"Уже все решено". Администрация президента поддерживает проект Надиры Нарматовой об НКО
KG

"Уже все решено". Администрация президента поддерживает проект Надиры Нарматовой об НКО

Все самое интересное в Telegram

Комитет Жогорку Кенеша по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту 23 января приступил к рассмотрению законопроекта о некоммерческих организациях во втором чтении.

Председатель комитета Чолпон Султанбекова сообщила, что 17 депутатов дали свои письменные предложения к законопроекту, но Кубанычбек Самаков позже свои предложения отозвал.

Депутат Гуля Кожокулова предложила снять вопрос с повестки дня, так как, по ее словам, в администрации президента якобы работает некая комиссия по данному проекту. Она предположила, что законопроект следует рассматривать после завершения работы комиссии.

Однако представитель администрации президента в парламенте Алмасбек Абытов ответил, что комиссия работает по другим направлениям и практически не касается проекта. Он отметил, что администрация президента поддерживает законопроект, разработанный группой депутатов во главе с Надирой Нарматовой, и попросил не снимать вопрос.

Султанбекова поставила на голосование предложение Кожокуловой, но члены комитета его не поддержали.

Кожокулова поинтересовалась у представителей Генеральной прокуратуры о том, какой состав у осуществления учредителем, руководителем, должностным лицом, представителем НКО, сопряженное с причинением значительного вреда правам и законным интересам граждан.

"Кто и как будет определять значительный вред правам и интересам граждан? Как он будет называться, исчисляться? Какая экспертиза будет определять значительный вред?" - уточнила депутат.

Замгенпрокурора Умуткан Конкубаева ответила, что в Уголовном кодексе определено, при каких случаях наступает значительный вред.

Кожокулова попросила перечислить эти основания. "Меня интересует не материальная сторона, а то, как написано в диспозиции статьи: вред правам и интересам граждан. В чем он будет выражаться? В чем значительный ущерб? Это расплывчатое понятие! Мы же с вами юристы и понимаем это. У нас экспертизы проводятся?" - переспросила Кожокулова.

"Никакая экспертиза не проводится. Там есть перечень, поэтому в экспертизе нет необходимости. Например, что может быть в значительном вреде? Если нарушаются конституционные права граждан", - сказала Конкубаева, а затем предложила перейти к другим вопросам, пока она подготовит ответ.

Депутат попросила ее подготовить ответ и на следующий вопрос. "Побуждение граждан к отказу от исполнения гражданских и служебных обязанностей. В чем будет выражаться это побуждение? Кто будет нести ответственность за это? А что если гражданин сам не исполняет свой служебный долг, он не будет сам нести ответственность? Это организация будет нести ответственность?" - поинтересовалась Кожокулова.

Также она сообщила, что в законопроект внесена новая статья 17-1. "Порядок введения реестра, в том числе требования состава содержащихся в нем сведений, устанавливается уполномоченным органом, то есть Министерством юстиции. Сведения, содержащиеся в реестре, размещаются в порядке, определенном на сайте через интернет и так далее. Сейчас эта статья получилась как инструкция: полностью ваши полномочия заменяются этой статьей. Вообще по практике, как проводить реестр, в какой форме, в каком формате, государственный орган вправе сам, на то есть подзаконные акты. Нужна в этой статье эта детализация?" - спросила депутат у представителей Минюста.

Заместитель министра Орозбек Сыдыков ответил, что это не детализация, а просто делегирование уполномоченному органу, "чтобы он принимал подзаконный акт, это такая практика нормотворчества".

Кожокулова также уточнила, какой инициативный аудит будет проводиться в некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного представительства.

Однако замглавы Минюста не смог дать четкого ответа, добавив, что в норме нет никакой детализации.

Кроме того, депутат напомнила, что в действующем законе об НКО четко прописано, что вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность некоммерческих организаций, а также вмешательство НКО в деятельность госорганов и должностных лиц не допускается.

"А сейчас пытаемся вмешаться. Это не противоречит принципам международного права? Мы же хотим написать закон такой, чтобы он четко функционировал не в ущерб нашему государству и народу. А сейчас что получается? Мы пишем какую-то инструкцию, где прописано, кто, что и как должен делать. Хотя есть Налоговый кодекс, государственные, контролирующие органы, у которых полномочий никто не отнимал. А мы им говорим: теперь вот так будете работать. Каждый шаг прописываем. А если будет отклонение? Поэтому я и просила снять вопрос с повестки, многие не изучили новую статью досконально. Это совершенно новая статья. <...> Я считаю это какой-то манипуляцией законотворчества, законодательной деятельностью. Давайте более ответственно подходить к вопросу", - заявила Кожокулова.

