Почему продукты стоят так дорого (и чем занимается Минсельхоз)
KG

Почему продукты стоят так дорого (и чем занимается Минсельхоз)

Все самое интересное в Telegram

В студии Kaktus.media - министр сельского хозяйства Аскарбек Джаныбеков.

- Мы с вами встречаемся не в первый раз. В предыдущем интервью вы обещали мне, что дефицита товара осенью не будет. Должна признать, дефицита не было. Но цены такие, что порой…

- Кричи караул, да? В первую очередь продовольственная безопасность - это физическое наличие.

Второе - продовольственная безопасность обеспечивается за счет собственного производства и за счет импорта. В этом году показатели кардинально изменились. Несколько цифр. Если в прошлом году у нас обеспеченность собственной продовольственной пшеницей была на уровне 40%, сейчас мы уже на уровне 70%+. Если в прошлом году у нас по кормам (основной - это фураж и сено, грубые корма, сочные корма), то в этом году, учитывая урожай и год благоприятный, у нас увеличение ровно в два раза. По фуражу - 100% плюс возможность экспортировать. Как ячмень фуражный, так и зерно кукурузы, грубые корма. Теперь то, что касается сахара.

- Вопрос, который мы обсуждали летом. Три килограмма в одни руки продавали.

- И в то время, помните, я вам говорил: "Я был только что в супермаркете, там продают". Договор социальных цен работает и сегодня. Я буквально три дня назад был в "Каинды-Кант", еще раз посмотрел объемы, переработку, изучил проблемы. Мы очень хорошую такую мозговую атаку провели с руководством, с учредителями "Каинды-Кант", "Кошой". В этом году не менее 65% мы обеспечиваем себя сахаром белым собственного производства.

- А когда-то мы себя обеспечивали на 100% плюс продавали?

- Конечно. Это было не так давно, лет пять назад этот показатель был. Мы и это обсудили. В прошлом году если фермер продавал килограмм сахарной свеклы по 4 сома 20 тыйынов, то в этом году "Каинды-Кант" и "Кошой" принимают по 6 сомов 30 тыйынов. Урожай в этом году также высокий. Валовый объем произведенной сахарной свеклы тоже очень увеличился. Мы ожидаем, что на следующий год у нас будет, это примерные мои прогнозы, на 30-35% площадь под сахарной свеклой увеличена. Значит, соответственно, на такой же процент мы будем увеличивать свое собственное производство.

То, что касается покрытия недостающей части. В этом году, вы заметили, что летом мы очень неплохо отработали с обеспечением импорта. То есть вот здесь перед всеми компаниями, которые занимаются импортом сахара белого в Кыргызстан, мы вместе провели работу, которая дала возможность сгладить ценовые колебания. В то же время когда мы с вами говорили про сахар, он стоил 88-92 сома. Где-то в какой-то области он был короткое время 100 сомов. В то же время в Казахстане стоил $2, 130 сомов был в Узбекистане, в Таджикистане вообще заоблачные цены были. Я считаю, что принятие упреждающих мер дало возможность как в прошлом году, так и в этом году не допускать никаких колебаний.

- То есть цены этого года останутся, скорее всего, такими же и в следующем году? Или этого вы гарантировать не можете?

- Сахар, во-первых, биржевой продукт. Второе - пока мы сами себя на 100% не можем обеспечивать, мы зависим от ситуации и на внешних рынках. Так же? Но, тем не менее, есть рычаги, которые мы можем применять. Первое - это запрет экспорта. В этом году у нас это очень хорошо получилось. Мы закрыли экспорт, ни мешками, ни машинами абсолютно его не вывозили. И второе - обнуление ставки НДС при импорте сахара. Вот это все повлияло напрямую. И на растительное масло тоже, и на продовольственную пшеницу, и на корма мы обнулили ставку НДС и смогли плавно пройти без серьезных колебаний этот год.

- То есть мы с вами снова говорим о том, что товар будет, но цена неизвестна?

- Я думаю, серьезных колебаний по сахару не должно быть.

- Тоже запоминаем это обещание: сахар будет, серьезных колебаний в его стоимости - нет.

- Это не обещание, это прогноз.

- Хорошо, приняли вашу поправку. Прогноз - серьезных колебаний не будет. Давайте все же о мясе.

- Что вас интересует по мясу?

- Цена. К счастью, дефицита нет. Но цена такая, что я, представитель среднего класса, уже покупаю курицу, которая дешевле. Я представляю, как живут люди ниже среднего класса.

