Вице-премьер - об "экономии" 1,3 млрд сомов на пособиях и решении проблем с суйунчу
KG

Вице-премьер - об "экономии" 1,3 млрд сомов на пособиях и решении проблем с суйунчу

Все самое интересное в Telegram
В интервью Kaktus.media вице-премьер-министр Алтынай Омурбекова рассказала, что происходит в сфере социальной защиты.

Пособия

- Минсоцразвития экономит средства не первый год, но в этом году цифра достигла 1,3 млрд сомов. Как так получилось?

- Проблема в прогнозировании. Возможно, был сделан поверхностный анализ о том, сколько будет получателей пособий в 2018 году. Министерство опирается на данные Нацстаткома. После изменений Закона "О государственных пособиях" предполагалось, что получателей пособий станет гораздо больше, поэтому министерство заложило большую сумму. Посчитали, что нуждающихся в социальной поддержке станет примерно полмиллиона. Хотя последние пять лет показывают, что количество получателей варьируется от 200 до 270 тыс. сомов.

- Что повлияло на то, что количество получателей не увеличилось?

- Если раньше пособия получали дети до 18 лет, то теперь до 16. Из перечня получателей пособий убрали опекунов, только семьи имеют право подавать. По определению понятия "опекун" предполагается, что эти люди достаточно состоятельные, чтобы содержать ребенка.

Если раньше соцработники выборочно проверяли 30% заявителей на пособия, то теперь проверяют все 100%.

Раньше люди обращались в айыл окмоту, а там комиссия утверждала, имеет право семья на пособие или нет.

- И раньше говорили о коррупции на этом уровне...

- По новому положению граждане обращаются в районное управление социального развития, сотрудники которого выезжают домой к заявителям и проводят обследование. Со слов сотрудников, выявляются факты, что у семьи есть скотина, они ранее скрывали какие-то данные о дополнительных доходах. Поэтому количество получателей осталось на том же уровне.

Таким образом, можно говорить не об экономии, а о неправильных расчетах.

- Но есть нарекания, что имеются неучтенные нуждающиеся.

- Поэтому теперь управление социального развития будет выезжать непосредственно в 453 айыл окмоту в неделю 1-2 раза. И все будут знать, что сотрудники появятся в айыл окмоту в какой-то определенный день, поэтому заявители будут знать, когда к ним придут на обследование. Таким образом, ответственность выше, потому что любые комиссии – это коллективная безответственность.

- Сумма командировочных потом не станет предметом обсуждения в парламенте?

- Думаю, нет. По нормативам командировочные внутри страны достаточно скромные.

- Как усилить учет тех, кому отказали в предоставлении пособий?

- Каждое отказное дело оформляется в папку, поэтому проверить, обоснованно или нет отказали в получении пособий, несложно. Есть отдел мониторинга в министерстве, который должен будет систематизировать этот процесс проверки.

- Куда направят непотраченные 1,3 млрд сомов?

- Так как это государственные средства, то по регламенту, наверное, будет какое-то перераспределение внутри бюджета.

- Расскажите об оплате услуг родителям детей с ОВЗ.

- Всего в стране 29,9 тыс. детей с ОВЗ. Согласно постановлению правительства, с 1 ноября 6 000 родителей детей с ограниченными возможностями здоровья будут получать зарплату, которая привязана к размеру минимальной потребительской корзины в 4 962 сома. Это будет зарплата персональному ассистенту, а не пособие. Родители зачастую остаются без пенсионного обеспечения. Сейчас они официально будут называться персональными ассистентами. Причем ими могут быть не только родители, но и бабушки или наемные люди. Государство предусматривает дополнительные расходы на социальное страхование сверх этих 4 962 сомов. В итоге ежегодные расходы бюджета составят 400 млн сомов на саму зарплату и еще на соцстрахование. Если потребительская корзина увеличится, то и зарплата персонального ассистента тоже.

- Почему именно 6 000?

- По данным медико-социальной экспертной комиссии (МСЭК), 6 000 детей требуется постоянный уход, как правило, первой группы инвалидности.

- Каким образом родители смогут получить деньги?

- Рассматривался вопрос приобретения индивидуального патента и страхового полиса, который будет стоить от 30 до 300 сомов в зависимости от региона.

- Можно ли сказать, что введение суйунчу как-то повлияло на уровень бедности?

- Нацстатком это не считает. Кроме того, на снижение бедности влияет много факторов, нельзя точно выделить, как именно повлияло суйунчу. Сейчас уровень крайней бедности – 0,8%. Уровень бедности – 25,4%. В любом случае эти деньги тратятся на семью.

- Почему получивших суйунчу почти в два раза меньше, чем рожденных?

- Потому что получение носит заявительный характер. Плюс многим кажется процедура получения сложной. Сначала мы довели срок получения до 7 дней, раньше было 2-3 месяца. Раньше Минсоцразвития рассматривало суйунчу как пособие, что вело за собой прохождение определенных процедур. Но по сути это единовременная выплата, подарок от государства.

Мы хотим, чтобы можно было получить суйунчу через ЗАГС при выдаче свидетельства о рождении.

