Расследование Kaktus. Семья осталась без дочери и внучки, которых усыновили без их ведома

Расследование Kaktus. Семья осталась без дочери и внучки, которых усыновили без их ведома

7785  12

Детей отдали в самое сложное время

В семье Ыкбал Кожогельдиевой и Женишбека Шамурзаева семеро детей, шестеро своих и внучка - дочь их старшей дочери. И хоть сейчас с ними только пятеро детей, они не теряют надежды найти младшую дочь Фариду и внучку Малику. 17 июня 2016 года их лишили родительских прав, по их мнению, незаконно, так как ни отец, ни мать на судебном заседании, где принималось решение, не присутствовали: Женишбек был на заработках в России, а Ыкбал и вовсе не известили о суде.

Все началось в 2014 году, когда семья оказалась в сложной ситуации. Они были вынуждены покинуть обустроенный дом в Оше и переехать в Бишкек, но жизнь в столице оказалась не такой радужной, как супруги предполагали. Работы не было, следовательно, и денег тоже. Чтобы прокормить семью, отец семейства уехал на заработки в Россию в том же 2014 году. Жена Ыкбал вместе со старшей дочкой пыталась прокормиться в Бишкеке и обеспечить несовершеннолетних детей.

"С маленькими детьми на нормальную квартиру не брали, да и денег, честно говоря, не было. Я продавала газеты и всякую мелочь в городе. Со старшей дочкой сначала старались заменять друг друга, чтобы смотреть за младшими девочками. Муж какое-то время не мог найти работу и отправлять деньги. Было очень тяжело", - вспоминает женщина.

Знакомые посоветовали ей обратиться в реабилитационный центр для женщин, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, который находится рядом с Ошским рынком по адресу: ул. Трудовая, 10.

Там Ыкбал предоставили жилье и предложили отдать младших дочку и внучку, которым на тот момент было полтора года, в Специализированный реабилитационный центр для детей и семьи (Белорусская, 121), пока она не встанет на ноги. Ыкбал со старшей дочерью решили, что правильнее будет, если младшие дети побудут временно в центре, и подали документы на четверых несовершеннолетних детей. Но одобрили на пребывание в центре только младших Малику и Фариду, которым было по 1,5 года. С 17 марта 2014 года Малика и Фарида начали жить там.

Так, согласно части 3 ст. 43 Кодекса КР о детях, при устройстве детей разъединение братьев и сестер не допускается, за исключением случаев, когда это отвечает их интересам.

При этом Ленинская районная администрация своим постановлением от 17 марта 2014 года разъединяет Женишбек кызы Фатиму с братьями и сестрами.

Остальных малолетних детей отказались брать на гособеспечение без объяснения причин, поэтому они остались с мамой.

Я дочку Фатиму и внучку Малику навещала регулярно. Каждый раз старалась приходить не с пустыми руками. Работница отдела соцзащиты Ленинского района Элмира Бекеновна (Аширбаева Элмира Бекеновна - заведующая отделом защиты семьи и детей Ленинского района Бишкека) так хорошо нас поддерживала, говорила, что государство обо всем позаботится и мне надо только работать. Я и работала, благодаря государство за поддержку.

Работала Ыкбал посудомойкой, уборщицей, если подворачивалась подработка, а в основном торговала газетами и всякой мелочью в 10-м микрорайоне.

Журналист попыталась попасть в центр милосердия, где Ыкбал с детьми прожила примерно год, но ворота оказались запертыми. Пустить нас внутрь отказались, аргументировав тем, что директора нет на месте, и когда будет, неизвестно.

Одну из дочерей предлагали продать

Для того чтобы навещать девочек, Ыкбал нужно было приходить в управление соцразвития Ленинского района и получать направление, которое разрешало бы ей свидание с детьми.

Сама Аширбаева заявила Kaktus.media, что они не имеют права не давать направления и выдаются они по первому требованию, а так как в их папке всего одна копия, значит, за два года Ыкбал навещала девочек лишь один раз.

