Интервью с бывшим директором ТЭЦ об обидах, аварии и оборудовании
KG

Интервью с бывшим директором ТЭЦ об обидах, аварии и оборудовании

Скандал вокруг модернизации ТЭЦ Бишкека китайской компанией ТВЕА набирает обороты. Итоги депутатской комиссии, уголовные дела из-за аварии и ремонта теплоэлектроцентрали задевают многих известных политиков, топ-менеджеров в сфере энергетики.

Естественно, одним из тех, кто много знает и про ТЭЦ, и про модернизацию, и про аварию, является Нурлан Омуркул уулу - бывший директор ТЭЦ, занимавший этот пост с января 2017 года по 2 февраля 2018-го. Он отстранен от руководства на время следствия.

Kaktus.media переговорил с экс-директором ТЭЦ по поводу аварии и по модернизации ТЭЦ. А также узнал, почему межведомственная комиссия правительства не поинтересовалась мнением экс-директора ТЭЦ, когда искала виновных в январской аварии.

- Совсем недавно бывший премьер-министр Сапар Исаков обвинил вас в связях с депутатом ЖК Кожобеком Рыспаевым (СДПК). Как вы это прокомментируете?

- Меня не только с Рыспаевым связывали. Но и с Исхаком Масалиевым (другой депутат ЖК. - Прим. Kaktus.media) тоже. Когда меня вызывали, ставили конкретно вопрос об этом (следователи. - Прим. Kaktus.media), сколько раз я с ними встречался. Но я с ними не связывался. Я виделся с Рыспаевым на заседаниях комитета по работе, когда был директором ТЭЦ.

- Давайте тогда вернемся к закупкам для модернизации ТЭЦ. На заседании в ЖК нынешний директор вновь показывал комплект инструментов и транспортерную ленту за $600. Они действительно стоят этих денег? Это именно те инструменты, которые есть в списках оборудования? Как и кто закупал оборудование?

- Как проходили закупки, мы не знаем. Этим занимались, может быть, группа управления модернизацией (ГУМ) и китайская сторона. Я даже не уверен, что ГУМ занималась, которую возглавлял Темирлан Бримкулов.

- Оборудование только привозили и устанавливали?

- Да, нам привозили, и мы уже на месте видели, что это - насос, а это - трансформатор. Список оборудования появился только в конце прошлого года, кажется, 27 декабря. Еще в сентябре поступила команда от гендиректора ОАО "Электрические станции" (Узака Кадырбаева. - Прим. Kaktus.media) принимать все оборудование. Но в перечнях отсутствовали цены на оборудование. В бухгалтерском учете без цены ничего на учет не поставить. Что-то было поставлено на учет, а что-то нет. Мы уточняли цены, где-то мы получали информацию по ним, по некоторым позициям нет. Мы давали информацию, что цены завышены. Они исправляли это. Мы докладывали устно гендиректору "Электрических станций" про завышение цен и ставили вопрос. Мы все понимали, что за это кому-то надо будет отвечать. Кадырбаев сказал, что

работники ТЭЦ за цены не отвечают, а только за техническую часть. Насколько известно мне сейчас, информацию по ценам хотят свалить именно на работников ТЭЦ.

- Ну а плоскогубцы?

- Я, честно говоря, не ожидал, что будет такой резонанс. И именно после этого, по команде Айбека Калиева (глава Нацэнергохолдинга на тот момент. - Прим. Kaktus.media) и Кадырбаева, принято решение дополнить набор ключей транспортерной лентой, чтобы комплект стоил $600. Я потом смотрел документы, этот набор числится там под совершенно другим названием, и его цена $105. А этот купили на базаре.

- Китайская сторона предоставляла промежуточные отчеты по самой модернизации и по оборудованию, которое она поставляла на производство?

- Нам - нет, возможно, его получала ГУМ, ведь именно они руководили процессом. Ведь по контракту мы не могли напрямую общаться с ТВЕА, а только через ГУМ. Но я всегда обсуждал техническую часть модернизации с Темирланом Бримкуловым (руководитель ГУМ. - Прим. Kaktus.media), но не финансовую.

- В рамках модернизации ТЭЦ китайская сторона обещала провести обучение сотрудников ТЭЦ работе на современном оборудовании. Оно было?

- Не полностью. По контракту весь персонал, который связан с новыми энергоблоками, должен был пройти обучение - более сотни человек. Теоретическое обучение должно было проходить в Китае, а практическое - уже на самой ТЭЦ. На теорию съездила одна партия в 35 человек. А остальные теорию и практику проходили уже здесь.

