Кыргызстан - парламентская республика (и что получилось на деле)
KG

Кыргызстан - парламентская республика (и что получилось на деле)

Исходя из плачевного результата президентства Акаева и Бакиева, временное правительство внесло на референдум 27 июня 2010 года проект Конституции, согласно которому Кыргызстан провозглашался парламентской республикой.

В комментарии к проекту говорилось, что премьер-министр, правительство станут персонально отвечать за ситуацию в стране, за социально-экономическое развитие и кадровую политику, что правительство будет отчитываться о работе перед Жогорку Кенешем, и если депутаты признают ее неудовлетворительной, то кабинет уйдет в отставку. Президенту отводилась роль независимого арбитра.

Что же получилось на деле? Уже в ходе создания первой парламентской коалиции, в которую вошли депутаты от СДПК, "Ата-Журта" и "Республики", стало ясно, что конструкция эта ненадежна и неустойчива. Яблоком раздора с первых же шагов стало распределение высших должностей в исполнительной и законодательной власти.

Практически никто не имел четкого представления, как действовать и поступать при новой форме правления, но все понимали: что бы там ни случилось, находясь в высоком руководящем кресле на пирамиде власти, не пропадешь. Вот и трактовали конституционные нормы в силу своего разумения и личной выгоды.

По пропорциональной системе

Мина замедленного действия была заложена в Конституции, принятой 8 ноября 2006 года и утвердившей выборы в Жогорку Кенеш по пропорциональной системе, проще говоря, по партийным спискам.

Авторы этого новшества убеждали, что оно даст мощный толчок созданию и развитию массовых партий, которые будут пользоваться всенародной поддержкой, а главное, положат конец бесконечным митингам, захватам объектов госвласти, организуемым сторонниками проигравшего кандидата. Эффективно действующая партийная система повысит политическую культуру, позволит ввести конкурентную борьбу в цивилизованное русло, поможет победить трайбализм, регионализм, клановость. Откроет более широкий доступ в парламент женщинам.

Действительно, обещанный бум создания политических партий произошел. Но и только. Причем большинство из них изначально были мертворожденными. Главной целью было воспользоваться моментом и прошмыгнуть в парламент. В списки ничем себя не проявивших, но находящихся на слуху партий стали проникать, невесть за какие заслуги, люди совершенно неизвестные широкой общественности, а то и откровенно одиозные.

За короткое время выборы депутатов по пропорциональной системе в наших условиях доказали свою полную несостоятельность. Ладно, нескончаемая фракционная борьба в стенах парламента, грызня и разборки между депутатами, коалиционные и фракционные размежевания. Это мелочи. Куда хуже, что назначение человека на солидную должность, требующую высокого профессионализма, немалого управленческого опыта, строгих морально-нравственных качеств, только за принадлежность к партии, победившей на очередных парламентских выборах в силу стечения обстоятельств, подтасовки результатов голосования или безразличия избирателей, - вопиющая нелепость и глупость. Руководящая роль некомпетентности, регионализма, клановости, чванства, взошедшей на пирамиду власти в силу партийного членства, обходится обществу слишком дорого.

Разве мало в республике примеров, когда к руководству министерствами, ведомствами, управлениями, департаментами, регионами и даже правительством приходили люди, образно говоря, ниоткуда и после явной и очевидной всем несостоятельности на посту уходили в никуда.

От подобной системы следует решительно избавляться. И чем скорее, тем лучше. Пусть каждый претендент сам лично доказывает свое право на место в парламенте. Жогорку Кенеш не то учреждение, куда можно загонять людей без разбору, посписочно, скопом. Хватит быть посмешищем перед честным миром.

Криминальный парламент

Далеки от мысли утверждать, что выборы парламента по мажоритарной системе - панацея. Но здесь, во-первых, существует хотя бы сито отбора с более мелкими ячейками, а во-вторых, в случае неудачи мы, избиратели, можем пенять только на себя, ну и еще на продажность и недобросовестность членов избирательных комиссий в центре и на местах.

Хотя объективность такова, что не было еще в короткой истории независимого Кыргызстана парламента, о котором можно говорить если и не с уважением, то хотя бы без налета негодования и брезгливости.

Пожалуй, не было у нас ни одного созыва, на депутатов которого не заводилось бы уголовных дел. Причем дел этих могло быть неизмеримо больше, не будь у "слуг народа" щита парламентской неприкосновенности, а в стенах Жогорку Кенеша непробиваемой круговой поруки.

Примеры? Их сколько угодно. Начнем с заседания Совета безопасности 19 декабря 1997 года. В его ходе генеральный прокурор Асанбек Шаршеналиев передал президенту список депутатов и госчиновников, замешанных в экономических преступлениях с 1994-го по июнь 1997 года. В списке значились 138 фамилий депутатов (из них десять - Жогорку Кенеша), на долю которых приходилось более 600 млн разворованных и разбазаренных сомов. Попутно заметим, что на долю десяти наибольших парламентариев пришлось 446,7 млн сомов ущерба. Украв больше всех, депутатский корпус возместил нанесенный урон в наименьшем размере - 10,3%. Как тут не повторить вслед за генпрокурором: с виду порядочные люди, а на поверку прожженные мошенники, воры и коррупционеры.

Шаршеналиев с горечью сетовал, что затяжная борьба его ведомства с Жогорку Кенешем пока не в пользу Генпрокуратуры.

Эти факты, а также участившиеся инциденты увода депутатов от уголовной ответственности за совершение криминальных деяний вызвали мощный всплеск публикаций в СМИ с требованием ограничить депутатскую неприкосновенность рамками приличия и разумных пределов, не делать из судебной власти посмешище, когда она совершенно бессильна и беспомощна перед депутатами от сельского до Жогорку Кенеша, уличенными в крупных хищениях, финансовых махинациях, злостном хулиганстве, уклонении от налогов или в коррупции.

После референдума 17 октября 1998 года соответствующая статья Конституции зазвучала так: "Депутат Законодательного собрания и депутат Собрания народных представителей в течение всего срока полномочий не может подвергаться преследованию или нести ответственность в связи с высказанным мнением или голосованием при осуществлении им депутатских полномочий".

С отменой депутатского иммунитета незамедлительно последовала серия арестов. За некоторыми захлопнулись решетчатые двери СИЗО. И тут забили тревогу сами нардепы. Посыпались обвинения в антиконституционности арестов, было высказано даже опасение, что, если дело будет продолжаться подобным образом, на тюремных нарах окажется полдепутатского корпуса.

2 февраля 2003 года последовал очередной референдум, принявший новую редакцию Конституции, возвратившую депутатскую неприкосновенность в прежнем объеме. Произошел откат от построения правого государства.

Доказательство тому - выступление генпрокурора Аиды Саляновой на международной конференции "Роль парламентаризма в продвижении государственной политики противодействия коррупции". Тогда она говорила, что в республике за последние два года в отношении госслужащих возбуждено 68 уголовных дел, из них 12 на депутатов Жогорку Кенеша.

Не потому ли именно в те годы в стенах парламента стало поветрием заступничество и поручительство за правонарушителей? Скажем, в 2005 году едва ли не половина законодателей ходатайствовала перед судебными органами разного уровня об изменении меры пресечения гражданам, задержанным по подозрению подчас в весьма серьезных преступлениях, вплоть до убийства. Тогда в печатных СМИ тоже было немало выступлений по этому поводу.

В связи с этим выскажем простенькую мысль. А почему бы нам не воспользоваться опытом цивилизованных стран? В Европе парламентский иммунитет, безусловно, существует. Но в крайне ограниченном виде. В одних случаях он не выходит за стены парламента, в других - распространяется только на деяния, связанные с законодательными и парламентскими полномочиями.

У нас же Конституция охраняет от правосудия народных избранников всех уровней независимо от того, замешаны ли они в злоупотреблениях служебным положением, хищениях, коррупции или даже в убийствах. От этого следует незамедлительно избавляться. Нужны разумные границы и мера во всем. Глядишь, и не так рьяно рвались бы в Жогорку и иные Кенеши рекруты криминалитета и прочие граждане с рыльцами в пушку.

Да и авторитета бы у отечественных парламентов прибавилось. Пока же он, этот пресловутый авторитет, даже по признанию самих отдельных депутатов, ниже плинтуса.

Халявщики с мандатами и привилегиями

В начале января 2005 года был принят Конституционный закон "О статусе депутата Жогорку Кенеша КР". Тем самым нардепы сняли сами с себя всякую ответственность за что-либо, зато сполна позаботились о собственных правах и привилегиях. И раньше не слишком сдерживавшие свои хватательные рефлексы, тут они распоясались во всю ширь своей халявной натуры.

Выступая на заседании ЖК 6 февраля 2006 года, президент Курманбек Бакиев отмечал, что пять лет назад содержание 105 депутатов обходилось госказне в 115 млн сомов. В 2005 году депутатов стало 75, а расходы на их содержание приблизились к 190 млн. На нынешний год вопрос о бюджете ЖК проведен, несмотря на требования гражданского общества, вообще за закрытыми дверями. Депутаты затребовали на свое существование уже более 300 млн сомов.

Несложно подсчитать, что в 2001 году содержание одного депутата обходилось стране в 1 млн 95 тыс. сомов в год. К 2005 году оно возросло до 2 млн 533 тыс. В 2006 году их аппетиты возросли уже до 4 млн, а спустя ряда лет, когда численность корпуса достигла 120 депутатов, безбедная жизнь каждого из них стала обходиться казне в 6 млн.

Право, с этим можно было как-то смириться, оправдать стремительно растущие на их прокорм расходы, если бы депутаты пеклись о государстве и избравшем их народе, разрабатывали и принимали актуальные и эффективно работающие законы. На всеобщую беду наши парламентарии с самого начала менее всего были настроены и готовы служить интересам тех, кто доверил им мандат депутата.

В сентябре 2012 года политик и финансист Акылбек Жапаров, отнюдь не понаслышке знающий кухню отечественного парламентаризма, в беседе с журналистом говорил, что за годы независимости республики в ЖК было принято 2 300 всевозможных законов. Они не анализируются, нередко противоречат друг другу, носят социально популистский характер. Весьма нелицеприятная оценка была дана и самим депутатам.

Вывод напрашивается один. Нынешняя система выборов ЖК и форма правления себя не оправдали. Настоятельно требуются полная гласность и прозрачность при утверждении бюджета на содержание парламента. При этом ни под каким предлогом нельзя отдавать его составление на откуп самим депутатам. Практика показывает, что дело это сколь ненадежное, столь и безнадежное. Без должного гражданского контроля за этими тратами с форменным беспределом в этой сфере никогда не покончить.

Референдум-2020? (12 статей)
Так какая форма правления позволит Кыргызстану построить светлое будущее?
14 Апреля 2020, 09:32
Парламентаризм или президентство. Какая форма правления лучше?
10 Апреля 2020, 09:45
Четыре референдума периода Аскара Акаева. Хотим повторения ситуации?
7 Апреля 2020, 11:37
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/410671