То есть средства нужно будет провести через ГРС. Уже на этой неделе данный вопрос планируется решить. Это также будет стимулом для получения свидетельства о рождении. У нас еще есть дети, у которых нет никаких документов.

Конвенция по правам инвалидов

- Как продвигается принятие Конвенции по защите прав инвалидов?

- Она уже подана на ратификацию в Жогорку Кенеш. По старым расчетам, необходимо было 32 млрд сомов, чтобы выполнять условия конвенции. Мы пересчитали и выяснили, что цифры не такие страшные. Самые большие вложения потребуются на решение жилищного вопроса. Во-первых, не все ЛОВЗ нуждаются в жилье. Во-вторых, в течение 10 лет предполагается вопрос решить. Например, за счет квоты в многоэтажных домах, которые государство строит для госслужащих. Нужно внести изменения в Жилищный кодекс, над чем сейчас работает группа юристов. Никто не исключает того, что целенаправленно для инвалидов будут строить.

В любом случае ратификация конвенции – шаг вперед. Все-таки у нас 180 тыс. инвалидов.

Как вернуть детей в семьи?

- Уже много лет при поддержке донорских организаций проходит оптимизация детских домов и интернатов. Не кажется ли вам реформа неэффективной ввиду того, что количество детей, живущих вне семьи, не сокращается? У нас по-прежнему в интернатах социальных сирот в разы больше, чем детей без родителей.

- Процесс оптимизации начали в 2012 году. Государственные учреждения оптимизированы, почти пустующие интернаты перепрофилированы под детские центры, школы, сады. Например, в одном из детских домов в Джалал-Абаде было три сироты, у остальных были родители. При этом детей отдавали в детдом ради трехразового питания, занятий и прочего. Но помимо государственных учреждений у нас открываются частные.

Мы сначала хотели ввести мораторий на открытие интернатов. Обратившись в Минюст, выяснили, что такие частные детдома не регистрируются как интернатные учреждения, а берут лицензию Минобразования как центры развития. При этом они умалчивают, что там будет проживание. Открываются также интернаты религиозного толка. Сейчас юристы рассматривают вопрос о том, как закрыть правовые люфты. Если мы введем сейчас мораторий на открытие детских интернатных учреждений, то никто просто так не будет называться.

- Какие есть тогда альтернативные подходы, чтобы дети жили с родителями?

- У нас актуален только вопрос усыновления новорожденных, а детей постарше люди опасаются усыновлять. Мы разрабатываем положение о приемных семьях и программу поддержки нуждающихся семей. Люди же отдают своих детей не от хорошей жизни. Уезжая на заработки, детей оставляют родственникам, многих из них шпыняют, бьют, насилуют. Чтобы была какая-то заинтересованность, государство должно поддержать семьи, чтобы детей не отдавали в интернатные учреждения. Во-вторых, нужно развивать фостерные семьи (семья, куда дети отдаются на воспитание на время, пока родители находятся в трудной жизненной ситуации. Время, которое ребенок проведет в фостерной семье, зависит от того, насколько скоро стабилизируется ситуация в его родной семье. При этом государство фостерным семьям доплачивает. – Прим. Kaktus.media).

Плюс с некоторых пор в бюджете Минсоцразвития предусматривается 36 млн сомов на оплату услуг в рамках госсоцзаказа. На эти средства можно открыть дневной центр для детей, центр оказания помощи детям или пожилым. Сейчас работает примерно 20 таких проектов.

При этом в приоритете – сохранение в своей семье. Таким семьям должно помогать местное сообщество. Например, по действующему законодательству в МСУ нет профессиональных соцработников. То есть у местных органов самоуправления нет функции оказания соцуслуг. Есть сейчас два варианта: внести изменения в закон, чтобы добавить полномочия, либо делегировать функцию от государства и выделить ресурсы для этого.

Нужно, чтобы в каждом айыл окмоту появились социальные работники. Причем это должны быть не специалисты, которые занимаются всеми вопросами, а только мониторингом нуждающихся семей и оказанием комплексной поддержки.

Например, органы соцразвития составляют на такие семьи индивидуальный план по работе с семьей. Одним нужно в первую очередь решить вопросы занятости, другим - помочь с медобследованием. Этим сейчас занимаются. Чтобы это было эффективнее, нужно работать с семьями на уровне МСУ.

По данным на август при составлении статистики Минсоцразвития в отдельной графе указывается, сколько в том или ином районе детей мигрантов. По Кыргызстану сейчас 75 тыс. детей мигрантов. Отдельное выделение графы нужно для того, чтобы госслужбы мониторили семьи, постоянно приходили к ним домой, чтобы понять, в каких условиях дети мигрантов живут. Чтобы родственники, у которых сейчас живут дети мигрантов, понимали, что государство следит за их жизнью.

- Им наверняка нужны психологи.

- К сожалению, у нас нет пула квалифицированных психологов, хотя в каждой школе по штатному расписанию должность психолога предусмотрена. Но постепенно эту проблему надо решать.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек)
url: https://kaktus.media/381931