Безметадоновая пытка. Как заставить признаться в том, чего не совершал
KG

Безметадоновая пытка. Как заставить признаться в том, чего не совершал

Все самое интересное в Telegram

В Кыргызстане 84,8% случаев пытки применяются в целях принуждения к даче признательных показаний оперативными сотрудниками органов внутренних дел, в условиях произвольного задержания, при полном неведении родных и близких жертвы пыток, отказа в доступе к адвокату по своему выбору и независимой медицинской помощи.

И страдают от всего этого, как правило, самые уязвимые категории населения: бывшие заключенные, наркопотребители, лица без определенного места жительства.

Психологическое давление, лишение возможности принимать метадон, без которого клиенты заместительной терапии испытывают адские муки, просто избиение – к чему только не прибегают милиционеры ради своих корыстных интересов. Kaktus.media обратилась к самим наркопотребителям с просьбой рассказать, как складываются взаимоотношения с сотрудниками правоохранительных органов.

Остаться без метадона – пытка

Болот (имя изменено из соображений безопасности):

- У меня в жизни было много разных ситуаций, я ведь бывший заключенный. Я хожу на заместительную метадоновую терапию. Там сотрудники правоохранительных органов часто наблюдают за потребителями услуг. Они знают, что наркопотребители зависят от метадона. Они могут подозвать: "Эй, иди сюда, я уголовный розыск". Не предоставляя ни документов, ни "корочки", командуют: "Сядь сюда, встань сюда, че в карманах, дай посмотрю".

Уводят в машину, увозят в РОВД, уже в кабинете, что хотят, то и делают. Предлагают на них поработать, то есть кого-нибудь сдать или подставить. Предлагают героин или "колеса", что тебя интересует.

А если находят что-то у тебя, то начинают угрожать: мол, ты "приехал" - или кого-нибудь подставляй, или сам выезжай, или плати. Начальные ставки там от $500 и выше. Хоть тебя с дозой героина хлопнут, хоть с таблетками.

Если ты соглашаешься кого-то подставить, тогда беседуют, прорабатывается план действий. Сначала определяют, с чем ты человека подставишь: с героином или с таблетками. Наркотики правоохранители предоставляют сами.

Алгоритм такой: подойдешь, маякнешь, милиция обоих задерживает или одного, но факт в том, что это надо сделать. Это у них называется индикатором работы. У них план есть.

И когда на метадон приходишь, постоянно идут разговоры об этом среди потребителей - люди боятся. Даже если какая-то машина стоит, уже начинается паника. Некоторые начинают глупости делать. Например, если задерживают человека, принимающего метадон, а у него ничего нет, он ничего не нарушил, чтобы побыстрее от ментов отделаться, начинает придумывать: "Да, вот, продают, но я его точно не знаю, кого-то видел". Примерно опишет внешность. Он свалить хочет, поэтому на кого-то наговаривать начинает, чтобы его отпустили, чтобы не ездить в РОВД, не начинать досмотры.

Где гарантия того, что пока они будут ехать в машине, ему что-нибудь не подкинут? Как тут доказать, что это не твое? Кому больше поверят: наркоману со стажем или правоохранительным органам?

Когда меня последний раз задержали, у меня была доза героина 0,4 г, а у нас разрешено до грамма. При моей дозе полагается административный штраф. Но при мне там ничего не взвешивали! Все, что изъяли, куда-то унесли, закрыли в кабинете, принесли мне подписать бумаги. Я отказался.

"Ладно, - говорят. - Не будешь подписывать, и так тебя оформим. Вот твоя доза, и кидают мне пакет, опечатанный сверток". Смотрю, там вес больше грамма - досыпали. Потом, когда адвокат ко мне в тюрьму приходила, показывала в деле фотографию, где на весы положили героин, который изъяли, а показатель на весах сфотографировали. И там видно, что у меня был мой героин, комковый, крапалик такой, целый, не рассыпчатый. И видно, как досыпали. Когда на суде я про это все говорил, судью я убедил, что у меня не было грамма. Судья приговорила к штрафу, но прокурор говорит потом: "Как вы могли ему поверить, мало ли что он рассказывал?" Написал апелляцию, поменяли мне потом наказание - три с половиной года лишения свободы дали.

Случаи про крупные партии я слышал от других, но мало ли что можно рассказать… Слышал, что подкидывают, домой прямо заходят с обыском, ищут и потом откуда-то находятся наркотики: пакет с килограммом в таком доме, в котором хлеба нет. Откуда там килограмм героина? Вот это для меня всегда была загадка. Если бы у меня был героин, я бы не бедствовал.

