Замечания и вопросы Комитета ООН против пыток Кыргызстану. Список
KG

Замечания и вопросы Комитета ООН против пыток Кыргызстану. Список

Все самое интересное в Telegram

10 ноября Комитет ООН против пыток заслушал доклад делегации из Кыргызстана. Председатель делегации - замминистра юстиции Кынатбек Сманалиев.

После доклада кыргызской делегации члены Комитета ООН против пыток сделали несколько замечаний по ситуации в Кыргызстане и задали ряд вопросов.

Замечания

  • Законодательство. Следователи, прокуроры и судьи зачастую квалифицируют явные факты пыток не по статье 143 УК "Пытка", а по статье 321 УК КР "Превышение власти". Зачастую это позволяет виновным избежать реального наказания, так как статья предусматривает более мягкое наказание. К ответственности привлекают только должностных лиц, но не официальных лиц. Рекомендации не были осуществлены. На данный момент все официальные лица привлекаются по менее тяжким статьям.
  • Доступ проверяющих к заключенным. В регионах в НЦПП по одному сотруднику, что вызывает сложности с визитами в закрытые учреждения. Из-за пандемии ограничен доступ в места лишения свободы.
  • Помощь адвокатов. Адвокаты, назначаемые государством, не всегда обеспечивают качество услуг, особенно в регионах. Нет своевременной помощи задержанным со стороны адвоката. Отмечаются длительные сроки ожидания встречи с адвокатами. Все это обострилось во время пандемии.
  • Медосмотр. 11% медосмотров лиц в ИВС проводят сотрудники изолятора. Это вызывает вопрос, компетентны ли они в области медицины, чтобы это делать. Сотрудник ИВС не обладает даже минимальными медицинскими познаниями, объективно не способен правильно провести опрос пациента и необходимые медицинские вмешательства и, соответственно, правильно оценить физическое и психическое состояние пациента, нуждается ли он в лечении. Проблема своевременного, полного и качественного медицинского осмотра лиц, водворяемых и содержащихся в ИВС, непосредственно связана с проблемой отсутствия на постоянной основе медицинских работников в этих учреждениях.
  • Длительное содержание в ИВС равносильно жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.
  • Уровень бытового насилия. Прокуроры значительное число случаев семейного насилия квалифицируют как административное нарушение, как мелкое преступление, что приводило к более легкому наказанию.
  • Защита девочек и женщин от насилия. Остаются серьезные пробелы в законодательстве, и Кыргызстан недостаточно эффективно реализует меры по защите женщин и девочек от насилия. А также о предотвращении насильственных браков и детских браков.
  • Дела по домашнему насилию не доходят до суда. В 2020 году из 9 025 случаев домашнего насилия до суда дошли только 944 дела. Только один виновный с 2008 года.
  • Психологическая травма. Нет специально подготовленных сотрудников-офицеров, нет методики работы с женщинами, пострадавшими от насилия. Женщине приходится постоянно повторять рассказ о насилии. Она получает дополнительно психологическую травму.
  • Доступ к жертве пыток. Учитывая особый характер работы ГКНБ, адвокаты испытывают проблемы доступа к жертве пыток.
  • Расследование пыток. Информация о тактике и методологии, о том, как проходят расследования пыток, становится государственной тайной и не публикуется. Нет никакой информации для общественности, как проводятся расследования. Не установлены сроки проведения таких расследований. Дело могут вернуть расследовать тому же следователю, который и в первый раз его проводил.
  • Реабилитация заключенных. Нет программ реабилитации для пожизненно заключенных. Условия в учреждениях для пожизненно лишенных свободы ниже международных и национальных норм.
  • Телесные наказания детей. Комитет уже ранее рекомендовал запретить телесные наказания детей в учреждениях, а также в семье. Мониторинг показал, что система предотвращения пыток неэффективна. Подача детьми жалоб связана с их дееспособностью и необходимостью вмешательства взрослых. К тому же дети не знают о запрете насилия, их возможность подать жалобу ограничена и потому, что не у всех есть мобильные телефоны для звонка на горячую линию. Проинформировать о случаях насилия кого-либо за пределами заведения дети чаще всего не могут. Звонки со стационарных телефонов контролируются администрацией детских учреждений.

Вопросы Комитета ООН

  • На какой период возможно заключение в одиночную камеру? Комитет получил информацию о нескольких наказаниях подряд, срок которых составил 60 дней.
  • Существует ли подготовка сотрудников силовых органов к сотрудничеству со СМИ во время демонстраций?
  • Есть ли у государства механизм, чтобы журналисты сообщали о случаях угроз и давления?
  • Каковы детали расследования гибели Азимжана Аскарова, включая его доступ к медобслуживанию перед смертью?
  • Оказывают ли жертвам пыток реабилитацию, предоставляет ли такую возможность государство?
  • Какие цифры по количеству ищущих убежища в Кыргызстане?
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/449068