- Цены на продукты формируются не только исходя из ситуации на внутреннем рынке, но и на внешнем тоже. Как только цена на внешнем рынке становится выше, начинается вымывание данного продукта с рынка Кыргызстана.

То, что касается мяса. Надеюсь, мы закроем год обеспеченностью мясом разным собственного производства не менее 85%. Было 68-70%, а сейчас мы за 80% уже. Это дает возможность прогнозировать и влиять на цены тоже.

В Узбекистане цены выше, чем в Кыргызстане, поэтому Узбекистан заинтересован покупать из Кыргызстана. В Казахстане - то же самое. Мы очень маленький объем мяса экспортируем. Да, относительно большое поголовье сельскохозяйственных животных экспортируем. И основной рынок - это Узбекистан.

Думаю, серьезных изменений по цене не будет. Я так думаю, прогнозирую. Мы не можем сказать стопроцентно. Главное - иметь объемы собственного производства, над чем мы очень активно работаем. Очень большое количество высокопродуктивного поголовья входит сейчас в Кыргызстан. Заходят не просто, как раньше, - через границу, и заехали. Нет, именно мы прослеживаем все. Как только границу пересекают - сразу в карантинную зону, все требования ветеринарно-санитарного контроля соблюдают. Поэтому и по эпизоотической ситуации в целом по Кыргызстану мы уже очень серьезно смогли повлиять на это только за счет контроля экспорта сельхозживотных. Резюмируя, в прошлом году объем производства белого мяса, мяса птицы очень увеличился, потому что у нас в Кыргызстане в прошлом году мы открыли три птицефабрики. 30 птицефабрик открыто здесь, в Кыргызстане, которые занимаются производством мяса птицы. А два года назад мы были практически стопроцентно импортозависимыми. Мы импортировали более 55 тыс. тонн мяса птицы, из которых 38 тыс. оседало в Кыргызстане, мы их потребляли. Вот здесь я хотел бы сказать, что объемы производства собственного мяса увеличиваются, и, по крайней мере, у нас есть возможность влиять на цены.

- И еще одну дыру в бюджете семейном способно пробить растительное масло. В основном оно у нас импортное.

- Очень большой объем.

- Есть ли вообще перспективы, что когда-нибудь мы будем потреблять свое масло, а значит, оно будет дешевле?

- По физиологической норме в Кыргызстане мы должны потреблять, то есть мы потребляем в год 60 тыс. тонн масла растительного.

- Потребляем или должны потреблять?

- Нет, мы потребляем. Физиологическая норма есть, она фактически соответствует, вот этот объем и потребляем примерно. Плюс-минус 5 тыс. тонн где-то. А в прошлом году у нас показатель, помните, был от 12% до 18%. В этом году мы все пересчитываем, потому что мы в этом году еще и семена завезли, стараемся поддержать тех наших фермеров, которые занимаются выращиванием масличных культур. И сейчас еще на весну приготовили семена, будем раздавать. И мы, примерно, по итогам года будет более точная цифра, но мы в этом году на 30% уже вышли по растительному маслу.

Очень серьезная поддержка планируется за счет проекта кредитования агропромышленного комплекса, отдельный кластер - масло растительное, туда очень серьезная поддержка будет идти.

Только для того, чтобы загрузить наши производственные мощности по переработке растительного масла. Мощностей у нас достаточно. У нас сырья нет.

- Мы не выращиваем масличные культуры?

- Не то чтобы не выращиваем, у нас не хватает сырья. Поэтому мы сейчас стараемся заинтересовать фермеров, чтобы они выращивали масличные культуры.

- А есть у нас площади? Потому что у нас же еще нужно увеличивать под сахарную свеклу, под пшеницу. Если еще мы под подсолнечник будем отдавать…

- Структура посевных площадей будет изменяться. Серьезно будет меняться с каждым годом. Мы стараемся выстроить четкую систему обновления семян у каждого фермера. То есть фермер должен знать, понимать и делать это, что каждые три года, то есть на четвертый год, он должен менять имена. Это и есть в первую очередь стабильный урожай. Это и есть качественная продукция. Значит, мы в этом году значительно сократили площади под пшеницей, но увеличили на 165% объем производства. Площади должны сокращаться, урожайность должна расти. Везде, во всем мире такие урожаи, которые в Кыргызстане мы получали до последнего времени, давно никто не получает такие урожаи. Кратно больше получают. А это почему так происходит? Это, в первую очередь, семена, техника, технологии, наличие воды и так далее.

- С водой что? В самую первую нашу встречу мы говорили о заиленных каналах, о неправильном времени, о том, что все одновременно начинают поливать. Решили проблему с поливом?

