"Этот мир несправедлив ко мне!" Почему наши дети остаются незащищенными

774  0

Главная цель ювенальной юстиции заключается в отправлении правосудия для несовершеннолетних. Она подразумевает прежде всего отход от карательной системы, переход к восстановительной, где идет учет возрастных особенностей несовершеннолетнего правонарушителя, необходимости понимания мотивов преступления с целью предотвратить новое преступление. Государство должно взять на себя обязательство о полной и качественной защите прав несовершеннолетних.

Суть дела заключается в избежании дальнейшей криминализации личности подростка. Для этого нужно приложить все усилия, чтобы вернуть несовершеннолетнего человека в состояние, которое было до совершения преступления. Не ставить на нем клейма преступника. Следуют ли этому принципу в Кыргызстане? С этим разбиралась внештатный корреспондент Чынара Исраилова-Харьехузен.

Проблема с законами. Как развивается защита детей-правонарушителей

В 1996 году Комитет ООН по правам ребенка выразил свою обеспокоенность в связи с длительными сроками заключения – до 15 лет, на которые могли быть осуждены несовершеннолетние в Кыргызстане. Девочки-подростки, совершившие правонарушения, содержались вместе со взрослыми осужденными женщинами.

В стране существовала формальная адвокатская помощь, но серьезной защиты прав детей на всех этапах следствия не было. Адвокат выполнял формальности - приходил, ставил свою подпись на нужных бумагах. И перед государством был поднят вопрос о внесении важных изменений в нормативно-правовые акты о необходимости создания нового кодекса о детях, который бы затрагивал все сферы жизнедеятельности детей, объединив все в единый документ.

***

Над этим работала специальная техническая группа с целью разработки нового детского кодекса уголовного права. Она состояла их представителей государственных органов, неправительственных структур, гражданского сектора. В новый кодекс о детях вошла отдельная глава – часть о ювенальной юстиции. Но эта часть в 2006 году не прошла на слушаниях в Жогорку Кенеше. И в кодексе остался лишь термин, объясняющий, что такое ювенальная юстиция.

В 2006 году вышла первая редакция Кодекса о детях, согласно которой Кыргызская Республика, ратифицировав в 1992 году Конвенцию ООН о правах ребенка, обязывалась давать регулярные отчеты о соблюдении прав ребенка.

***

В 2010 году ЮНИСЕФ построил отдельное здание для несовершеннолетних девочек-осужденных внутри женской колонии №2 в селе Степном.

***

В новом Кодексе о детях от 2012 года закреплен термин "ювенальная юстиция", в парламенте говорилось о внедрении в стране принципов ювенальной юстиции.

Главная цель ювенального правосудия - предотвратить встречу подростка со взрослыми преступниками, избежать влияния взрослого криминального мира на малолетнего осужденного.

Взрослые преступники, бандиты-рецидивисты рассматривают несовершеннолетних осужденных не как детей, а как свои потенциальные кадры в криминальных делах.

В Кодексе о детях от 2012 года говорится, что дети, совершившие преступление, относятся к категории детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. К ним относятся сироты и дети с ограниченными возможностями здоровья (ЛОВЗ), которые нуждаются в защите и помощи со стороны государства.

В прежней советской системе, которую называют карательной, главным образом нужно было найти преступника и наказать путем изоляции от общества. В нововведенной ювенальной юстиции изоляция от общества является исключительной мерой наказания, предусмотренной на короткий срок.

Совершивший преступление подросток все еще является ребенком по своему психическому уровню, и если бы не серьезные проблемы в семье и окружении, то он бы не пошел на совершение преступления.

***

В 2014-2018-х годах была разработана государственная программа по развитию юстиции для детей-подростков, где предусматривался пилотный проект в четырех районах Бишкека, на юге страны – в Сузакском районе Джалал-Абадской области, в Караколе Иссык-Кульской области. Этот проект предусматривал обучение принципам и философии ювенальной юстиции. Каждый отобранный район должен был проработать свой план действий. В каждом районном отделении милиции создавались "дружественные комнаты" - одна для следователя, две – для ожидающих. Условия там должны быть приближены к домашним – в комнатах устанавливались диван, телевизор, где специалисты работали с ребенком. Такие же дружественные комнаты создавались в судах – комнаты ожидания. Судья был без мантии, создавалась дружелюбная атмосфера, чтобы ребенок испытывал меньше страха перед судьей. Все садились за один стол-судья, адвокат, прокурор, социальный работник, подросток и его законные представители.