По словам же Ыкбал, с ноября как раз не получалось взять другое направление, так как ей поставили условие: или забирать детей, или отказаться от них окончательно.

"Как я могла отказаться от девочек? Они же моя кровь, разумеется, я дальше просила дать мне увидеться с девочками", - говорит она.

В декабре 2015 года, по словам Ыкбал, Элмира Аширбаева пригласила ее на разговор, где предложила ей деньги за детей. Она сказала, что есть хорошая семья, которая готова удочерить ребенка и предлагает неплохие деньги.

Каких-либо свидетельств данного разговора нет.

"Сколько именно денег, я от неожиданности даже не спросила, да и неинтересно мне это было. Она говорила, что с этими деньгами я смогу поднять остальных детей и наша семья не будет в таком плачевном состоянии. Разумеется, я отказалась. Как я могу продать собственных детей?" - возмутилась женщина.

Сама Элмира Аширбаева этот факт отрицает и считает, что это лишь попытка матери снять с себя ответственность.

Она заявила, что никто не предлагал денег ни ей, ни Ыкбал за детей. Однако в диктофонной записи, которую предоставила семья, она говорит, что много людей приходили к ней и предлагали деньги за девочек.

Семья лишилась дочери без присутствия в суде

В феврале 2016 года Ыкбал пришла повестка в суд, где истцом выступал отдел соцзащиты Ленинского района. Первое заседание суда прошло 3 марта 2016 года в Ленинском районном суде, после было еще четыре заседания. Последнее, решающее заседание она пропустила, так как повестки в суд, заявила Ыкбал, так и не получила.

Об этом свидетельствуют и материалы судебного дела, в которых нет повестки на 17 июня 2016 года. Именно на этом заседании было вынесено решение о лишении ее родительских прав.

Мне позвонили, женщина представилась секретарем и сообщила, что меня лишили родительских прав и больше я дочку Фатиму не увижу.

Не слишком разбираясь в своих правах, Ыкбал приняла все как свершившийся факт, плакала и ждала мужа.

Стоит отметить, что отдел защиты семьи и детей УСР Ленинского района представляла по доверенности социальный работник Екатерина Григорьева.

Отметим, в соответствии с положением о социальном работнике, утвержденным постановлением правительства КР от 29 февраля 2012 года №157, социальный работник не наделена полномочиями на законодательном уровне представлять интересы детей в государственных и негосударственных органах. Обязанности социального работника строго регламентированы.

Получается, Екатерина Григорьева не имела права представлять интересы ребенка в суде.

Согласно реестру на отправку судебных повесток, повестки были отправлены по адресу: ул. Трудовая, 10, а также в город Ош, где семейная чета была прописана.

На момент судебного процесса по лишению родительских прав Ыкбал уже не жила в центре милосердия, а с конца 2015 года находилась в домике в новостройке "Дордой-2", который, конечно, далек от мечты.

Но она не проживала ни в кризисном центре, ни в своем доме в Оше. Однако в суде не знали о переезде Ыкбал в "Дордой-2".

В доме милосердия 26 ноября 2019 года директор Уркуя Исманова сообщила журналисту, что выписалась Ыкбал оттуда, скорее всего, до 2015 года.

"У нас документы с 2015 года, и ни в одном из них нет никого под этим именем. Материалы за 2014 год отправлены в архив", - сообщила директор.

Элмира Аширбаева из отдела соцзащиты Ленинского района сказала редакции, что со своей стороны они сделали все, что требовалось.

"Мы предоставили ей жилье. По закону, согласно Кодексу о детях, мы имели право держать девочек в соцучреждении не более шести месяцев, однако мы пошли навстречу и продлевали им нахождение там несколько раз. Ыкбал не изъявляла желания их забирать или чаще навещать. За все то время, которое девочки находились там, она навещала их всего один раз. Мы много раз пытались с ней говорить, уговаривали ее забрать детей, но она не хотела", - объяснила Аширбаева.

