцениваем и тестированием"?

Жаркын Рыскулова: - Спасибо за вопрос. Есть такая поговорка: сколько свинью ни измеряй, ни взвешивай, от этого она толще не станет. Больше веса не приобретет. Весь мир сейчас увлекается всякого рода измерениями, это да. Иногда это все границы переходит, иногда это очень часто происходит. Некоторые дети травмируются, некоторые уже привыкают к этому и относятся как к чему-то такому, обыденному, что тоже не очень хорошо, в общем-то. Все должно быть в меру. Во всем должен быть баланс. Конечно, по мере того как мы что-то делаем, мы должны это измерять. И я думаю, что в нашей стране еще эта культура оценивания, культура измерения должна внедряться.

- Если мы даже не знаем, что нам измерять, если мы не знаем конечную цель.

Жаркын Рыскулова: - Она есть, наверное, где-то. Просто нам нужно ее озвучить. Нам надо всей страной, всем народом, всем миром, что называется, обсудить, какими мы хотим видеть наших выпускников на каждом цикле нашего образования. Это главное, мне кажется, на сегодня.

- Об этом мы и говорим. Мы не понимаем, что должен уметь и знать выпускник.

- Ваше мнение как людей, вовлеченных в образование: что вы думаете о введении 12-летнего образования? Насколько, на ваш взгляд, это своевременный и продуманный шаг?

Жаркын Рыскулова: - Переход на двенадцатилетку - это, в общем-то, процесс неизбежный.

- Почему он неизбежен?

Жаркын Рыскулова: - Потому что, видите, мы говорим о конвертации аттестатов, дипломов, вообще документов о высшем образовании. Мы говорим о том, что ребенок должен где-то в 17 лет более зрелым завершать обучение. Возможно, из-за этого все-таки 12 лет - это нужно.

- Но нам снизу добавляют, не сверху. Снизу. Мы не верхнюю планку поднимаем.

Жаркын Рыскулова: - Надо задуматься, что нужно делать, чтобы перейти на 12-летнее образование. Прежде всего надо пересмотреть все наши стандарты, все наши документы - куррикулум тот самый: не только стандарты, но еще и методическое обеспечение. Это очень цельный процесс, и его нужно каким-то образом продумать хорошо.

Это очень серьезный вопрос - переход на 12-летнее образование. Это не просто механическое прибавление одного года обучения.

- То есть это не быстрый процесс?

Жаркын Рыскулова: - Он не должен быть быстрым. Он должен быть очень целенаправленным, с одной стороны, и, опять же, с четким пониманием образовательных целей и результатов обучения.

Жылдыз Асекова: - Я, знаете, думаю, что, может быть, здесь надо задать вопрос немного другой: как и когда? Если мы говорим о том, что это следующий сентябрь, то это нереализуемо, и скорее всего к этому будет негативное отношение и у родителей, и у педагогического сообщества.

Это стресс не только для ребенка, для педагога в первую очередь.

Но 12-летнее образование неизбежно. Мы говорим о мировом пространстве, образовательном пространстве.

Но я бы хотела обратить внимание на то, что нужно думать: что мы будем делать в 10, 11, 12-м классах. Я думаю, что сегодня там должны быть небольшие профессиональные компетентности, даже жизненные, я бы сказала. Продумать тщательно, что мы можем дополнительно дать, чтобы ребенок уже мог что-то делать, как-то, может быть, зарабатывать.

- На ваш взгляд, какие основные методы, методики норвежской системы образования мы могли бы применить в условиях реалий нашего времени? Мы понимаем, что материальные возможности у одной системы и у другой очень разные.

Жаркын Рыскулова: - Прежде всего подходы, конечно. Подходы к ребенку, ученику и студенту как к активной личности. К личности, которая должна сама формировать себя. Думать над своим развитием. Думать над тем, что он или она приобретет в этой жизни. И это у них главное.

Жылдыз Асекова: - Мне кажется, всегда педагог должен задавать вопрос: зачем я эту тему даю сегодня ребенку? Когда он в жизни это сможет применить? Я бы задавала себе такой вопрос. На своих занятиях я пытаюсь задавать такой вопрос. Не знаю, насколько у меня это получается. Все, что предлагает педагог, ребенок должен видеть, где завтра в своей жизни он сможет это применить. И если он увидит это, тогда у него и мотивация будет другая. Тогда он понимает, что это мне надо, не педагогам, а мне. Не для оценки надо, а мне. Завтра, оказывается, я смогу, это используя, сделать свою жизнь лучше. Вот я считаю, что этот подход нужно все-таки учитывать, приближенным сделать в повседневной жизни.

- Заканчивается учебный год. Скоро начнется поступление. Как абитуриент должен подойти к выбору специальности, на ваш взгляд? Важно ли идти в вуз? И что нужно учесть при выборе будущего высшего учебного заведения?

Жаркын Рыскулова: - Прежде всего подумать - нравится мне это или нет? Вижу ли я в этом интерес? Буду ли я счастлив от того, что пойду в этот колледж или вуз? А возможно, мне лучше стать, скажем, официантом или еще кем-то. Задуматься над этим. И думать о том, как реализовывать именно свои интересы, свой интерес в жизни. Вот это самое главное.

Жылдыз Асекова: - А я бы здесь, наверное, не абитуриентам дала все-таки совет. Потому что абитуриент на сегодня в Кыргызстане не всегда может до конца понимать значение или чем занимается та или иная специальность. Сейчас очень много новых профессий. А ребенок из регионов вокруг себя видит представителей максимум десяти профессий. Может быть, помочь родителям, вместе сесть и разобраться. Все-таки родитель должен помогать вообще на всех этапах развития и образования ребенка. И родитель должен понимать, что он - партнер для педагогического сообщества, для учителя.

У меня просто в этом году одна дипломница пишет работу именно по партнерским отношениям родителя и классного руководителя. И мы увидели, что родитель себя не позиционирует как партнер, как равный. Он позиционирует себя таким же, как ученик. Он действует по инструкции классного руководителя. Мы также поняли, что для классного руководителя у нас нет курсов повышения квалификации. Впервые в прошлом году в России были курсы или семинары, круглый стол для классных руководителей.

И, конечно, не хватает педагогической культуры родителей, они не могут помочь ребенку выбрать вуз, выбрать профессию.

Ребенок в 11-м классе у нас в данной системе не понимает, куда он хочет. Я все время спрашиваю у первокурсников, у всех знакомых одиннадцатиклассников. Они в ответ все время пожимают плечами. И нет родительского отношения, что не проговаривают в течение тех десяти лет: кем ты хочешь быть? Не изучают ребенка, его возможности, его ресурсы, его потенциал, которые есть у него, для того чтобы он определился в выборе профессии.

- Но стоит ли относиться к выбору высшего образования как к выбору на всю жизнь?

Жылдыз Асекова: - Нет.

Жаркын Рыскулова: - Ой, нет. Жизнь меняется. И именно к этому должен быть готов выпускник.

Прямые эфиры Kaktus.media (24 статьи)
"Ситуация в МОиН заслуживает внимания Генпрокуратуры". Обсуждаем закон об образовании
20 Мая 2022, 12:14
LIVE: Рахат Жунушбаева о том, как открыть завод в Кыргызстане
23 Апреля 2022, 08:29
Программист Amazon Эсен Сагынов о ситуации с IT в Кыргызстане
21 Апреля 2022, 15:39
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60.
url: https://kaktus.media/461194