Если бы милиционеров проверяли почаще, то они работали бы лучше. А то у них героин, димедрол, шприцы в сейфах лежат. Когда никого нет, ты один, а они захотят тебя упаковать и закрыть на трое суток, хоть что делай - через три дня тебя так скрутит, что ты будешь готов что угодно сделать и подписать. Если у тебя доза метадона, к примеру, 80 миллиграммов, и ты перестал его употреблять, то так будет плохо - до суицида. Это ломки физические, все тело крутит, ты как зомби, не спишь неделю. Только через дней 10 можно уснуть на два часа от того, что настолько организм изношен, кажется, что год уже прошел.

Когда тебе еще покажут дозу, ты будешь знать, что сейчас уколешься и станет полегче, то все подпишешь. А на суде решение принимают по первым показаниям. То, что первый раз подписывал, на это уклон делают.

"Что ты там говоришь, что тебя принуждали, били? Где факт? Где врач?" - спросят на суде. А врача они никуда не пускали, держали неделю в ИВС, пока у меня синяки не сойдут. Даже если я напишу жалобу, дам конвоирам и попрошу отнести начальнику, он тут же выйдет, порвет и выкинет. Ворон ворону глаз не выклюет.

Не говорю, что все такие, но большинство, с кем я сталкивался – одинаковые. Когда видишь всю разруху, жить не охота. Если захотят, то посадят. По закону отстаивать права не получится.

Сапарбек (имя изменено из соображений безопасности):

- По роду деятельности я часто сталкиваюсь с метадонщиками. И сам я бывший клиент сайта заместительной метадоновой терапии. Сейчас ни метадон, ни наркотики не употребляю.

У наркопотребителей такая политика: хочешь колоться - должен либо платить, либо "работать". Бывшим заключенным очень сложно в этой ситуации. Им легче всего подкинуть наркотики.

Есть такие случаи, когда люди попадаются на этом и получают большие сроки – 10-14 лет. Героин подкидывают, каннабиоиды всякие. Недавно мы были на процессе, где человека судили только потому, что он наркоман и у него есть квартира. Хотели, видимо, квартиру отмести, но она была не его, а родителей. В итоге он взял 14 лет и поехал на зону.

Нет такого, чтобы адвокат мог нас защитить. Государственный адвокат, как правило, работает вместе с милицией.

Нам нужны независимые от государственной системы адвокаты.

Чаще всего при анализе дела оно рассыпается, потому что при создании самого дела происходит очень много нестыковок. Грамотные адвокаты на эти вещи обращают внимание, предоставляют суду доказательства, что дело сфабриковано. Обычно там могут не совпадать числа, вес наркотиков не сходится при первом и втором взвешиваниях. В самом судопроизводстве такие грубые нарушения, что их видит человек без юридического образования. Но! Все равно посадят, в любом случае. Прецедента, чтобы адвокат вытащил подзащитного – наркопотребителя или бывшего заключенного - не было.

У нас сажают неоднократно тех людей, которые уже сидели за то, что они уже сидели. Например, я иду по улице, меня останавливает патрульная милиция, у меня "волчий билет", поэтому первым делом меня поведут в РОВД. Почему? Я не значусь в розыске, нормально выгляжу, не нарушаю закон. Но все равно первым делом меня ведут в приемник, там уже начинается разговор. Это настолько толкает назад в эту среду, что даже если ты хочешь из нее вылезти, а жить такой жизнью действительно надоедает, то просто не дадут. Я много раз сидел и знаю, что это такое.

Сложность с метадонщиками заключается в том, что бывших наркоманов собрали по сайтам, куда и приходит милиция. Само давление со стороны милиции приводит к тому, что люди не идут на метадон сейчас. Они считают, что легче втихаря развести героин, чем ходить на метадон и иметь возможность работать, завести семью, детей. В принципе такими действиями милиция их толкает на то, чтобы потребители приобретали незаконным образом наркотики. В моей практике много случаев отказа от заместительной терапии из-за прессинга со стороны правоохранительных органов.

Никакого метадона

Методолог по разработке медицинских стандартов, специалист доказательной медицины Бермет Барыктабасова подтверждает, доступа к лекарствам и к медицинской помощи в большинстве ИВС нет. И если попавший в ИВС потребитель инъекционных наркотиков был на метадоновой программе, то гарантий, что ему продолжат лечение своевременно, просто нет.

"Что такое пытки? Это физическое или психическое насилие, наносящее сильную боль и страдание физического или психического характера, производимое должностными лицами с определенной целью. Пытки – это такая боль, которая ломает волю человека, личность. В этом, собственно, и цель пыток - запугать физически и психически так, чтобы человек "признался" во всем, дал показания о том, чего не было. Подобные вещи особенно опасны, когда касаются "молчащих" беспомощных или бесправных. Им "навешивают" кучу эпизодов", - отмечает она.

Суды необъективны

Как отметил руководитель ОФ "Голос свободы" Сардар Багишбеков, суды до сих пор принимают признательные показания, которые были получены под пытками.

По его словам, суд не воспринимает доказательств, полученных под пытками. Судьи обычно расценивают их как просто признательные показания, написанные собственноручно и добровольно. Чаще всего на заявления, что признание дано под пытками, суд не реагирует. Якобы это попытка подсудимого уйти от ответственности.