Женщина утверждает, что им Ыкбал говорила, что мужа у нее нет - уехал и вестей от него никаких.

Все было в рамках закона. Лишение родительских прав тоже проводилось в присутствии матери. Я устала всем объяснять и оправдываться. Конечно, детей не продавали. Мне больше нечего сказать.

Отметим, в канцелярии Ленинского суда редакция попросила выдать родителям материалы дела по лишению Ыкбал и Женишбека родительских прав, которое проходило в Ленинском районном суде. Копии документов на месте выдала секретарь суда.

Попытки вернуть детей

Женишбек Шамурзаев вернулся в Кыргызстан в 2017 году.

"Я к тому времени начал зарабатывать, но все деньги, которые были, тратились на адвокатов. Прошло множество судов, которые отклоняли наш иск", - рассказал мужчина.

В настоящее время Ыкбал присматривает за своими несовершеннолетними детьми, Женишбек работает таксистом на междугородних маршрутах.

Несмотря на трудные жизненные условия, дети пособий не получают. Семья подавала заявку, но в выдаче пособий на детей отказали: есть дом, телевизор и даже машина. Старшая дочь, мать Малики, уехала на заработки в Россию.

Согласно ходатайству адвоката семьи Аиды Шамкановой, в работе отдела по защите семьи и детей прослеживается нелогичность.

Она считает, что были грубо нарушены несколько статей Кодекса о детях. Например, пункт 6 статьи 24, который гласит: "При отсутствии согласия родителей относительно решения о размещении ребенка вне его семьи отдел по поддержке семьи и детей направляет материал для ограничения или лишения прав родителей в суд". Однако в материалах дела нет никаких письменных сведений о согласии или об отказе родителей.

В материалах дела имеется копия типового договора о передаче ребенка в приемную семью, указана сумма, оплачиваемая государством приемным родителям.

Юрист задается вопросом: почему же отдел по защите семьи и детей Ленинского района не изыскал средства для поддержки Ыкбал Кожогельдиевой, вместо того чтобы идти на крайние меры и лишать ее родительских прав, что "также грубо нарушает 59-ю статью Кодекса о детях и лишает ребенка права воспитываться в семье".

В первую очередь Женишбек добился, чтобы его восстановили в праве обжаловать приговор, так как сроки давности прошли. Так как он во время заседаний находился не в стране и присутствовать на них не мог, ему решением суда от 2017 года разрешили обжаловать приговор о лишении родительских прав.

Семья нашла родную дочь

Отец ребенка своими силами выяснил, что девочка какое-то время находилась в фостерной семье, но когда умерла приемная мама, ребенка снова отдали в центр реабилитации детей.

Во время судебного заседания, где Женишбек просил восстановить его в родительских правах, органы опеки ему сообщили, что Фатима и Малика ушли на удочерение.

Родители начали искать свою дочь через органы ГРС. Как сообщают Кожогельдиева и Шамурзаев, все происходило на словах, с письменным заявлением они не обращались.

В сентябре 2019 года они поехали в ЗАГС, чтобы узнать, меняли ли фамилию их дочери.

"Работник ЗАГСа вытащил папку с документами о дочери и начал изучать. Конечно, мне было интересно, и я заглядывал в бумаги. Там мой взгляд выхватил фамилию и имя мужчины. И работник ЗАГСа сказала, что девочка удочерена, и закрыла папку. Я понял, что этот мужчина и есть новый отец моей дочки", - вспомнил мужчина.

Через открытые базы данных ГНС Женишбеку удалось отыскать мужчину и узнать его адрес. Также фотографию девочки, которая похожа на своих биологических родителей, нашли в социальной сети "Одноклассники".

Очень хотелось поехать туда сразу, но было страшно. А вдруг дочь спрячут и я больше ее не увижу?