- Я в прошлый раз говорил, помните, для меня было неожиданностью, когда фермеры Чуйской области пришли ко мне 14 мая и говорили о том, что вот они начинают подавать заявки. Так не должно быть. Что мы изменили? Во-первых, на этот год очень серьезные финансовые средства были выделены, и они освоены. Какой результат? В прошлом году в ноябре выделены были средства, и наши водники, и фермеры на местах начали проводить капитальный ремонт, подготовку оросительной сети к вегетации текущего, 2022 года. В общем, очень большой объем работ был выполнен. Мы все-таки вместе с фермерами смогли увеличить площади влагозарядкового полива, ввели понятие "зимний полив", и зимой заливали поля для того, чтобы накопить необходимый объем влаги на весенне-летний период. Это у нас хорошо получилось. И вот сейчас тоже, декабрь, а поливы идут.

На выделенные средства - 1,1 млрд сомов, это вместе со 100 млн с ноября 2021 года, на сегодня освоено почти 900 млн, если точнее, то 834 млн сомов, кажется. Что на это сделано? На это сделана такая работа: бетонных каналов отремонтировано более 200 км, забетонировано 26 км. На 736 км каналов, если мне память не изменяет, проведена механизированная очистка от заиления, камыша, зарослей. 115 насосных станций прошли капитальный ремонт. 55 новых агрегатов установлено. То есть очень много чего сделано. Потому что у нас и межхозяйственных каналов 5,8 тыс. км, 28 тыс. км у нас внутрихозяйственных каналов, очень много гидротехнических сооружений, гидропостов, насосных станций. То есть вкупе если все взять, чего мы добились, какой результат у нас есть? Мы смогли сократить потери при транспортировке воды на 10%. Если учитывать то, что мы из рек в наши ирригационные системы забираем порядка 5,5 млрд кубов воды, то представляете, какой объем дают эти 10%? Это 500 млн кубов воды. Мы смогли сократить потери за счет очистки. За счет ремонтов. Вот это все позволило. И это дало возможность увеличить объемы подачи воды на 20 лишним процентов. Вот мы сегодня подбиваем все данные, было сначала 18%, сейчас вот это все считаем - уже более 20%. Представляете, на 1/5 воды стало больше поддаваться.

Мы же сейчас должны очистить все каналы, отремонтировать. По плану, который мы утвердили, на 2025 год в итоге мы уже всю ирригационную сеть, которая есть на балансе Минсельхоза, мы ее почистим, приведем в порядок. Это даст возможность уже дальше минимум средств закладывать, вкладывать туда и иметь такой очень работоспособный ирригационный фонд, который у нас есть. Теперь задача стоит в другом. Вода есть, каналы почистили, но мы должны в первую очередь делать акцент на водосберегающие технологии. Это вот дождевальные машины, оборудование по капельному орошению, вот это все должно внедряться на очень серьезных, больших площадях. В этом году всего на это направлено 271 млн сомов. Под 6%, на семь лет, в лизинг вот это оборудование дается. Но это ничтожно мало средств. Мы стараемся, чтобы каждый фермер, который захочет это приобрести, он мог приобретать. Каждый фермер, который будет закладывать новые сады, он обязан будет использовать вот эти технологии. Обязан, я подчеркиваю. Не "хочу - не хочу", он обязан. Потому что поливать напуском или бороздками - это сейчас очень такая, можно сказать, технология, которая должна потихоньку уходить в прошлое.

- Раз уж мы заговорили о воде, то давайте поговорим о рыбе. Количество рыбы, по моему наблюдению потребительскому, растет. Что государство делает в этом направлении?

- Очень много проблем было вначале. Прямо когда в прошлом году мы начали поднимать вот этот вопрос, оказалось, что у нас регулирующих документов нет.

Сначала каждый начал вот просто брать землю в аренду в лесном хозяйстве, кому эти земли принадлежали, вместе с коллекторно-дренажной сетью, или другие водные источники, или пруды. Хаотично начали брать. И, не придерживаясь санитарных норм, начали заниматься производством рыбы, выращиванием рыбы. В прошлом году в декабре, в начале этого года мы уже получили очень серьезную проблему, когда начала массово болеть рыба. Это все результат того, что не регулировалась сама отрасль.

- То есть законодательной базы не было?

- Не было. Мы все проработали - и водники, и лесники, и рыбники, и земельники - все вместе разработали нормативно-правовые акты, которые уже приняты. Сегодня кыргызстанец, который хочет заниматься этим бизнесом, а он очень такой социальный, он может заниматься им и во дворе у себя, если он у него это позволяет, и на Токтогульском водохранилище. Сегодня это такой бизнес, который пропорционально вложениям дает и прибыль.