***

В 2016 году было принято решение отправлять задержанных подростков в детскую колонию №14, где расположено специальное детское СИЗО.

***

В 2017 году произошла гуманизация уголовного законодательства Кыргызской Республики, и количество детей в колониях стало сокращаться.

Сроки заключения были сокращены. За нетяжкие статьи, совершенные впервые, детям давали условное осуждение. Осужденному нужно теперь ежемесячно отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции в своем районе назначенному инспектору. Ему делаются ограничение в передвижении, не разрешается выезжать за пределы страны. Поскольку в сфере защиты прав ребенка социальные службы практически бездействовали, то был создан координационный совет во главе с вице-премьер-министром по социальным вопросам, который должен был проводить заседания раз в квартал. На заседаниях государственные службы и активисты гражданского сектора совместно должны обсуждать актуальные проблемы и планы мероприятий.

В Кыргызстане существует одна единственная детская воспитательная колония №14 в селе Вознесеновка в Чуйской области. По закону здесь могут находиться молодые люди до 21 года. В 1998 году в ней содержались чуть более 200 детей в возрасте от 14 до 18 лет, сегодня - 17 малолетних заключенных.

***

В 2019 году в Кыргызстане вступает в силу новое законодательство, которое предусматривает службу по оказанию помощи вернувшимся из заключения (орган пробации), а также альтернативное наказание, которое не связано с лишением свободы. Эта служба должна работать и с детьми из числа осужденных и уголовно-досрочно освобожденных.

Что и кто входит в службу? В службу включены социальные работники, психологи для ресоциализации детей-подростков. Их трудоустройство, помощь в поисках жилья, получении образования, поиск и восстановление документов и т. д.

В Бишкеке должны работают несколько центров для реабилитации молодежи, детские приюты, находящиеся на балансе государства. Они должны помочь в реализации положений нового закона по ресоциализации подростков, оказавшихся в криминальной среде. В столице республики в общей сложности насчитывается до 10 частных и муниципальных приютов, которые имеют право на пол-года или год размещать у себя детей, вышедших из колонии или тюремного заключения.

Как на практике заработают новые кодексы и законы в 2019 году, покажет время. Но пока разработчики бьют тревогу: многие вещи до сих пор не реализовали, чтобы нововведения были эффективными.

Проблема брошенных детей. Как дети мигрантов попадают в криминальный мир

Исследования показали, что самой уязвимой группой являются дети трудовых мигрантов, чьи родители находятся в длительном отсутствии от семьи, наиболее подвержены насилию со стороны и склонны к суициду. Пойманных за совершение преступлений детей и подростков часто избивают в районных отделениях милиции. Был отмечен случай, когда 16-летний подросток, чья матерь находилась в России, был водворен в СИЗО, там подвергся издевательствам со стороны сотрудников милиции, и выйдя из него, повесился. Этот вопиющий случай произошел в 2016 году в Сузакском районе. Мальчик-подросток оставил предсмертную записку, в которой написал, что этот мир, в котором он не совершал никакого преступления, оказался несправедлив к нему. И что он ничего не воровал, а следователи повесили на него огромную сумму денег, что он очень хотел бы увидеть свою маму.

Чаще всего дети трудовых мигрантов становятся фактически беспризорными, оставленные родителями на попечение близких и дальних родственникам, друзей. Как правило, дети оказываются предоставленными самим себе. Из-за хронических финансовых затруднений они пропускают занятия в школе, где от них школьная администрация требует различные денежные сборы. И эти дети подвержены высокому риску попадания в криминальную среду.

По мнению экспертов, занимающихся проблемами детей трудовых мигрантов, государству нужно требовать от родителей при выезде на заработки за рубеж оформления формального опекунства на оставляемых детей, так как были случаи смерти детей от недоедания, от отсутствия должного ухода и прочих бытовых лишений.

Сегодня многие родители-трудовые мигранты стараются оформить детей в детские приюты. При этом родители не хотят платить за содержание детей, так как согласно закону государство должно их содержать.