Журналист Kaktus.media съездил в Иссык-Кульскую область по адресу, который сообщил Женишбек. По этому адресу зарегистрирован нынешний отец уже шестилетней Фатимы. Это оказался старый дом, в котором давно никто не живет, а семья уже много лет живет совсем по другому адресу в конце села. Об этом сообщили соседи.

В семье Омурбека, по словам соседей, помимо Фатимы, которую теперь зовут иначе, еще трое детей.

Старший сын, по словам тех же соседей, уже женился и съехал от родителей. Средний сын окончил 11-й класс и теперь смотрит за хозяйством. Младшая дочь учится в 9-м классе. Сам он работает в крупной компании.

По словам соседей, они образцовая семья. Все дети накормлены и одеты. Младшая дочь, которой 6 лет, ходит в детский сад и очень любит родителей.

Мы попытались поговорить с Омурбеком по телефону, который дал старший сын семьи. Но он ответил, что все претензии только через суд и дочь свою он отдавать не намерен.

Ниже стенограмма разговора:

- У нас есть основания полагать, что девочку отобрали у родителей незаконно.

- Не может такого быть. Они же конченные. Мама - алкашка, за детьми не смотрит.

- Кто вам такое сказал?

- Где взяли девочку, там и сказали.

- А что насчет отца сказали?

- Нет у нее отца. Отчим вроде есть, но вместе не живут.

При этом стоит отметить, что на официальный запрос редакции в ГРС ответили, что Фатиме Женишбек кызы не меняли фамилию и имя.

Хотя у девочки в Иссык-Кульской области другие имя и фамилия. Возможно ли, что это два разных ребенка? Родители Фатимы утверждают, что нет. Во-первых, фамилия нового отца, которую они увидели в папке с документами в ЗАГСе, совпадает с фамилией мужчины из Иссык-Кульской области, у которого есть приемный ребенок. Во-вторых, биологические родители Фатимы в социальной сети нашли его супругу и их старшего сына, в фотографиях которых была Фатима - ее узнали Ыкбал и Женишбек. В-третьих, уже из собственных источников удалось подтвердить, что фамилию ребенку все-таки меняли.

Где внучка?

Из собственных источников удалось выяснить, что второй девочке, внучке Жениша - Женишбек кызы Малике - не меняли ни фамилию, ни гражданство.

По материалам дела о восстановлении родительских прав она находится за границей с 2016 года. Данные, представленные Министерством труда и социального развития, за этот год говорят о том, что в 2016 году было 22 факта усыновления и все в США.

В это же время в органах опеки Ленинского района редакции сообщили, что и Малика находится в Кыргызстане. Что ее родители - уважаемые люди с крупным бизнесом в Казахстане. Но они, как и Малика, являются гражданами Кыргызстана.

То есть документы противоречат друг другу. Неизвестно, где находится Малика.

Какие права родителей нарушены?

По словам правозащитницы Назгуль Турдубековой, это не первый случай в ее практике, когда женщины, не знающие своих прав, лишаются детей.

В случае с Ыкбал Турдубекова считает, что органы опеки своим бездействием грубо нарушили права детей жить в биологической семье, не выполнили своих обязанностей по предоставлению всесторонней помощи семье и не попытались сохранить детей с матерью.

"Материалы данного журналистского расследования показывают, что государственные уполномоченные органы в ответ на просьбу матери помочь ей в трудной жизненной ситуации, вместо того чтобы оказать социальную и материальную помощь семье, разлучили детей с биологической семьей и разместили двоих детей в дом ребенка, в котором на содержание одного ребенка в месяц из бюджета уходит 20 000 сомов. Получается, на двоих детей тратилось 40 000 сомов ежемесячно. Не дешевле ли было изыскать средства, чтобы поддержать семью?" - задается вопросом правозащитница.

Она считает, что полуторагодовалые на тот момент дети, естественно, получили стресс и ущерб психическому и физическому здоровью.

Кто будет за это нести ответственность? В Кыргызстане 38% населения проживают в бедности. В таком случае почему управление соцразвития не лишает их родительских прав? Почему разница в правоприменительной практике?