- Какой срок гарантии на новое оборудование и на два новых энергоблока?

- Срок эксплуатации 30 лет, а гарантийный - два года. Первый год китайская сторона все обслуживает самостоятельно, а второй год они присматривают за местными специалистами. Если в этот период произойдет какая-либо поломка, то они ремонтируют за собственный счет. Гарантийный срок начинается с момента принятия акта о приеме работ. Его приняли в июле 2017 года.

- Как вы оцениваете качество оборудования, установленного на ТЭЦ?

- Ну, 30-летнюю гарантию я вам не могу дать. У проекта не было технико-экономического обоснования (ТЭО). По письмам можно проконтролировать, как поступали документы по ТЭО.

- Вас это не смущало?

- Смущало, я даже не подпускал к некоторым работам, потому что по правилам должны быть проекты. Но есть распоряжение правительства, которое разрешает параллельное проектирование. Поэтому мы были вынуждены допускать к работе группу модернизации. Персонал ТЭЦ не мог полноценно контролировать модернизацию без проекта, делали мы это постфактум.

- Ну совпадало хоть?

- Не всегда. Когда мы давали замечания, то они исправляли.

- Давайте вернемся к аварии. Она произошла в старой части ТЭЦ. Все ли инструкции по предотвращению ЧП соблюдались персоналом и вами в том числе?

- Когда произошла авария, по инструкции был создан штаб. По правилам его возглавляет гендиректор ОАО "Электрические станции" и, в данном случае, Узак Кадырбаев. Если бы штаб не создавали, то я бы руководил всем. Я бы не находился на месте ликвидации аварии, а где щит управления, и давал команды по ликвидации ЧП. Вообще этим должны заниматься главный инженер и его замы, потому что это полностью техническая часть. Я, как директор, должен курировать общие вопросы. Но Кадырбаев попросил меня находиться непосредственно там.

-Кто был главным инженером ТЭЦ в момент аварии?

- Нургазы Курманбеков. Он сам попросил меня о помощи в этот критический момент, и я начал по сути выполнять работу главного инженера. Кадырбаев сообщил мне, что создал штаб, и я занимался обеспечением и снабжением. Во время ликвидации аварии я находился там, в цехах.

- По инструкции вы все сделали правильно? Вы готовы отвечать за каждое ваше действие?

- Да. Моя обида в чем? Споры были в технических моментах, и они уточняются напрямую у первого заместителя директора ОАО "Электрические станции" (Бердибек Боркоев на тот момент был на этой должности. - Прим. Kaktus.media). Они все решали, а меня ставили в курс дела - поднять нагрузку, перекинуть оборудование. Они все решали. С 1 на 2 февраля авария была ликвидирована, и режим восстановили. А 2-го числа меня увольняют. При этом главный инженер остается на месте, а заместитель главного инженера становится директором (Андрей Воропаев. - Прим. Kaktus.media). Ни к кому претензий нет, кроме меня. Меня это сильно возмутило. Я выходил на связь с межведомственной комиссией, пытался переговорить с ними, но мне там сказали: "Не лезь, без тебя разберемся". В эту комиссию вошли главный инженер ТЭЦ, его замы, начальники смены ТЭЦ.

- С чем вы связываете тот факт, что вас просто отодвинули от расследования?

- Мне кажется, что они захотели восстановить все те старые схемы, которые работали на ТЭЦ до моего прихода - во время модернизации.

- Вы им мешали?

- Я многие бумаги не подписывал, если считал, что это незаконно. Меня не было в комиссии по приемке работ по итогам модернизации, в межведомственной комиссии меня не было. Когда я увидел итоги комиссии, то я понял, почему меня не стали приглашать. Те, кто напрямую должны были нести ответственность, включают в комиссию - главного инженера, замов, начальника отдела эксплуатации и других.

- У них была какая-то поддержка или "крыша"?

- Скажем так, за них кто-то замолвил слово. Я анализировал все происходящее. Ходят слухи о причастности Сапара Исакова, но лично я их подкрепить ничем не могу.

- На ТЭЦ Бишкека работает более 1,5 тыс. человек. Насколько штат укомплектован специалистами? Достаточно ли профессионалов?

