Снижение социальных отчислений приводит к росту налогов. Наглядные примеры
KG

Снижение социальных отчислений приводит к росту налогов. Наглядные примеры

Бремя социальных отчислений

По итогам опроса, проведенного Торгово-промышленной палатой Кыргызстана в 2018 году, 40% принявших в нем участие предпринимателей основной проблемой ведения бизнеса в стране назвали размеры социальных отчислений и налогов на труд. Еще 15% отметили сложность администрирования именно этих отчислений.

А вот согласно результатам опроса, проведенного еще в 2014 году, большинство участников (80%) назвали социальные выплаты в Кыргызстане очень высокими, 15% назвали их приемлемыми и лишь 5% ответили, что налоги невысокие. Несколько лет назад Всемирный банк проводил в Кыргызстане исследование по теневой экономике. И выяснилось, что именно неподъемные социальные выплаты толкают бизнес в тень.

Жоодар Омошев - владелец кофейни. До пандемии площадь его заведения была 500 кв. м, с ним работали около 30 человек. Но пандемия COVID-19 внесла свои коррективы в бизнес Жоодара: ему пришлось съехать в помещение поменьше и сократить штат. По словам предпринимателя, высокие налоги на труд создают несправедливую конкуренцию.

"Насколько я знаю, сейчас говорят, что 50% экономики Кыргызстана в тени. Они не платят социальные отчисления, некоторые не платят и другие налоги. Из этого вытекают две несправедливости. С одной стороны, для нас социальные отчисления неподъемны, плюс к этому те, кто не платят эти налоги, создают нам неравную конкуренцию. То есть, получается, в этой стране предприниматели, которые честно платят налоги, получают двойной удар", - говорит Жоодар Омошев.

Позицию предпринимателя поддерживает и президент Ассоциации поставщиков Гульнара Ускенбаева. По ее словам, не показывать заработную плату и, соответственно, не отчислять государству 37,25% сборов просто экономически выгоднее. Поэтому предприниматели предпочитают платить налог на прибыль - 10%. Но, говорит Гульнара Ускенбаева, тот факт, что бизнес вынужден скрывать число сотрудников из-за бремени социальных отчислений, не говорит о том, что этот бизнес теневой.

"Нельзя сказать, что из-за этого бизнес полностью уходит в тень. Надо отметить, что формальная занятость гораздо выше, чем теневая экономика. То есть налоги в целом платят: тот же налог на прибыль или другой налог, те, которые легче оплатить. И это не теневая экономика. Так как бизнесмен платит налоги и, как говорится, спит спокойно. Но такое положение дел способствует неформальной занятости. То есть, например, на предприятии по факту работают 10 человек, а официально показаны 2-3 человека", - уверена Ускенбаева.

Работники тоже не заинтересованы в том, чтобы полностью перечислять государству социальные отчисления, так как существующая пенсионная система, когда одно поколение кормит другое, несправедлива.

Как 12% помогают швейным фабрикам вести бизнес прозрачно?

Социальные отчисления создавали барьеры и швейникам на пути к крупным экспортным заказам. В свое время текстильная отрасль ушла в тень, не выдержав высоких ставок социальных отчислений и налогов в размере почти 40% от заработной платы.

В 2019 году Жогорку Кенеш внес дополнения в Налоговый кодекс и законы "О тарифах страховых взносов по государственному социальному страхованию", "О государственном социальном страховании". Эти дополнения дали компаниям в швейной отрасли, которые создают более 50 рабочих мест, ощутимые послабления по социальным отчислениям и подоходному налогу.

"Если раньше нам - работнику и работодателю - приходилось платить 27,5% от заработной платы и плюс подоходный налог в размере 10%, то после принятия поправок мы перешли на 12%-ную ставку. Но эти 12% не привязаны к сумме заработной платы работника. Это 12% от 40% средней заработной платы региона, где расположена фабрика. Иными словам, сейчас за работника фабрики, вне зависимости от размера его заработной платы, мы выплачиваем 1 109 сомов в виде подоходного налога и социальных отчислений. Сумма, повторюсь, не привязана к заработной плате", - разъясняет суть документа главный бухгалтер текстильной фабрики Cool Bro"s Аскат Мажитов.

Закон вступил в силу 13 января 2020 года и рассчитан на три года тестового режима. Уже по итогам трех лет будет рассмотрено, какие результаты принесли эти изменения в законодательстве. Благодаря этому документу компания Cool Bro"s смогла выйти на рынок Европы. Сейчас фабрика выполняет заказы крупного немецкого ритейлора Alex.

"Германия в первую очередь смотрит на то, в каких условиях выполняют их заказы: имеются ли надлежащие условия для рабочих, тепло в служебных помещениях или нет, не используется ли детский труд, кормят ли работников завтраком и обедом и так далее. Мы им показали, в каких условиях трудятся наши работники и сколько их у нас. И только после этого они подписали с нами контракт. Теперь мы экспортируем свой товар в Германию", - рассказывает Мажитов.