Показатели. В этом году у нас произведено было по состоянию на 1 ноября 324 тонны, кажется, рыбного корма в Кыргызстане. Открыты два завода. Раньше мы на 100% зависели от импортных кормов. То, что касается оплодотворенной икры, то же самое: мы очень большой объем импортировали. Потихонечку вот в этих направлениях решаются вопросы. И вот по проекту кредитования агропромышленного комплекса один кластер - кластер рыбы, на которой мы сейчас начинаем обращать очень серьезное внимание в вопросе финансовой поддержки. То есть наряду и с мукомолами, например, условно, или с мясным кластером рыбный кластер тоже будет иметь такие возможности. Почему? Мы по итогам девяти месяцев произвели на 1 200 тонн больше, чем в прошлом году за целый год. Сейчас как раз сезон идет, сейчас рыба уже будет выходить, объемы будут увеличиваться и продаж, и проданной рыбы, и произведенной рыбы, и потребленной рыбы. Хотел бы отметить, что за последние два-три года у нас объем производства рыбы и экспорт ежегодно кратно увеличиваются.

- Мы с вами правильно понимаем кратно - в разы?

- Да, не на проценты, а кратно, в два, два с половиной раза. Наши кыргызстанцы ощущают, мы же видим, сейчас практически везде рыба кыргызского производства. Она во всех пунктах общественного питания сейчас практически предлагается. И по качеству довольно-таки неплохая. Как экспортный продукт, я думаю, она имеет очень большие преимущества. Очень большие преимущества в перспективе. Потому что спрос на кыргызскую рыбу, на рыбу, произведенную в Кыргызстане, с каждым годом растет, и он будет расти. Потому что заинтересованных потребителей, покупателей очень много.

- Отлично. Мы с вами встречаемся в конце года, когда принято подводить итоги и строить планы на будущий год. Я сейчас их все запишу и потом буду в течение года с вас их спрашивать.

- Отлично. Это дисциплинирует.

В первую очередь то, что касается семян сельскохозяйственных культур. Не только на зерновые или на масличные культуры должно обращаться внимание. И другие сельскохозяйственные культуры мы тоже сейчас рассматриваем. Потому что каждое наше принятое решение, старание направляются на то, чтобы улучшить условия для фермеров. Доступность как ценовая, так и физическая должна быть здесь. Фермер не должен думать: "200 кг семенной пшеницы мне надо покупать в Казахстане". Нет, конечно же, она здесь должна быть. И вот эта система выращивания, обеспечения высококачественными семенами сейчас выстраивается. И 2023 год то же самое. Вот это 309-е постановление, трансформация малопродуктивных пастбищ, это все направлено на то, чтобы создать максимально условия для производства на внутреннем рынке качественных семян.

Второе - ирригация. Та работа, которая в этом году проведена, она будет увеличиваться, усиливаться. Почему? Кроме того что планируется выделение из бюджета миллиарда сомов на капитальный ремонт ирригационных сетей, уже подписано распоряжение о выделении 199 млн сомов на приобретение земснарядов, агрегатов-амфибий, которые в любое время при наличии воды или в бассейнах, или в водохранилищах, или в каналах все равно очистку ведут. На них мы планируем восемь единиц таких агрегатов купить. То, что касается технической оснащенности наших районных управлений рыбного хозяйства, сейчас активно ведем работу по покупке спецтехники для того, чтобы наши районные управления водного хозяйства на бюджетные средства сами выполняли хозспособом вот эту работу, а не подрядом. На подряд уходит очень много средств. Поэтому в этом плане ведется работа тоже.

Что касается лизинга техники. В целом в Кыргызстане через "Айыл Банк" дается в лизинг техника. Две цифры - 820 млн было освоено в 2020 году, 1,122 млрд - в 2021-м. И в этом году меня руководство "Айыл Банка" информировало, что более 3 млрд сомов уже на лизинг осваивается. То есть на следующий год именно сельскохозяйственная техника должна выдаваться в лизинг на условиях под 6% годовых на семь лет нашим фермерам, которые изъявят желание. Но для этого нужны средства. И мы сейчас активно работаем над тем, чтобы увеличить объем средств, которые на эту программу будут выделяться.

Что касается лизинга сельскохозяйственных животных. Желающих очень много. Потому что фермеры уже понимают, что с той Буренкой, которая у них во дворе стоит, они далеко не уедут. Поэтому вместо нее надо приобретать в лизинг высокопродуктивную корову или другое сельскохозяйственная животное, которое экономически будет выгодно. Поэтому мы внедрили проект лизинга, но, к сожалению, по объемам финансирования он не такой большой, потому что спрос сейчас просто колоссальный на высокопродуктивных сельскохозяйственных животных. Мы будем стараться вот эту проблему тоже решить.