- Очень не хватает теплотехников, которые бы обслуживали оборудование в котельных, дымное оборудование, химцех. В КТУ есть кафедра, выпускающая спецов, но их недостаточно. Курсов повышения квалификации нет с советского периода. Денег нет, хотя мы такие расходы всегда закладываем в бизнес-план.

- Вы говорили, что надо ремонтировать старые здания цехов ТЭЦ, ведь по техусловиям это обязательно. По бумагам ведь деньги были?

- Не было. Все происходило таким образом: с 2015 года в бизнес-план закладывались средства, но потом исключались. На одном из совещаний я слышал, что это команда была от Айбека Калиева (глава Нацэнергохолдинга на тот момент. - Прим. Kaktus.media) ради экономии средств. Калиев теоретик, а не производственник, наверное, подумал, что здание - это кабинеты, а не цеха. Но в 2017 году деньги все же выделили. Даже провели тендер, и письмо об этом пришло 17 ноября прошлого года, когда подготовка к ОЗП закончилась. Надо было в срок до 31 декабря успеть все застеклить, но подрядчик, отработав 1,5 месяца, отказался ремонтировать крышу и заниматься остеклением, потому что у них не было возможности проводить высотные работы. Самые тяжелые работы выполнять отказались.

- На модернизацию ТЭЦ претендовали три компании: китайские СМЕС и ТВЕА, а также российская "Интер РАО ЕЭС". Вы знакомились с предложениями всех компаний?

- Тогда я возглавлял котельные цеха на ТЭЦ и по работе знакомился с предложениями. Россияне предлагали поднять тарифы взамен новой ТЭЦ, но из-за этого отказались. Но с ними было бы работать легче, потому что у нас с ними единые стандарты. Что касается других китайцев, то они не проявляли активности особой. Были даже какие-то корейцы.

- Вопрос о химическом цехе ТЭЦ во время аварии поднимался отдельно. Вы говорили, что необходим новый цех при модернизации, но китайская сторона говорила, что старого будет достаточно. Почему вас не слушали?

- Мы напрямую с китайцами не говорили, только через ГУМ. Мы также отправляли письма о необходимости. В "Электрических станциях" проводили совещания и признавали тот факт, что химцех нужен. Но дальше разговоров дело не заходило. У меня на руках есть итоги 6-7 совещаний, где говорится о необходимости цеха.

Воды, которая поступает из старого химцеха, не хватало, особенно в зимний период, когда мы брали воду на отопление самой ТЭЦ для зданий и оборудования. Если нет крыши и окон, то как нам греть цеха?

- Если бы аварии не произошло, то новый химцех так бы и не стали строить?

- В этом году удалось решить вопрос. Вообще строительство и было запланировано на этот год. После прихода Узака Кадырбаева наконец-то удалось решить этот вопрос. Он нам сразу сказал, что дает добро, и действительно началось движение. Договоры и поставки заключались достаточно быстро.

- А что из себя будет представлять новый химцех?

- Это здание, где баки, насосы и цех будут рядом с новыми энергоблоками, и новый цех будет обеспечивать водой только их. Когда запрашивали паспортные данные старого химцеха и на его основе делали расчеты, не учли один момент, что его мощность уже не соответствует требованиям времени, и она должна быть больше.

- На ваш взгляд, комиссия ЖК сделала правильные выводы?

- Да, и самое главное, пусть разбирается следствие. По моему мнению, межведомственная комиссия только больше запутала вопрос с аварией. Они работали в другом направлении.

- А чем вы сейчас вообще занимаетесь?

- Пока идет следствие, я не могу работать, сижу дома.

Почему это важно

  • Разбирательства по поводу модернизации ТЭЦ все еще продолжаются.
  • Директор ТЭЦ обладает необходимой информацией.
  • Его мнение не учитывается комиссиями, поэтому важно дать ему слово.
  • Выяснение правды позволит избежать просчетов при реализации подобных проектов в будущем.
Авария и модернизация ТЭЦ (484 статьи)
Депутат: Дело по аварии на ТЭЦ будет пересмотрено?
21 Апреля 2021, 16:59
"Меня боятся". Сапар Исаков отреагировал на отказ пересматривать приговор по ТЭЦ
4 Марта 2021, 08:20
Сапар Исаков впервые за долгое время дал о себе знать: вспомнил о Матраимове и Жээнбекове
22 Февраля 2021, 19:03
Есть тема? Пишите Kaktus.media в Telegram и WhatsApp: +996 (700) 62 07 60(Бишкек) , +996 (558) 77 88 11(Ош)
url: https://kaktus.media/374401