Еще одна компания швейной индустрии Кыргызстана, которая работает легально, выплачивая государству все налоги, в частности социальные выплаты, - это "Транс Текстиль".

В этом в первую очередь была заинтересована сама компания. По словам директора фабрики Нургазы Мышыева, трудовое соглашение с сотрудниками позволяет решить одну из главных проблем бизнеса Кыргызстана - утечку кадров.

"Мы решили проблему "текучки" кадров: начали перечислять заработную плату на банковские карточки, появилась стабильность. Улучшились трудовые взаимоотношения. И нам выгодно, когда кадры работают долгое время и повышают свою квалификацию. Большой плюс для работников - это то, что, если им нужно будет брать кредит, они могут показать справку о своей заработной плате. По итогам 2020 года, несмотря на пандемию и сокращение налоговой нагрузки, мы выплатили социальные отчисления на уровне предыдущих годов. Мы добились того, что смогли обеспечить прозрачные отношения со своими работниками", - делится Мышыев.

Меньше налог - больше денег

Государство всегда заинтересовано собирать больше налогов. Поэтому еще ни один состав правительства не осмелился провести реформу по социальным выплатам, опасаясь резкого падения доходов в госказну. Но опыт Грузии демонстрирует совершенно иное. Экс-глава доходов Грузии и один из непосредственных участников грузинских реформ Гиорги Цхакайя очень наглядно на примере реформ времен Саакашвили рассказал, как сокращение налогов на труд в Грузии увеличило поступления в бюджет:

"В 2006 году мы платили два вида налога - подоходный налог и социальный налог. Их объединили и сделали общую ставку 25% и также прописали, что каждый год ставка будет уменьшаться. Ее уже сократили до 20%. И сегодня два этих налога составляют 20%. Но у нас была дополнительная стратегия - сократить ставку еще до 15%. Это тот процент, при котором не декларировать его уже не в интересах самого налогоплательщика. 37% - это очень большая сумма, поэтому и придумывают разные схемы, как можно уклоняться от этого налога. Пример Грузии показывает: хоть мы и упростили и уменьшили налогообложение, но при этом поступления в бюджет выросли в разы", - подчеркивает Цхакайя.

И в Кыргызстане есть прекрасный кейс, который наглядно демонстрирует, как сокращение налоговых нагрузок увеличивает налоговые поступления в бюджет. В 2011 году был принят закон о парке высоких технологий Кыргызстана. Резидентам парка - IT-компаниям, 80% продукции которых идет на экспорт - установили специальный налоговый режим. Это было сделано, чтобы вывести их из тени. Подоходный налог с 10% сократили до 5%, а социальные отчисления - с 27,25% до 12%. В итоге работодатель и работник выплачивают всего 17% от зарплаты вместо 37,25%. Это означает что объем социальных налогов для IT-компаний сократился на 55%. А значит, должны были снизиться и поступления в государственный бюджет как минимум на 55%. Но ситуация развивалась совсем по иному сценарию.

Закон был принят еще в 2011 году, но в полную силу заработал только в 2013-м. Это видно по цифрам. Уже в 2014 году количество зарегистрированных в Кыргызстане IT-компаний выросло на 167%. В государственную казну поступило 1 млн 433 тыс. сомов в виде социальных отчислений, что было на целых 327% больше по сравнению с показателями 2013 года. А выплаты по подоходному налогу и вовсе выросли в четыре раза (на 380%), составив 2 млн сомов.

Всего восемь лет назад в Кыргызстане были зарегистрированы только три IT-компании, которые обеспечивали работой 59 человек. В госказну в виде подоходного налога и социальных отчислений в том году поступило 750 тыс. сомов. А по итогам 2020 года в Кыргызстане насчитывается уже почти 100 IT-компаний, создано 750 рабочих мест. А доходы, которые получает государство в виде социальных отчислений и подоходного налога, составляют более 38 млн сомов.

Все эти примеры наглядно показывают, что снижение социальных отчислений дает возможность предпринимателям вести бизнес прозрачно. При этом выигрывает и государство, собирая больше налогов. Тем более сейчас, в эпоху пандемии, государства во всем мире поддерживают бизнес. Потому что именно бизнес, а не государство, создает рабочие места, предотвращая обнищание населения.

По прогнозам Всемирного банка, к 2021 году каждый третий кыргызстанец может остаться за чертой бедности. По данным организации, на конец 2020 года уровень бедности в республике составлял 31%. Прогнозы Всемирного банка свидетельствуют о том, что в нынешнем году бедных станет еще на 4% больше.

Во время пандемии многие потеряли работу. Властям нужно заниматься созданием новых рабочих мест. Для этого необходима целевая поддержка малого и среднего бизнеса. Помимо беспроцентных кредитов и грантов, нужны налоговые послабления. Поэтому именно сейчас вопросы снижения социальных отчислений и реформирования пенсионной системы как никогда актуальны.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/434133