Согласно проведенным исследованиям в Кыргызстане, 6-8% детей – круглые сироты, а оставшиеся имеют одного или двоих родителей. И многие из них не были отказниками (детьми, от которых отказались их родители), а находились в детских учреждениях по договоренности с директорами заведений.

В связи с ростом числа социальных сирот и непрекращающимся ростом трудовой миграции в стране постоянно говорят о развитии института фостерных семей. В республике нужно создавать детские дома семейного типа, где могли бы воспитываться небольшое количество приемных детей, не более 10 человек. Государство должно постепенно отходить от политики содержания детей в больших закрытых интернатах советского образца, где большая часть бюджетных денег уходит на содержание здания и штатного персонала. При этом родители-мигранты должны платить за своих детей как в государственных, так и частных детских домах.

Проблема мышления и практики. Как нарушаются права задержанных подростков

Проведенные исследования показывают, что в стране нередки случаи, когда дети и подростки из состоятельных семей, совершившие преступления, уже на стадии следствия откупаются от правосудия, не доведя дело до судебного разбирательства. И проблема заключается в том, что нераскрытые преступления потом перекладывают на тех детей, у которых нет родителей или попечителей.

Сами опрошенные дети рассказывают правозащитникам, что на них "вешали" не совершенные ими преступления под пытками, применяя физическое или психологическое насилие сотрудниками милиции. Пытали их не следователи, а оперативные работники. Надо сказать, что оперативные работники не имеют права работать с задержанными детьми и подростками, кроме специально обученных следователей. Среди наиболее часто применяемых пыток дети называли надевание пластиковых пакетов на голову с целью удушения, избиения бутылками по почкам без оставления следов от ударов.

Так, по данным правозащитной организации Legal Prosperity, около 70% опрошенных детей и подростков подвергались различного рода пыткам в РОВД на стадии следствия.

И это происходит, несмотря на регулярные обучения сотрудников правоохранительных органов принципам ювенальной юстиции. При этом эксперты отмечают, что наблюдается конфликт внутреннего и международного законодательств. Отсутствует полное понимание и видение того, кто подходит на роль следователя по делам несовершеннолетних.

По мнению экспертного сообщества, следователями должны работать зрелые и опытные люди, которые сами являются родителями. Сегодня следователями, работающие с детьми-правонарушителями, являются начинающие служебную карьеру молодые выпускники Юридической академии или Академии МВД безо всякого профессионального и жизненного опыта.

Здесь следует заметить, что наличие хорошо подготовленных кадров превратилась в хроническую проблему в рядах МВД республики.

"Пока экономическая ситуация не стабилизируется в стране, нет необходимости вводить ювенальную юстицию. Просто рано" - так рассуждают многие сотрудники правоохранительных органов. Но страна тем временем теряет целое молодое поколение.

В 1990-е годы в Кыргызстане резко подскочило количество беспризорных, брошенных родителями на улицу детей. В нулевые годы в Кыргызстане был отмечен всплеск детской преступности. Если бы общество не отреагировало на это созданием частных приютов, а обычные граждане по собственной инициативе не стали бы помогать сиротам и брошенным детям, то сегодня государство могло получить практически полностью криминализированное общество, считают эксперты по защите прав детей, совершивших правонарушения. Но несмотря на искусственные или естественные препоны, по сравнению с тем же 2015 годом, среди сотрудников МВД и УВД сегодня заметны определенные сдвиги в понимании принципов ювенальной юстиции, назрело понимание необходимости перестраивать свою работу с несовершеннолетними.

Проблема кадровая. Как формально к работе подходят социальные службы

Сегодня социальные службы недостаточно продвинуты для реализации принципов ювенальной юстиции. Требуется повысить статус социальных работников в обществе в целом. За состояние и поведение детей отвечают территориально уполномоченные органы, органы по защите детей и семьи, но нет реальной службы, потому что уполномоченные лица не выполняют надлежащим образом свою работу, плохо знают свои обязанности, хотя по закону они являются субъектами уголовного права в судах.

Государственные чиновники нередко приходят в суд без полной информации о детях, не могут или не хотят их защищать. Часто проявляют безучастие и равнодушие к судьбам своих подопечных. При этом они жалуются, что получают по 5-6 тысяч сомов оклада, не имеют служебных машин и прочее.