По ее словам, согласно Конституции Кыргызстана, бедность не является причиной разлучения детей с семьей. Данный случай, по мнению Турдубековой, показывает, что уполномоченный орган по защите детей - УСР Ленинского района, а также акимиат действовали не в интересах ребенка.

"История семьи показывает, что не было предпринято исчерпывающих мер по защите семьи. Напротив, вызывает подозрение тот факт, что мать, которая не является социально опасной для детей, за очень короткое время лишают родительских прав. Это нонсенс!" - считает она.

Эти действия, по моему мнению, показывают, что здесь, возможно, был коррупционный интерес - специально поспешно разлучить детей с семьей. Для каких целей?

Редакция отдала документы дела независимым экспертам - юристу Лиги защитников прав ребенка. Вот какие выводы он сделал:

  • Согласно постановлению Ленинской районной администрации мэрии Бишкека от 17.03.2014 года за №60 несовершеннолетние Женишбек кызы Фатима и Женишбек кызы Малика были временно определены в Специализированный дом ребенка. Также указанным постановлением отказано определить несовершеннолетних брата Женишбек уулу Эмирбека, 2003 года рождения, и сестру, 2010 года рождения, в детское учреждение. Кроме того, указанным постановлением поручено управлению соцразвития Ленинского района взять на контроль семью.

Ленинским акимиатом грубо нарушены нормы Кодекса КР о детях и Положение о порядке выявления детей и семей, находящихся в трудной жизненной ситуации (ПП КР от 22 июня 2015 года №391).

Так, ст. 28 Кодекса КР о детях определены функции местных государственных администраций в сфере защиты детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. При этом в данной статье не имеется нормы, что Ленинская районная администрация имеет право размещать детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в детские учреждения интернатного типа.

Согласно части 2 ст. 37 Кодекса о детях, временное размещение сроком до шести месяцев категорий детей, указанных в абзаце первом части 1 настоящей статьи, в интернатные учреждения, независимо от форм собственности, производится по заключениям психолого-медико-педагогической комиссии и уполномоченного органа по защите детей соответствующими уполномоченными органами, в ведомственном подчинении которых находятся данные интернатные учреждения.

Следовательно, УСР Ленинского района должно было издать решение (приказ) о временном размещении ребенка сроком на 6 месяцев в Специализированный дом ребенка. При этом отмечаем, что ст. 37 Кодекса КР о детях и положение о порядке размещения ребенка вне семьи не дают право управлению соцразвития, а тем более Ленинской районной администрации принимать решение о продлении размещения ребенка в Специализированный дом ребенка.

В проект плана индивидуальной работы с семьей и индивидуальный план защиты ребенка должен быть включен перечень мероприятий и услуг по оказанию необходимой социальной, правовой, психолого-педагогической, медицинской помощи ребенку, семье, находящимся в трудной жизненной ситуации, направленных на поддержание и способствование благоприятному развитию ребенка, а также на укрепление воспитательных навыков и возможностей родителей.

К примеру:

  1. Направление Ыкбал Кожогельдиевой на профобучение (исполнитель - начальник УСР Ленинского района).
  2. Оказание содействия в трудоустройстве (исполнитель - начальник УСР Ленинского района).
  3. Оказание содействия в направлении детей в дошкольное и школьное учреждение (исполнитель - завотделом образования).
  4. Оказание содействия в поиске временного жилья (исполнитель - начальник управления муниципальной собственности Ленинского района).
  5. Оказание содействия в постановке на медицинский учет в ЦСМ (исполнитель - директор ЦСМ).

После разработки проектов индивидуальных планов управление соцразвития Ленинского района должно было внести на рассмотрение и одобрение комиссии по делам детей при Ленинской районной администрации (ст. 27 Кодекса КР о детях и положение о комиссии по делам детей, утвержденное постановлением правительства от 24 июля 2017 года №449 КР).