Как пояснил директор Республиканского центра наркологии Руслан Токубаев, наркозависимость – это хроническое заболевание, которое протекает всю жизнь с моментами ремиссии, когда больной не употребляет наркотики. Наркозависимость в мировой практике приравнивается к таким заболеваниям, как сахарный диабет или бронхиальная астма.

По его словам, метадон – это лекарственное средство, относящееся к наркотическим. Как и любое наркотическое средство, данное лекарство вызывает зависимость. Соответственно, у тех, кто постоянно принимает метадон, есть физическая зависимость, если резко и бесконтрольно перестать принимать препарат, то будут физическая ломка и боли.

Директор Республиканского центра наркологии подчеркнул, что пациенты, которые хотят полностью избавиться от зависимости и выйти с метадоновой программы, делают это, постепенно снижая дозу.

"Я не могу сказать, от чего сильнее ломки: от метадона или героина. Сила ломок зависит от организма человека и дозы: чем больше доза метадона и стаж, так же как при употреблении героина, боли будут сильнее. Действует метадон 24 часа, как при сахарном диабете, его необходимо принимать вовремя", - сказал Токубаев.

Ситуация меняется

А вот исполнительный директор ОО "Социум" Батма Эстебесова считает, что ситуация с незаконным задержанием наркопотребителей все же меняется в лучшую сторону.

"У правоохранительных органов есть свой план, своя статистика. Считается, что чем больше ты задержал, тем лучше работаешь. Сейчас это меняется. Однако перемена не всегда доходит до рядовых сотрудников и среднего начальствующего состава, поэтому вопрос приходится поднимать снова и снова. Есть те, кто был информирован, обучен и уже знает, почему с уязвимыми группами надо работать очень осторожно и не преследовать их, а больше помогать, чтобы они вернулись в общество. Но есть и те, кто только приходит или работает по старой памяти при помощи силовых приемов. Такие силовики еще нуждаются в информировании. Эта работа должна проводиться систематически, непрерывно. Ориентироваться в работе правоохранительным органам нужно на доказательства. Замечу, что в законодательстве идет курс к гуманизации и план по раскрываемости уже не будет являться индикатором хорошей работы милиции", - заключила она.

Директор Республиканского центра наркологии Руслан Токубаев также рассказал, как врачи работают над просвещением относительно метадоновой терапии.

"Бывает, пациенты заместительной терапии пропадают – месяц-два нет – потом приходят и говорят, что их задерживали. Либо мы получаем запрос из РОВД, что такой-то находится у них, спрашивают, действительно ли он принимает метадон и что ему надо. Бывает, что привозят сюда. Мы рекомендуем отправлять задержанных быстрее в СИЗО, потому что там есть пункт заместительной терапии. Недавно мы проводили семинар для врачей, которые работают в изоляторах временного содержания, как поступать с пациентами метадоновой терапии, чтобы медики сигнализировали в Центр наркологии и мы могли доставить им метадон, как это делается в случае попадания наркопотребителей на заместительной терапии в больницу", - заключил директор Республиканского центра наркологии Руслан Токубаев.

Это право каждого!

Согласно нормам международного права, две свободы признаны неотчуждаемыми и неотвратимыми, то есть их нельзя нарушать в любой точке мира, в какой бы то ни было стране, хоть при каких условиях. Это право на свободу от пыток и свободу от рабства. Государству уже сейчас необходимо предпринимать решительные действия для искоренения этого чудовищного явления.

Официально

В МВД подчеркивают, что не собираются скрывать сведения об имеющихся фактах пыток.

"Решение в этом направлении у нас однозначно: любое нарушение законности со стороны сотрудника органов внутренних дел должно пресекаться жестко и бескомпромиссно, особенно если имеются факты применения пыток. Заявления и жалобы о пытках со стороны правоохранительных органов поступают и принимаются, однако не всегда все из них достоверны. Каждое поступившее заявление должно проверяться", - указали в ведомстве.

В МВД добавили, что в целях предотвращения пыток и комплексного подхода к реформированию деятельности милиции впервые среди стран СНГ в МВД КР внедрены новые критерии оценки деятельности ОВД, которые позволят отойти от плановой системы оценки и процентомании, а самое главное - привлекут внешнюю оценку гражданского общества. В 2015 году постановлением правительства утверждено "Положение об основах комплексной оценки деятельности ОВД республики".

В МВД на постоянной основе проводятся оперативно-профилактические мероприятия, направленные на выявление, пресечение и недопущение нарушений прав человека в деятельности органов внутренних дел. Служба собственной безопасности (ССБ) МВД определила одним из основных критериев оценки своей деятельности выявление и искоренение фактов применения пыток в ОВД. ССБ МВД системно и планомерно проводит работу по выявлению предупреждению и пресечению преступности в рядах милиции.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/347081