Депутат Дастан Бекешев поинтересовался у Сыдыкова его мнением о том, скажется ли негативно закон на НКО.

Замминистра ответил, что действующий закон, принятый в 1999 году, запрещает некоммерческим организациям вмешиваться в политику. По его словам, рассматриваемый законопроект лишь расширяет данное понятие. "Негативно не скажется", - добавил он.

"Например, руководитель одного из НКО скажет завтра о безопасности. Что тогда будет? Или выскажет свое мнение по законопроекту", - спросил Бекешев.

"Смотря про какой законопроект", - сказал Сыдыков.

"Вот видите, уже идет разграничение. Завтра же этот законопроект станет оружием. Уверен, он очень негативно скажется. НКО, может быть, не будут закрываться, но часть наших граждан останутся без работы потому, что многие проекты прикроются. Хорошо, мы хотим контролировать средства, поступающие из-за границы. Но само государство готово предоставить альтернативу и финансировать эти самые социальные проекты?" - спросил Бекешев.

Надира Нарматова заявила, что Кожокулова и Бекешев меняют тему, говоря, по ее мнению, совсем не о том. Она уверена, что с принятием закона НКО не будут закрываться, а будут продолжать работать по уставу, предварительно войдя в реестр.

"Значит, НКО просто так опасаются? Они обманывают, значит, или вы даете неверную информацию?" - уточнил Бекешев.

Нарматова ответила, что врут НКО, так как боятся выйти из тени и сдавать финансовые отчеты. Однако Бекешев ей напомнил, что они и сейчас отчитываются в государственных органах.

"Все и так понятно. К сожалению, у нас в парламенте умерла дискуссия. Есть ли вообще смысл что-то говорить? Даже такой вопрос возникает. Уже все решено. Но я предлагал убрать статьи из Уголовного кодекса. Такие же предложения подавали мои коллеги и даже члены комитета", - заявил депутат.

Кожокулова отметила, что уголовная ответственность вводится непонятно за что.

"Согласно закону об НПА, при изложении норм права следует избегать чрезмерно обобщенных и чрезмерно детализированных формулировок. А у нас, получается, чрезмерно детализировано. Давайте четко пропишем статью. В действующем законе все есть, не надо по новой думать, трактовать. Законотворчество - это не лишь бы написать и ужесточить. У нас и так достаточно жесткие законы, их просто надо правильно исполнять. Чья вина, что часть НКО не сдает отчеты? Контролирующих органов, Соцфонда, прокуратуры, которые должны были проверить надлежащим образом, составить акты, отреагировать. Если они не сдают отчеты, если скрывают, на это есть определенные предусмотренные функции. Поступления денег из-за рубежа тоже отслеживается финансовой разведкой, Нацбанком, коммерческими банками. Информацию всегда можно получить. Не вижу проблемы. Минюст четко ведет реестр. Все предусмотрено, оговорено. Сейчас уголовную ответственность вводим, не зная за что. Вначале, в первом чтении, позиция правоохранительных органов, Верховного суда, прокуратуры была совершенно другая. Я понимаю, что на них надавили, но не до такой же степени. Поэтому прошу к этому вопросу подойти более ответственно, а не от того, что кто-то преследует какой-то интерес. Мы все должны преследовать государственный интерес, права и свободы граждан", - обратилась Кожокулова к коллегам.

Однако члены комитета - Нурлан Азыгалиев, Джамиля Исаева, Нурбек Сыдыгалиев, Дастан Джумабеков, Чолпон Султанбекова, Жусупбек Коргонбай уулу, Чынгыз Ажибаев и Замирбек Мамасадыков - проголосовали за доработанный вариант проекта Надиры Нарматовой. Против выступила только Гуля Кожокулова.

Поправки в закон об НКО (166 статей)
"Иностранный агент" в США и "иностранный представитель" в КР. Что общего и в чем отличия
27 Февраля 2024, 14:50
Кто проголосовал против. Результаты голосования по закону об НКО
22 Февраля 2024, 11:08
Жогорку Кенеш одобрил законопроект об НКО во втором чтении
22 Февраля 2024, 10:58
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60.
url: https://kaktus.media/494409