Милиционеры два часа продержали раненого в багажнике. В тюрьму сел водитель
KG

Милиционеры два часа продержали раненого в багажнике. В тюрьму сел водитель

Все самое интересное в Telegram

Жительница Таш-Кумыра Люция Валиева рассказала Kaktus.media о трагическом недоразумении, случившемся с ее сыном Спартаком Дикаевым. Это стоило мужчине 11 лет тюрьмы. Валиева прислала редакции историю своего сына в надежде, что дело еще возможно пересмотреть.

"29 февраля 2016 года, примерно в 20.00, я поехал отвозить домой подругу. Машину оставил у кафе "Алтын шакек" - там было хорошее освещение, сам пошел за сыном подруги к ее бывшему мужу и отцу ребенка (как рассказала Валиева, дом больше похож на притон, сам бывший муж подруги сына вел достаточно асоциальный образ жизни. - Прим. Kaktus.media).

Поднялся на четвертый этаж, постучался, мне долго не отвечали. Потом мне ответила его жена, что его нет у них. Спустился вниз и увидел у подъезда лежащего человека. Посветил зажигалкой и узнал Рустама Мадумарова, к которому я только что поднимался. Он был пьян, я тоже. Я решил поговорить с ним у себя дома. Помог встать, потом понес его к машине, положил в багажник - ехать до дома всего метров 200, решил не пачкать салон, потому что Мадумаров был мокрый, грязный.

Этого я бы никогда не сделал, если бы не был сильно выпившим (Дикаев не комментирует, почему в состоянии алкогольного опьянения находился за рулем. - Прим. Kaktus.media).

Не успел сесть за руль, как подошли милиционеры Турсун Ормошов, Асыл Амракулов и М. Рыскулов. На вопрос о том, что в багажнике, я ответил: "Досум" - и сам открыл багажник. Когда они осветили его, то увидели, что голова Мадумарова была в крови. Они решили, что я его побил. Все это время подруга находилась со мной в машине.

И никто еще не знал, что он сорвался с четвертого этажа. Позже мы узнали, что он просил свою жену не говорить, что он дома, когда я приду, и выбежал на балкон. Видимо, там и сорвался вниз.

Не обращая внимания на пострадавшего, милиционеры стали заниматься мной. Искали свидетелей, понятых, снимали на видеокамеру телефона и т. д. Я возмущался, кричал, почему они не доставят раненого к медикам. Потом в суде милиционеры твердили, что пострадавший был весь в крови и без сознания. Шло время, скорую никто не вызывал. Они, видимо, тоже, как и я, думали, что он просто пьян. Затем они захлопнули багажник с пострадавшим и повезли всех нас в ГОВД. Проезжали мимо больницы и скорой помощи.

Меня свозили на медосвидетельствование в больницу. Когда привезли меня обратно, пострадавший также находился в багажнике, прислоненный к левой стороне багажника. В деле есть фотография и описание снимка, где видны струйки крови до 45 см.

Прошло более двух часов от начала событий, и только в 23.30, согласно выписке из истории болезни, пострадавший поступает в приемное отделение горбольницы, где ему в перевязочной оказали медицинскую помощь. Почему не в реанимации, если он без сознания? В 02.10 Мадумаров скончался в больнице.

Что двигало милиционерами, когда они, не обращая внимания на лежащего в багажнике, истекающего кровью, замерзающего (он был в футболке и трико) человека, возились с пьяным?!

Меня осудили по части 4 статьи 104 за причинение особо тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, по ч. 3 ст. 234 "Хулиганство" оправдали. Дали 11 лет в колонии усиленного режима.

Но я и пальцем не трогал его. Нет ни одного свидетеля, который бы видел, как я его бил. Не было следственного эксперимента. На моей одежде не было ни капли крови и ни единой царапины на теле. Если бы я его избивал до потери сознания, то на мне бы точно остались следы.

В конце следствия милиционеры стали в показаниях изменять время. В первых объяснительных моих и жены погибшего - когда еще никто не знал о смерти пострадавшего - время указывается примерно 20.30. Точным доказательством относительно времени могли быть записи с видеокамеры, установленной в кафе "Алтын шакек" и в ГОВД. Но на суде один из милиционеров сказал, что в тот день они были неисправны.

На суде первой инстанции было вынесено по действиям милиционеров, которые не оказали в первую очередь помощь потерпевшему, частное определение, где было сказано, что нужно обратить внимание прокурора на действия сотрудников милиции и дать юридическую оценку.

На пяти судебных процессах первой инстанции и на трех процессах второй инстанции законный представитель Мадумарова Мухаббатхон Бултурбаева, она же жена погибшего, говорила, что она в первой объяснительной дала правдивые показания, где говорит, что муж убежал на балкон, поэтому суд в Таш-Кумыре, когда давал санкцию, указал это в своем постановлении от 2 марта 2016 года. Там говорилось, что я нашел погибшего у подъезда. И это правда", - говорится в письме осужденного.

Валиева рассказала редакции, что на видеокамеру Мухаббатхон Бултурбаеву заставили говорить против ее сына. Но на всех судебных заседаниях она твердила, что оговорила, что он не трогал никого и она не могла видеть в темноте с четвертого этажа, что ее муж лежит под окнами. Бултурбаева, являясь законным представителем Мадумарова, написала встречное заявление и надзорную жалобу в Верховный суд с просьбой отменить оба приговора и оправдать Спартака Дикаева. Но Верховный суд в ноябре 2016 года, по мнению Валиевой, очень невнимательно отнесся к рассмотрению дела. Например, в постановлении написано, что Мадумаров умер в машине скорой помощи по дороге в больницу.

В настоящее время адвокат Дикаева ходатайствует перед судом о проведении доследования, эксгумации тела, чтобы доказать, что человек упал с балкона четвертого этажа.

"Мой сын виноват в том, что положил человека в багажник", - заключила мать.

Получить альтернативное мнение об этой истории пока не представляется возможным.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/361645