То, что касается по всем позициям продовольственной безопасности. Президентом перед нами поставлена задача: к 2026 году по семи основным продуктам обеспечить собственное производство на 85%. Не менее 85%. И мы, я думаю, кроме яйца куриного и растительного масла, даже раньше придем к этим показателям.

Но мы не должны просто гнаться за объемами. В первую очередь мы должны обращать внимание на влияние нашей работы на окружающую среду. Первое, для этого мы должны создавать условия для внедрения новых технологий, новой техники с наименьшим выбросом в атмосферу. Мы в животноводстве должны внедрять новые технологии, которые могли бы без излишнего увеличения объемов выброса метана в атмосферу перерабатывать и применять органику у нас, в сельскохозяйственном производстве. То есть вот такие вопросы мы должны решать. Есть объем воды - да, хорошо. Но, применяя водосберегающие технологии, надо сделать так, чтобы этого объема воды хватало на очень большой объем площадей и своевременную подачу воды нашим растениям. Вот такие вопросы мы должны решать. Новые технологии должны быть.

Мы должны сегодня оцифровать весь наш фонд: земельный, животный, растительный, лесной, водный, ирригационный, на чем мы сейчас работаем. В принципе уже ирригационный фонд оцифрован. Практически лесной фонд тоже оцифрован у нас. Министерство сельского хозяйства - это не только картошка, мясо, пшеница и мука. Видите, очень много направлений мы ведем. И то, что в сегодняшнем составе Министерства сельского хозяйства объединены все департаменты, имеющие отношение к этой отрасли, это улучшило возможность принятия решений и исполнения их. Вот мы всегда говорим: изменение климата. Сельскохозяйственные направления, также и лесное хозяйство, и водное, и ирригационный фонд, водная служба, - их работа одинаково влияет на изменение климата. Лесное хозяйство - увеличение площадей зеленых насаждений. Ирригация - это увеличение водохранилищ, это тоже очень положительно влияет на изменение климата. Сельское хозяйство - то, что я говорил вам сейчас: используем мы старый трактор, вредные выхлопы которого попадают в атмосферу, или новые технологии, новый трактор, который дороже стоит, но в итоге экономическая эффективность и влияние на изменение климата тоже очень серьезные. Вот в этом плане очень большую и серьезную работу мы ведем, не разделяя - чтобы сохранить то, что у нас есть, улучшить и приумножить.

- И все же давайте спрогнозируем, что в конце 2023 года будет с ценами. Вот сейчас мы зафиксируем такие цены, запишем их, и в конце 2023 года мы с вами снова встретимся и сравним. Посмотрим, во-первых, будет ли физическая доступность всех этих продуктов, а во-вторых, ценовая политика, будут ли эти продукты доступны среднестатистической кыргызстанской семье.

- Среднестатистическая семья в Кыргызстане - это кто?

- Есть понятие нацстаткомовское - "среднестатистическая семья".

- Сколько процентов населения в селе живут? Мы говорим - 65%. Все каким-то образом имеют отношение к сельскому хозяйству.

- Абсолютно верно.

- Если его производство, его произведенная продукции будет дороже на рынке, у него доходы увеличиваются. Я вам в прошлый раз говорил - кто такие бишкекчане? Сегодня в Бишкеке живут по большей части наши кыргызстанцы, которые родились в регионах, приехали сюда, окончили учебу, женились, живут. Все-таки их кто поддерживает по большей части? Родители, родственники, которые в регионах. Так же? Мы не должны этого отрицать. То есть если там доходы увеличиваются, значит, здесь тоже доходная часть в семейных бюджетах части бишкекчан растет.

- В общем, прогнозировать физическую доступность вы готовы, а по цене - не готовы.

- Думаю, это не будет корректно. Потому что я не могу. Я руковожу отраслью не той, которая прогнозирует цены на рынке, нет.

Прямые эфиры Kaktus.media (38 статей)
Мобильное приложение для пап и мам. Как заниматься с самыми маленькими детьми
30 Декабря 2022, 17:25
Почему инклюзивное образование - это и про вашего ребенка тоже. Горячая дискуссия с МОиН
23 Декабря 2022, 21:05
Едете за границу? Как проверить, что у вас нет долгов перед государством
23 Декабря 2022, 09:00
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60.
url: https://kaktus.media/471902