На основании протокола комиссии по делам детей глава Ленинской районной администрации должен был утвердить проекты индивидуальных планов постановлением либо распоряжением и осуществлять контроль и мониторинг их исполнения (ст. 28 Кодекса КР о детях).

Согласно утвержденным индивидуальным планам оказывается государственная и иная помощь семье и ребенку по выводу из трудной жизненной ситуации. При этом государственные и иные услуги должны предоставляться до тех пор, пока семья с детьми не выйдет из трудной жизненной ситуации.

Основанием для снятия ребенка и семьи, находящихся в трудной жизненной ситуации, с учета в управлении соцразвития Ленинского района являются: устранение причин и условий, создавших трудную жизненную ситуацию для ребенка и семьи, предоставление социальной поддержки ребенку и семье в соответствии с планом индивидуальной работы с семьей и/или индивидуальным планом по защите ребенка.

Однако управление соцразвития Ленинского района, не выполняя прямые функции, указанные в Кодексе КР о детях и ПП КР от 22 июня 2015 года №391, разлучило Женишбек кызы Фатиму с матерью Ыкбал Кожогельдиевой и родными братьями и сестрами.

Отсюда вытекают вопросы:

  1. Почему определили только Женишбек кызы Фатиму и Женишбек кызы Малику в Специализированный дом ребенка в Бишкеке?
  2. Почему другим несовершеннолетним детям Кожогельдиевой можно было находиться с матерью?
  3. Почему управление соцразвития Ленинского района и Ленинская районная администрация были заинтересованы только в малолетних Женишбек кызы Фатиме и Женишбек кызы Малике, обе 2013 года рождения?
  4. Почему управление соцразвития Ленинского района ходатайствовало перед судом о лишении родительских прав Кожогельдиевой и Шамурзаева только в отношении малолетней Женишбек кызы Фатимы и Женишбек кызы Малики, а в отношении других детей - нет? Учитывая, что права всех детей одинаковы, не может быть одному хорошо, а другому плохо.
  5. Почему управление соцразвития Ленинского района не заинтересовали другие несовершеннолетние дети семьи, так как они тоже пребывали в трудной жизненной ситуации?

Также в ежегодных докладах по правам человека Минсоцразвития отмечалась и отмечается, что государственная социальная политика направлена на раннее выявление и оказание своевременной помощи семьям и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Материалы Кожогельдиевой и Шамурзаева показали, что управление соцразвития и комиссия по делам детей применили карательные функции, а не социальную помощь, пришел к выводу юрист Лиги защитников прав ребенка, изучив материалы дела.

Данный материал создан в рамках проекта "Развитие расследовательской журналистики в КР", реализуемого ОФ "Фонд расследовательской журналистики" при поддержке Фонда "Сорос - Кыргызстан". Содержание данного материала является предметом ответственности ОФ "ПроМедиа Плюс". Мнения, выраженные в материале, необязательно отражают точку зрения ОФ "Фонд расследовательской журналистики" и Фонда "Сорос - Кыргызстан".

Есть тема? Пишите Kaktus.media на: +996 (700) 62 07 60 (Бишкек), +996 (558) 77 88 11 (Ош)
URL: https://kaktus.media/404427Копировать ссылку
Комментарии
дефолтная аватарка юзера
Майя
28.01.2020, 09:57

И что им не сиделось дома в селе, короче семья просрала своих малышей и в этом помогло госорганы.

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Кадр
28.01.2020, 11:14

Явно налажен бизнес и причастных надо показательно выпороть чтоб не торговали живым товаром этих людей можно назвать торговцы детьми и по этой статьенаказать выселением в аксай и арпучтоб не могли дурить простойнарод все заработаное забрать в казну торговля иаленькими детишками это хуже чем торговля неграми в пфрике эта торгашка допустившая эту сделку и люди причастные к этим проделкам в том числе и аким ленинского района это нелюди решать судьбу канкретных людей одним росчерком пера это говорит в кыргызстане чинуши превратились в торговцев живым товаром акима в пксай может кго и подставили замы но ленинский акимиат всех уволить и на госслужбу не подпускать это настоящие рабовладельцы самое лучшее таких надо секир бошка если аким торгует детками то чем торгуют повыше

+2
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
123
28.01.2020, 11:33

Ауууу!!! Прокуратура!!!