Социальный работник в Кыргызстане не обладает правильным пониманием своей роли. Он проводит первичную профилактику с детьми, принадлежащими так называемой группе риска. Нормой стало, что соцработник загружен формальной писаниной и бюрократической работой, ему не остается сил и времени на настоящую работу с трудными подростками.

Ему приходится заниматься сочинительством о проделанной работе для отчетов Министерству образования и науки.

По мнению экспертов, на сегодняшний день Министерство образования само является примером формального подхода к работе с детьми, оно очень консервативно, не проводит реальных реформ в этой сфере. Так, в стране практически не проводится работы по профилактике детских правонарушений.

Основная забота взвалена на инспекторов по делам несовершеннолетних при МВД. Именно в школе должна проводиться первичная профилактика детских правонарушений. На сегодняшний день в средних школах сидят мультидисциплинарные команды из социального педагога, инспектора по делам несовершеннолетних, завуча по воспитательной работе и классного руководителя, которые совместно должны отвечать за такую работу. Абсурдность состояния дел заключается в том, что они пытаются скрыть негативные факты, происходящие в школе, боясь критики и возможного наказания со стороны вышестоящих инстанций.

Проблема заключается в том, что их наказывают за выявленные нарушения вместо того, чтобы обучать правильной превентивной работе. Таким образом старая советская карательная система превалирует над реальным обучением и воспитанием как среди школьников-подростков, так и их воспитателей и учителей.

Выше речь шла о первичном звене. Далее идет вторичное звено, когда малолетний подросток уже совершил правонарушение – подрался с кем-то, украл что-то и прочее. Он уже прошел через следствие и был приговорен судом на определенное наказание. Его ставят на учет в уголовно-исполнительную инспекцию Государственной службы исполнения наказаний по районам. Целью вторичной профилактики является помощь в решении его жизненных проблем, оказание содействия в окончании средней школы, помощь в примирении с родителями, решение различных социальных и правовых вопросов.

Здесь, по мнению экспертов, требуется более глубокая индивидуальная работа с подростком. Все действия должны быть направлены на предотвращение криминального рецидива.

Согласно принципам ювенальной юстиции в местах заключения должны работать на возврат малолетнего правонарушителя в нормальное общество, то есть дать образование, обучить профессии и подготовить к реинтеграции во взрослую жизнь.

Но на деле приходится наблюдать обратное, нередко речь идет об элементарном выживании в колонии или на зоне среди взрослых преступников. Дети находятся в хроническом стрессовом состоянии.

Они не знают, куда попадут дальше - во взрослую колонию, где криминальные авторитеты сломают их окончательно, или останутся в детской зоне.

На сегодняшний день в детской колонии практически отсутствует работа профессионального психолога, которому следует налаживать связь с семьей подростка, добиваться, чтобы семья навещала его в колонии. Здесь царит военный режим: мало воспитателей и много охраны. Все делается строем и по команде – маршем в школу, в столовую, в бараки. Если подросток хорошо себя ведет, то его оставляют в детской колонии, а если нет, то переводят во взрослую зону, что является сущим адом для них. А во взрослой колонии малолеток за сотрудничество, за подчинение режиму, примерное поведение, проявленное в детской колонии, жестоко наказывают: за то, что они там были "красными" и сотрудничали с администрацией.

Таким образом, дети в колонии оказываются в двойственном положении: они могут получить условно-досрочное освобождение, если сели за нетяжкую статью, тогда сроки сокращаются, или же переводятся во взрослую зону. Их судьбу решают чужие взрослые.

URL: https://kaktus.media/373929Копировать ссылку
Если вы обнаружили ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Спасибо!
Комментарии
дефолтная аватарка юзера
Комментарии от пользователей появляются на сайте только после проверки модератором.
Правила комментирования
На нашем сайте:
  • нельзя нецензурно выражаться
  • нельзя публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • нельзя угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • нельзя публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • нельзя публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • нельзя публиковать комментарии в транслите
  • нельзя выделять комментарии заглавным шрифтом
  • нельзя публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • нельзя писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "Кактус", "kaktus", "kaktus.media" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-издания
  • нельзя размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД