Чем запомнился Сооронбай Жээнбеков за полгода своего президентства? Плюсы и минусы
KG

Чем запомнился Сооронбай Жээнбеков за полгода своего президентства? Плюсы и минусы

24 ноября 2017 года состоялась инаугурация президента Сооронбая Жээнбекова. Уже полгода, как в Кыргызстане новый президент. Kaktus.media вспоминает, чем он запомнился за это время.

Мирная передача власти

Жээнбеков был кандидатом от партии СДПК, с которой его связывают долгие годы в политике. По сути, он ставленник бывшего президента Алмазбека Атамбаева, с чем связана мирная передача власти. Социал-демократы называют ее первой в истории независимого Кыргызстана, нивелируя достижения президента переходного периода Розы Отунбаевой, которая мирно передала бразды правления Атамбаеву в 2011 году. При ней, кстати, уголовные дела на главных конкурентов на выборах не заводили.

Личные качества

Жээнбеков не любит рассказывать о своей семье. Общественность мало что знает о его детях, супруге и других родственниках. Первая леди его не сопровождает в поездках. Еще он рано едет на работу, дорогу для проезда кортежа перекрывают примерно в 7:30-7:40.

Президент вообще не очень многословен даже на официальных мероприятиях. Да и в мероприятиях участвует редко. Говорит мало, по делу, никого не называет "дерьмократами", не рассказывает, откуда произошли кыргызы, в том числе главам других государств. Понятно, что публичные мероприятия не единственное, чем он занят, поэтому все больше интригует, что же происходит вне публичного пространства.

Родственные связи

Имя младшего брата президента - Асылбека Жээнбекова, бывшего спикера и депутата парламента, у всех на слуху. Жээнбеков-президент заявляет, что не позволит родственникам вмешиваться в его дела, но пока верится с трудом, что он так продержится до 2023 года. Все за этим с интересом наблюдают. Тем временем Асылбека Жээнбекова, тоже не очень многословного, причисляют к "серым кардиналам" парламента. С этим ничего не поделаешь. Даже если Жээнбеков-младший сдаст мандат, оппоненты все равно его будут называть "серым кардиналом".

Разлад с Атамбаевым

Это самое запоминающееся событие во время президентства Жээнбекова, превратившееся в сериал. После инаугурации все ждали, что президент, засучив рукава, начнет или рубить шашкой, или при каждом удобном случае говорить о заслугах Атамбаева. Ни того ни другого не случилось. В итоге политики и журналисты с ноября по март растерянно пожимали плечами: "А что делает президент? Не слышно, не видно".

Кажется, Жээнбеков ждал съезда СДПК, чтобы определиться, какое направление он выберет. Съезд же СДПК, где перед СМИ выступил председатель партии Алмазбек Атамбаев, оправдал ожидания журналистов - случился скандал. Атамбаев пожурил Жээнбекова, как младшего брата, за его кадровую политику, назвал ответственным за аварию на ТЭЦ, заявил, что Асылбек Жээнбеков должен сдать депутатский мандат. И потом пошло-поехало. Официально не комментируя лично сказанное на съезде СДПК, Жээнбеков, что называется, начал душить в объятиях атамбаевские кадры.

Чистка рядов

Традиционно каждый новый президент или премьер меняет ключевых руководителей, формируя команду лояльных к нему подчиненных. Жээнбеков - не исключение. Сделал он это не сразу после вступления в должность. Но довольно быстро вывел из игры генпрокурора Индиру Джолдубаеву, председателя ГКНБ Абдиля Сегизбаева, его заместителя Болота Суюмбаева, руководителя аппарата Фарида Ниязова, сменил кадры в Совете безопасности. Парламент, который де-юре имеет больше полномочий, чем президент, уже при Жээнбекове выразил вотум недоверия премьер-министру Сапару Исакову. С ним ушел и глава МВД Улан Исраилов - все эти лица входили в ближний круг Алмазбека Атамбаева.

При этом общественность ожидала, что на Джолдубаеву, Сегизбаева, как руководителей карательных госорганов, тут же заведут уголовные дела, поэтому до сих пор интересно, выехали ли они из страны, а если выехали, то вернулись ли. Уголовных дел на них не завели, поэтому и главные герои политскандалов атамбаевского правления публично Жээнбекова в давлении на оппонентов не обвиняют. И могут себе позволить свободно передвигаться по миру, в отличие от тех, кого они посадили за решетку.

Однако осталось ощущение, что этот вопрос находится не в правовом, а в политическом поле.

Пока из ближайшего окружения Атамбаева больше всех досталось Сапару Исакову. Сначала его демонстративно лишили должности, потом мурыжили в парламенте при рассмотрении вопроса по модернизации ТЭЦ, потаскали на допросы в ГКНБ, но дела все же не завели. В общем, держат на крючке.

Старые методы подконтрольных силовиков

Недоумение вызывает происходящее с уголовным делом Аскарбека Шадиева. Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело на депутата Жогорку Кенеша за злоупотребление должностным положением. Речь идет о деле по присвоению премии им. Ч. Айтматова в размере $30 тыс. летом 2017 года. Госорганы упорно отказываются признавать, что Шадиева нет в стране, его коллеги-депутаты как-то глупо отшучиваются. По неофициальным данным, он с начала мая за границей, предположительно в США. Скорее всего, правоохранители подождут, пока про скандал с ним забудут, и все спустят на тормозах. Это мы уже сто раз проходили. Силовики даже не говорят, его в розыск-то объявили или нет.

Кстати, Омурбек Бабанов, на которого повесили аж два уголовных дела, тоже в розыск не объявлен.

Еще случай из серии "мы не поняли, что это было" - скандал с бывшим заместителем таможенной службы Раимбеком Матраимовым. В кулуарах его называли коррупционером еще со времен президентства Курманбека Бакиева. То же шушуканье продолжилось и при президенте Алмазбеке Атамбаеве. Сам Матраимов заявил, что "помогал СДПК". Возможно, речь идет о президентских выборах - его даже называли каким-то дальним родственником Сооронбая Жээнбекова, но официально информацию не подтверждали. Только под конец шестилетнего срока правления Атамбаева вдруг (!) обнаружилось, что из-за Матраимова якобы много коррупции на таможни. Его уволили при Сапаре Исакове.

Ни уголовного дела не завели, ни о проверке по обвинению в коррупции не отчитались. Значит, не было отмашки из "Белого дома". Зато в правительстве бравировали, что после его увольнения доходы от таможни выросли в разы. После того как Жээнбеков с Атамбаевым стали фактически оппонентами, а Сапар Исаков покинул кабмин, Матраимов расправил плечи - подал в суд на правительство, желая восстановиться в должности. А где, спрашивается, проверка всех фактов коррупции на таможне и причастности к схемам Матраимова? Значит, отмашки из "Белого дома" в Генпрокуратуру не поступало, а проявлять самостоятельность там за десятилетия так и не научились.

В общем, все старые методы работы Генпрокуратуры и ГКНБ сильно набили оскомину, потому что напоминают работу при бывших президентах. Но команда главы государства ничего нового предложить не может - все-таки они выходцы из старой политэлиты, поэтому действуют как умеют.

Скандал с Воронцовой и Арабаевым - это и есть судебная реформа?

Вступив в должность, Жээнбеков переназначил заведующих отделами. Среди них и заведующего отделом судебной реформы и законности Манаса Арабаева. Предположим, о моральных и профессиональных качествах своего подчиненного Жээнбеков не знал.

В начале апреля разразился скандал, связанный с именем Манаса Арабаева - его назвали чиновником, который звонит председателям судов и оказывает на них давление. Один за другим политики озвучивали, что Арабаев и сотрудник ГКНБ Алмаз Маткасымов являются "кураторами" судебной системы. Подконтрольные президенту Генпрокуратура и ГКНБ упорно не хотели этот скандал замечать. Тогда уже гражданское общество принялось писать заявления с требованием провести проверку. Из Генпрокуратуры и АКС слали отписки для мусорной урны.

Арабаева уволили только месяц спустя. Аппарат президента причины увольнения не комментировал. При этом ни Генпрокуратура, ни ГКНБ перед общественностью не отчитались, проводилась ли проверка и какие у нее результаты. Скорее всего, ее провели, бывшая судья Оморова, которая озвучила имя Арабаева, наверняка от своих слов отказалась. Поэтому проверка с большей долей вероятности показала, что все хорошо.

Но надзорный орган трусливо молчит, иначе камни полетят в огород президента. Несмотря на публичные обвинения, на Арабаева уголовного дела не завели - просто молча убрали, пытаясь снять социальное напряжение. В общем, все как обычно. Но осадок остался. Так ли должна выглядеть заявленная борьба с коррупцией?

Еще один случай, оставивший осадок, - отбор в судьи Верховного суда. В декабре 2017 года Жээнбеков подписал указ о назначении судей Бишкекского городского суда. Среди пяти судей была Ирина Воронцова, которая является председателем горсуда. Назначение произошло, несмотря на скандальные судебные процессы, которые вела Воронцова, где невооруженным глазом были видны нарушения. Более того, оскандалившаяся судья решила пройти в Верховный суд и заседать там пожизненно. Глава государства предложил в числе прочих ее кандидатуру, которую рассматривал парламент 23 мая. В списке кандидатов был другой скандально известный судья - Айдарбек Алымкулов. Парламентарии вспомнили нарушения в делах, которые рассматривали судьи, их не пропустили в Верховный суд. Но сам факт, что эти кандидатуры предложил президент, ратующий за судебную реформу, вызывает недоумение.

Диссонанс же в том, что быть судьей Верховного суда у Воронцовой моральных качеств якобы нет, а для председательства в Бишкекском горсуде их хватает.

Что же с судебной реформой и борьбой с коррупцией?

Речь Сооронбая Жээнбекова на заседании Совета безопасности произвела фурор. Казалось, что сейчас будет такой удар по коррупционерам, что аж стены затрещат. С тех пор глава государства несколько раз вызывал генпрокурора, председателя ГКНБ и даже встречался с судьями Конституционной палаты. Все отчитывались о каких-то мерах по борьбе с коррупцией в своих рядах.

Прошло больше трех месяцев, а никто так и не услышал, что именно силовые структуры собираются делать, не говоря уже о том, чтобы изучить первые результаты.

По судебной реформе президент довольно четко расставил акценты 17 мая. Во-первых, система должна быть готова к тому, что с 1 января 2019 года вступят в силу несколько новых кодексов и законов. Во-вторых, судебные заседания и судебные решения должны быть открыты и прозрачны. В-третьих, необходимо усилить отбор судей, в том числе с помощью изучения деклараций о доходах и расходах. В-четвертых, он предложил задуматься о необходимости отмены приостановления уголовной ответственности по истечении срока давности уголовного дела. Полный список приоритетов здесь. Об отсутствии независимости судебной системы - главном биче нашего правосудия - говорилось немного.

Яблоко от яблони

Жээнбеков полжизни прожил в Советском Союзе, на этот период пришлось формирование его личности. Вторую половину жизни работал на госслужбе, которая представляет собой пережиток советского прошлого. Он разбирается в том, чему посвятил многие годы работы, - в развитии регионов, сельском хозяйстве и пр. Но его образ мышления таков, что инноваций от него ждать не приходится, не ждали этого и от его предшественника Атамбаева. И в этом бессмысленно их винить. И с этим ничего не поделаешь.

Способ выживания в политике, кажется, у действующего президента тоже схож с предшественниками, причем начиная с Аскара Акаева. А способ выживания прост - сформировать свою команду, сделать лояльным парламент, сформировать правительство с подконтрольным премьер-министром, обрушить адмресурс на оппонентов. При этом сделать это все руками лояльных людей, не замарав своего белого воротника. То, что происходит со скандалом вокруг ТЭЦ, - тому подтверждение. Информационная кампания, уголовные дела, прессинг ГКНБ, базарные крики депутатов ЖК - весь набор инструментов для давления на оппонентов присутствует.

При этом пошумели-пошумели, а наличие коррупции с момента аварии на ТЭЦ, случившейся пять месяцев назад, не доказали.

Самый цивилизованный способ найти коррупцию при модернизации ТЭЦ - международный аудит - политики сразу отвергли. Мол, денег нет. А тратить время всего госаппарата, который живет на средства налогоплательщиков, получается, можно. На это деньги есть.

И главное - юридически к президенту не подкопаешься. Он даже заявлений на тему коррупции на ТЭЦ не делал. Возможно, политики бы назвали это изящным ходом, но все всё поняли.

Дружит со СМИ. Пока

Жээнбеков отозвал требование о выплате компенсации в 5 млн сомов за моральный ущерб с журналиста Кабая Карабекова (будучи кандидатом в президенты, Жээнбеков подал в суд на Карабекова, потребовав неадекватно высокую сумму за ущерб своей репутации. - Прим. Kaktus.media).

Глава государства успел встретиться с 40 руководителями СМИ у себя в резиденции, чем немало удивил журналистов. Запомнился сдержанностью, лаконичными ответами, отсутствием резких выражений и настроем не воевать, как это происходило в последние годы при другом президенте.

Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/374848