+2
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Малика
28.01.2020, 11:51

зачем нужно было бросать свой дом и приезжать в Бишкек, странные люди

+2
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Самат
28.01.2020, 14:35

Была тяжелая ситуация они обратились к государству! А те твари продали все итак понятно

+1
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Эсен
28.01.2020, 14:39

Фонд так отрабатывает свой грант - своим расследованием. А что будет с детьми, когда они вернутся к тем, кто их в детстве сдал в детдом? Фонду будет безразлично - он будет отрабатывать свой следующий грант. Страшные люди: и те, кто сдал детей в детдом, и те, кто хочет опять их им вернуть.

+1
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
312
28.01.2020, 19:38

а те, кто продал детей, не страшные люди?

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Азат
29.01.2020, 07:11

Разглашение тайны усыновления - уголовная статья. 

По факту - наплодили детей и отдали их государству на несколько лет на содержание. То есть подрастут, их оденут и накормят за счёт налогоплательщиков. А потом мамашка вся в розовом прискачет и заберёт ребенка работать торговкой на рынке, чтобы денег было больше. И позже подросшую дочку отдадут замуж за 30-40 летнего байкешку третьей женой, чтобы старшим детям было на что дом строить или машину купить. Стандартная ситуация. Лучше бы узнали, как поживают старшие дети заявительницы. Как учатся, в каких условиях живут, посещают ли кружки или спортивные секции. А для ребёнка очевидно лучше быть в новой семье, чем в детдоме или конуре возле Дордоя с матерью, которую она даже не знает.

+1
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Азат
29.01.2020, 07:16

А насчёт того возмущения что разделили братьев и сестёр, то это постановление касается уже поступивших в детский дом, что нельзя отправлять по разным социальным учреждениям родных братьев или сестёр. А принимать всем табуном на содержание "социальных сирот" или только некоторых - это вопрос возможностей и комиссии по делам соцзащиты. 

+1
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Самар
29.01.2020, 08:36

Детей надо вернуть законным Родителям

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
У
29.01.2020, 15:15

Конечно нельзя было оставлять детей, но нет ее письменного отказа от детей. И что теперь можно вот так детей отдавать в приемную семью? Нет, заинтересованности помочь у них. Есть нарушения.

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Ответ
30.01.2020, 10:42

На первый вопрос ответ можно было получить сразу у директора Дома ребенка. В Специализированном доме ребенка по положению проживали  только дети в возрасте до 4 лет. В 4 года их переводили в другие социальные учреждения для детей. А в этой семье  старшим деткам  в 2014 году уже исполнилось 11 лет (2003г.р.) и 4 года (2010г.р.). Вот и все, без всяких нарушений по данному вопросу.

0
Цитировать
Жалоба модератору
дефолтная аватарка юзера
Комментарии от пользователей появляются на сайте только после проверки модератором.
Правила комментирования
На нашем сайте:
  • нельзя нецензурно выражаться
  • нельзя публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • нельзя угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • нельзя публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • нельзя публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • нельзя публиковать комментарии в транслите
  • нельзя выделять комментарии заглавным шрифтом
  • нельзя публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • нельзя писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "Кактус", "kaktus", "kaktus.media" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-издания
  • нельзя размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
  • нельзя использовать в качестве ника чужое реальное имя и/или фамилию
  • нельзя указывать ссылки и гиперссылки на посторонние сайты
  • Комментарии (в том числе ники) могут быть только на одном из трех языков: государственном (кыргызском), официальном (русском) или языке международного общения (английском). Допускается использование указанных языков в одном комментарии одновременно.
НАВЕРХ  
НАЗАД